Кажется, что все уже знают все про коронавирус COVID-19. Сейчас этой информацией живет мир. Каждый день новые цифры — больные, погибшие. На самом деле Россия уже сталкивалась с такими ситуациями — например, пандемия свиного гриппа, объявленная ВОЗ в 2009 году: зараженных на территории РФ было более 26 тысяч, 600 из которых погибли, однако тогда вирус не достиг столицы. По официальным данным, в России на 22 марта выявлено 367 случаев заражения коронавирусом. Не так много, чтобы обьявлять карантин. Я живу в Петербурге и, выходя на улицу за продуктами, не наблюдаю никаких изменений — всё так же, как и было. Люди гуляют и наслаждаются весной. Однако есть те, кто не дожидается каких-либо официальных заявлений со стороны правительства и принимает меры уже сейчас. Наши сограждане, которые ввиду происходящих событий решили самоизолироваться у себя дома или по максимуму сократить контакты с окружающим миром.

Делают они это по разным причинам и соображениям. Многие беспокоятся за стареньких родственников, кто-то не хочет заболеть сам. Когда я готовил материал, успел составить какое-то представление, кто эти люди. В основном данный кластер людей составляют молодые, до 40 лет, женщины и девушки. Мужчин мало — наверное, это просто стечение обстоятельств, либо характерные черты полов — женщины более эмоционально реагируют на происходящее и из-за этого более осторожны. Самоизолировавшиеся — это те люди, которые пропустили через себя много информации, очень сознательно сформировали свое мнение по поводу событий и приняли решение, которое принял и я. Решение о самоизоляции давалось каждому из них по-разному, но все они нашли какие-то плюсы в нынешнем положении вещей — кто-то начал учиться готовить, навел порядок в квартире, начал учить языки или играть на гитаре.

Самоизолировавшиеся — это те, кто понял, что сейчас всё зависит от людей, от наших с вами коллективных действий. Есть такая штука — бросил мусор на землю и думаешь, что всё равно грязно, мой мусор хуже не сделает. И по такому же принципу — «я буду продолжать жить как раньше — не буду изменять своим привычкам, ведь так делают тысячи людей, ведь карантина нет», или «я не буду сидеть дома после поездки в Европу, ведь, наверное, так делают многие». Тут это не работает, один человек способен заразить десятки — все мы об этом уже читали, но лучше прочитать еще раз. Что касается пожилых, такое ощущение, что они просто игнорируют то, что происходит. Им как никогда нужна наша помощь и поддержка.

Общение с самоизолировавшимися через скайп оставило странное впечатление — чувство того, что мир уже не будет прежним, чувство абсолютной нереальности происходящего, как будто наступило то, чего ты никогда не ждал. До пандемии мы уже жили в электронном обществе, где всё случается в чатах и мессенджерах, а на улицах видишь лишь опущенные в телефоны лица прохожих — это уже своего рода изоляция. С приходом вируса люди стали еще дальше друг от друга.

Надеюсь, когда это закончится, мы все станем ценить живое общение и не упускать случаев встретиться вживую. Или, возможно, нам придется привыкать к новой реальности — когда мы видим лица близких нам людей на экране плоских и пыльных мониторов и не можем прикоснуться к ним?

Сергей Строителев © ИА REGNUM

Женя, студентка, 25 лет

Я самоизолировалась c прошлой субботы, хотела поехать на выставку в Стамбул, но всё отменилось в связи с происходящим. Поняла, что всё серьезно, когда на лекции не приехал преподаватель из Германии. Тогда была ужасная погода, и мы решили сходить на выставку, но нам сказали, что музей закрыт. И вот, с понедельника стабильно сижу дома. Иногда выхожу погулять и в магазины — люди стоят там, где солнышко. В магазины стараюсь ходить, когда там мало людей: в Москве люди до сих пор работают, поэтому это дневные часы.
Женя
Женя
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Я очень внимательно слежу за обстановкой в мире. Если честно, не верю ни в какие заговоры, в теории, что это вирус разработан Америкой — он, скорее всего, естественного происхождения. Пугает ситуация в Италии, особенно статистика, но там такие общительные люди, что немудрено, что вирус распространяется так быстро. Что касается меня лично, то, конечно, тяжело сидеть в четырех стенах. Очень не хватает живого общения и учебы. У меня много чего отменилось, в том числе семейная фотосъемка с бабушкой и дедушкой — их надо беречь. В общем-то, депрессии я не ощущаю, но тревога в теле есть, которую я пытаюсь снять занятиями йогой. Важно осознать, что по-другому сейчас никак.
Женя
Женя
Женя
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Женя
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Женя
Женя
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Для меня изоляция — знак солидарности со всеми, кто борется против эпидемии: врачами, волонтерами в России и заграницей, теми, кто сидит на карантине по приезде из поездок, и такими же, как я, «добровольцами». Мне не хочется быть в цепочке заболевших и заразить своих знакомых и родственников — важно осознавать степень опасности заболевания и перетерпеть сейчас этот период, в котором можно найти для себя много полезного.
Женя
Женя
Сергей Строителев © ИА REGNUM

