Реновация
Реновация
Сергей Кайсин © ИА Красная весна

А здесь нечисто играют

В реновационных войнах в плен не берут, противоборствующие стороны используют все доступные им средства. Я далек от мысли обвинять кого-либо в тех или иных злодеяниях, речь совершенно не об этом. Дело в том, что у муниципальных депутатов и активистов, которые борются за сохранение благоприятной окружающей среды, кроме обостренного чувства справедливости и уверенности в своей правоте, по существу, других средств борьбы и нет.

Ко мне обратилась муниципальный депутат района Измайлово Надежда Загордан, также являющаяся членом окружной градостроительной комиссии ВАО при правительстве Москвы. Ей показались странными шесть тысяч подписей в поддержку сверхуплотнительного проекта реновации. Я не буду погружаться в детали самого проекта, они в целом везде одинаковы. Скажу лишь, что в конце 2019 года слушания всё же состоялись, принципиальных пожеланий жителей учтено не было, проект был представлен почти в изначальном виде. Эти 6 тысяч подписей интересны лишь тем, что в них просили увеличить плотность застройки.

Подробности читайте здесь: Скандальные слушания по застройке бывшего Черкизовского рынка перенесли

Загордан не графолог, а я не следователь, поэтому мы не будем утверждать, что подписи подделаны, и прочее из этой серии. Тем более, что столичные суды и городская прокуратура, не находят здесь уголовно наказуемых деяний, а чиновник, с формальной точки зрения, не обязан разбираться, какие подписи ему были представлены.

Но что-то же мы сделать можем? Да! Опросить людей, которые якобы высказались за проект. В один из воскресных дней, пока еще не нужно было самоизолироваться, мы обошли несколько домов и поговорили с людьми, якобы одобрившими проект застройки. О том, что из этого вышло, я и хочу рассказать. Лишь добавлю, что я просил людей показать паспорт, чтобы удостовериться, что разговариваю именно с тем, кем открывший дверь человек представился. Моя просьба находила понимание, поэтому я уверен, что разговаривал либо с владельцами, либо с зарегистрированными на данной жилплощади.

Измайлово
Измайлово
Svetlov Artem

День был чудесный, и многих мы попросту не застали дома, про тех же, с кем удалось пообщаться, сказать, что они были удивлены — это погрешить против истины. Удивление по мере того, как человек осознавал, о чём идет речь, в большинстве случаев сменялось негодованием. Так, в первой квартире и без того суровый мужчина в возрасте посуровел еще больше, когда узнал, что кто-то расписался за него, и не только не живущего в данной квартире, но даже не зарегистрированного в ней. Такой суровый мужчина нам попался только один, тем не менее изначальное благодушие людей быстро исчезало, как только они узнавали, что кто-то неведомый что-то там за них решил.

Хозяйка другой квартиры рассказала о том, что 24.10.19 ее мама ничего подписать не могла, поскольку умерла задолго до этого, сама она не просила московские власти построить в Измайлово побольше домов, а третий подписант из их квартиры — не то что не прописан, она даже не знает, кто это. В следующей квартире нас ждал ровно такой же результат, одна из подписанток умерла в 2015 году, а еще две персоны, высказавшие свой «одобрямс», хозяину квартиры неизвестны.

Читайте также: Жители района «Раменки» обвинили чиновников в фальсификации подписей

Еще одна квартира, и вновь та же история, человек умер лет десять назад, некие неизвестные хозяйке граждане, якобы проживающие под одной крышей с ней. Следующая квартира — с уже известной нам историей: муж открывшей нам дверь женщины умер 10 лет назад, еще один персонаж ей неизвестен.

Еще в одной квартире нас ждал сюрприз, здесь не оказалось мертвых душ. Зато в подписной лист были вписаны неверные инициалы женщины. Вы, видимо догадались уже? Верно, в общественных обсуждениях публичных слушаниях она участия не принимала. Снова та же история, неправильно вписано имя, хозяин квартиры ничего не подписывал.

Измайлово
Измайлово
Svetlov Artem

В следующей квартире с инициалами оказалось всё в порядке, только вот незадача, мужчина давно не собственник квартиры, а в слушаниях не мог принимать участия, поскольку является инвалидом-колясочником. Хозяин следующей квартиры с удивлением узнал, что на его жилплощади проживают неизвестные ему люди, а посмеялся над тем, что, в этот раз вписав его фамилию, не стали подделывать подпись, а накалякали свою. Сам он ни в чём не участвовал, а на просьбу прокомментировать ситуацию ответил «непереводимой игрой слов на местном диалекте с использованием идиоматических выражений».

Снова мертвые души, предыдущая хозяйка квартиры умерла в 2012 году, по причине чего в мероприятиях 2019 года участия принимать не могла. Нынешняя владелица квартиры также в слушаниях не участвовала. Получив таким образом максимально возможную палитру происходящего, мы решили закончить наш блиц-опрос.

Не буду лукавить, я хотел вживую увидеть людей, поговорить с ними и составить свое мнение о происходящем. Таким образом, обойдя с десяток квартир, столкнулся с удивительной ситуацией: там «мертвые души», в другом месте неизвестные владельцам квартир лица, которые проживают с ними на одной жилплощади. Чужие подписи, намеренно или по ошибке вписанные инициалы.

Можно ли говорить о том, что все шесть тысяч подписей такие же, судить об этом не возьмусь, и вдвойне не возьмусь, раз наши компетентные органы не видят в этом проблем. Я всего лишь рассказал о том, что увидел своими глазами. Если будет позволено, закончу еще одной киноцитатой. «А ля гер ком, а ля гер», с обществом ведут войну, и чем быстрее оно это осознает, тем больше останется шансов на спасение.