Юля и Вероника, финансист, 42 года, и дочь 2,8 лет

Я сначала легко относилась к вирусу, легкомысленно даже. Была куча различной информации, абсолютно противоречивой. Проанализировав всё, устойчиво начала понимать, что это какое-то биологическое оружие, возможно, даже американское (смеется — прим. автора). Сейчас ни с кем стараемся не общаться. Уже две недели сидим дома — сначала выходили, но уже неделю дома. У ребенка всё ок — дома есть книжки, мультики, мама, но общения, занятий с другими детьми, конечно, не хватает. А мне лично очень не хватает моего фитнеса, понимаю, что заниматься можно дома, но это сложно. Еще я содержу двух собак в приюте, сейчас к ним не съездишь, а жаль. Было много общения с другими мамочками, этого тоже очень не хватает.
Юля и Вероника
Юля и Вероника
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Юля и Вероника
Юля и Вероника
Юля и Вероника
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Юля и Вероника
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Юля и Вероника
Юля и Вероника
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Хорошо, что можно проводить много времени с ребенком. Вот появились мысли пойти учиться онлайн на нутрициолога. По вечерам, когда на улицах безлюдно — я бегаю. Какой-то очень сильной тревоги у меня нет, однако я сильно беспокоюсь за пожилых родителей, за маму, которая почему-то не самоизолировалась, несмотря на то, что входит в группу риска, за папу, который вернулся с нынешней супругой из Парижа и сейчас сидит на карантине. На самом деле любой кризис — это даже хорошо, заставляет нас всех что-то менять, куда-то двигаться. Мы не можем повлиять на то, что происходит, зато можем помочь себе, своим родственникам, семье. Нам придется подстраиваться под новые реалии жизни.
Юля и Вероника
Юля и Вероника
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Юля и Вероника
Юля и Вероника
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Юля и Вероника
Юля и Вероника
Сергей Строителев © ИА REGNUM

Люда, юрист, 43 года

Я уже года три юрист-фрилансер, итак много работаю из дома, сейчас приходится работать дома всё время. Тем более суды в Москве закрыли до 10 апреля, работают только по срочным делам, в основном уголовным. Поэтому сейчас перерыв, а связь с клиентами — только по телефону.
Люда
Люда
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Самоизолировалась 11 марта. Мы так решили с родителями, там возраст более 70 лет и сопутствующие заболевания — сахарный диабет. Брат им закупил еду, чтобы они никуда сами не ходили, но всё-таки подозреваю, что мама выходит и общается с другими людьми, она не может по-другому, такой она человек. Более того, может сказать, что сидит дома, а сама выходит. Это, конечно, очень сильно беспокоит.
Люда
Люда
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Но сидение дома способствует новым свершениям, я стала больше готовить и следить за составом питания — винегрет или запеченные овощи, в суде обычная еда — бутерброд да кофе. Стала читать больше, из последнего — «Очерки» Шульгина. На самом деле я называю это «жизнь на паузе». Вот трачу деньги, отложенные на отпуск, но с новыми мыслями и идеями.
Вообще, я не паникер, отношусь философски к происходящему, однако категорически не готова потерять родителей. Вот если будут больницы переполнены — что им делать? А еще не уедешь, не полечишься где-то за рубежом — границы-то закрывают. Закрытие мира пугает именно с этой точки зрения — проблем со здоровьем у родителей.
Люда
Люда
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Иногда я всё же выхожу на улицу — погулять с собакой. Вы знаете, что в Италии владельцы собак — привилегированный класс, ведь им разрешают гулять с питомцем по 15 минут в день. Так что если объявят карантин — мой шпиц Юджин меня выручит с прогулками.
Люда
Люда
Люда
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Люда
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Уверена, что теперь нам надо будет учиться жить по-другому. А еще я не очень верю официальным цифрам России — думаю, что больных уже больше. Еще печально то, что люди не сидят в карантине — слышала такие истории, имею в виду тех, кто прилетает из опасных регионов — это очень безответственно по отношению к другим людям. Очень хотелось бы, чтобы мир вновь открылся.

Катя, курьер, няня, диджей, зарабатывает на клинических исследованиях, 33 года

Узнала про вирус в телеграме. Увидела, что происходит сначала в Китае, потом в Италии. У меня семья живет отдельно — родители в возрасте, и мы решили друг друга беречь. Кстати, боюсь, что я тоже в группе риска. У меня была серьезная пневмония, и в течение заболевания я ходила по грани. Я никуда не хожу, ездила только в одно место в прошлую субботу, купила еды на две недели.
Катя
Катя
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Я дома занимаюсь спортом — такое питание помогает восстановиться. Туалетную бумагу тоже купила, но не 100 рулонов, конечно. Но на самом деле, могу оправдать тех людей, которые закупаются по полной, если семья большая. Первые дни, когда самоизолировалась, были ощущения не очень — появилась психосоматика — температура до 37 поднялась от тревоги. На самом деле, чем больше читаешь новости, тем больше вопросов — начинаешь думать, какое у нас правительство, сможет ли оно позаботиться о тебе. Это добавляло тревоги, но сейчас, когда выработала план действий — немного успокоилась.
Катя
Катя
Сергей Строителев © ИА REGNUM
У меня есть большой запас книг, решила в ближайшие две недели не выходить. У меня так — один день физическая нагрузка, один день умственная — стараюсь учиться и тренироваться по составленному плану. Вот завтра буду учиться играть на гитаре, надеюсь, новости с вирусом меня не особо отвлекут. Хочется, чтобы поскорее появилась вакцина. У меня вот есть опыт в клинических испытаниях, и в благих целях я бы согласилась поучаствовать в испытании вакцины, но такие вещи должны очень хорошо оплачиваться государством.
Катя
Катя
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Катя
Катя
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Катя
Катя
Сергей Строителев © ИА REGNUM

Лиза, SMM-редактор, 35 лет

Самоизолировалась, так как у меня мама в группе риска, у нее гипертония, сахарный диабет. Боюсь за маму, так как могу быть источником болезни для нее. С приходом весны взяла абонемент на танцы, ездила в центр Москвы насыщать свой досуг, встречалась с друзьями. Сейчас всё это ушло. Жаль, потому что физическая активность дает энергию, а я не из тех, кто может самодисциплинироваться. Хорошо, что есть две работы, и я могу их выполнять удаленно.
Лиза
Лиза
Сергей Строителев © ИА REGNUM
С приходом вируса происходят открытия — я выяснила, что я паникер. В первые дни даже поплакала, прямо колбасило меня. Когда начинаешь понимать, что всё это реально, начинается тревога. Также моя работа связана с новостями, а следовательно, и с новостями о коронавирусе — это не добавляет спокойствия в жизнь. Смотрю сериалы, чтобы отвлечься.
Лиза
Лиза
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Поначалу, когда выходила в магазин, когда видела людей, идущих навстречу, переставала дышать — как будто какой-то рептильный мозг реагировал. Это прошло, но бесят люди, которые в сложившейся ситуации в той же Пятёрочке садятся друг другу на голову. Вроде надо быть жесткой и говорить о дистанции, но я так не могу. Купила вот водки — ее использую как дизенфектор, ну и по приходе из магазина совершаю все необходимые ритуалы — мою руки, ключи, обувь. Что касается происхождения вируса, то у меня не конспирологическое мышление: иногда самое простое объяснение — самое логичное.
Лиза
Лиза
Сергей Строителев © ИА REGNUM

Елена, занимается регистрацией лекарственных средств, 45 лет

Вот хотели поехать на каникулы в Питер из Москвы, но решили отменить, так как в Петербурге у меня живет мама, а она в группе риска — ей 76 лет, не хотелось бы ей что-то привезти. Подруга, которая тоже живет в Петербурге, закрылась. Также у дочери все вирусы переходят в бронхо-легочную форму, за нее тоже боюсь. Всё это привело к решению о самоизоляции.
Елена
Елена
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Елена
Елена
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Самое печальное во всей этой ситуации, что мы совсем не знаем, и от этого не понимаем, что происходит. Нет точной статистики. Также печалит, что нет каких-то дополнительных обследований, когда они требуются. Например, муж прилетел из необходимой командировки из Дели с температурой, а врач даже больничный не выписал. Думаю, что из-за предстоящего голосования не вводят ограничений — мы выросли в 90-е, мы сильно подозрительные. А не так давно я ехала в метро, напротив меня девушка сидела в соплях и с чемоданчиком, явно из Шереметьево. Интересно, почему она не на карантине?
Елена
Елена
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Во всякие заговоры я не верю, если честно — это очень удобный способ объяснения происходящего, ведь когда не понимаешь, что происходит, очень удобно найти врага и обвинить его — для обывателя это костыль, на который можно опереться. Я опасаюсь, конечно, но разумно, не впадаю в панику, запасов не делала. Нереально всё контролировать, если есть коронавирус, то все переболеют — наверное, нереально всем усидеть дома, если только не привяжут. А пока стараемся дома не печалиться — делаем генеральную уборку, танцуем иногда.
Елена
Елена
Сергей Строителев © ИА REGNUM

Светлана, преподаватель фотографии, 51 год

Сейчас чувствую очень сильную нервозность и панику у людей в сети, и отмечаю у себя. Вот ввязалась в какое-то обсуждение на фейсбуке по незначительному вопросу, раньше такого бы со мной не случилось. Кстати, прочитала, что сейчас учащаются случаи семейного насилия.
Светлана
Светлана
Сергей Строителев © ИА REGNUM
На самоизоляции я прибралась, наконец-то постирала шторы, увлеклась коллажем, сейчас нашлось время. Короче говоря, делаю то, до чего руки раньше не доходили. Вообще я оптимист, и очень сильно надеюсь, что со мной ничего плохого не случится. На фейсбуке я скрываю новости про коронавирус — очень сложно всё это читать и пропускать через себя. Я очень не хочу, чтобы что-то внутри меня поколебалось. Две недели срок самоизоляции — а дальше будем смотреть.
Светлана
Светлана
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Очень сильно беспокоит обвал рубля, наверное, больше других вопросов. В бытовых вопросах — привыкаешь постоянно мыть руки, если выходишь куда-то, используешь локти для кнопок и дверей. Вот купила салфетки для открывания дверей.
Светлана
Светлана
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Мы все сейчас смотрим на всё через призму коронавируса. Например, я сегодня смотрела оперу «Травиата» онлайн — там герои 50 человек, веселящиеся с вином и поющие о том, что жизнь коротка и надо радоваться и целоваться. «Человека-паука» тоже смотрела через призму событий. А еще я стала реагировать на кашель с экрана телевизора.
Светлана
Светлана
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Что касается теории заговора, то думаю, что подобный тип мышления основан на глубинном недоверии к миру. Поэтому простыми рациональными логическими объяснениями ничего не докажешь. Полагаю, что людей надо оставить в покое: пусть думают, что хотят. Думаю, что это просто очередные природные мутации, которые происходят с вирусами ежегодно. И эта мутация — особо опасная получилась.

Николай, IT-инженер, 43 года

Я очень не люблю работать на удаленке, так как отсутствует социализация, это очень важно. Сейчас работаю из дома, принял решение о самоизоляции. Вообще стоит отметить, что моя компания перешла на работу из дома, но самоизолировался я на пару дней раньше. Более того, у меня пожилая мама — ей 77 лет, и она входит в группу риска. Буду возить ей продукты. Это решение я принял, посмотрев на то, что происходит в мире и со своей социальной ответственностью.
Николай
Николай
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Николай
Николай
Николай
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Николай
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Николай
Николай
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Вообще такую ситуацию я вижу в первый раз, остальное как-то не сильно выделялось. Я нашему руководству не особо доверяю, но даже при условии, что официальная статистика верная, то всё равно необходимо самоизолироваться. Это, конечно, очень самонадеянно говорить, что мы выросли в 90-х и нас ничем не проймешь, однако если свести к минимуму риски, соблюдать гигиену и все правила, плюс самоизоляция, то, в принципе, считаю, что боятся нечего. В магазинах пока что всё есть, если будет паника — всё сметут, поэтому решили всё же прикупить макарон с тушенкой. В самоизоляции есть некоторые плюсы — время на дорогу не тратится, а еще я начал смотреть всякие онлайн-курсы, сидишь дома, смотришь по-царски.
Николай
Николай
Сергей Строителев © ИА REGNUM
Николай
Николай
Сергей Строителев © ИА REGNUM

Читайте ранее в этом сюжете: Велорикши: мир ночных псов