Николай Ломтев. Нагорная проповедь. 1841
Николай Ломтев. Нагорная проповедь. 1841

В память преподобного Иоанна Лествичника, память которого совершается сегодня, в воскресенье, 29 марта, на литургии читается Нагорная проповедь, заповеди блаженства:

«И следовало за Ним множество народа из Галилеи и Десятиградия, и Иерусалима, и Иудеи, и из-за Иордана. Увидев народ, Он взошел на гору; и, когда сел, приступили к Нему ученики Его. И Он, отверзши уста Свои, учил их, говоря: Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас».

Название «заповеди» не совсем подходит к тому, о чем здесь говорится. Невозможно заповедать быть счастливым, разве только в качестве пожелания «будьте счастливы». Но здесь даже такой призыв «быть» счастливыми отсутствует, счастливые люди просто перечисляются вместе с причинами, по которым они себя такими считают. Нынче по понятным причинам эти слова Христа большей частью понимаются так, что все здесь перечисленные — кроткие, милостивые и т. д. — получают какую-то надбавку в виде каких-то «блаженств», благодаря которым они затем наследуют землю, милуются, нарекаются сынами Божиими.

Иван Макаров. Нагорная проповедь
Иван Макаров. Нагорная проповедь

Слово «блаженный» сейчас малоупотребимо, стало устаревшим. Для религии такие слова особенно удобны, позволяя назначать им «духовные дары» без определенного содержания. Словом «блаженный» отмечают некоторых людей, не достигших, как считается, полноценной святости по разным причинам, но и заурядными молитвенниками, то есть «стадом пасомым», уже которых так просто не назвать, ибо заслужили большего. На современном же русском «блаженный» значит «счастливый», и, значит, тут перечислены люди, которые счастливы. Но не тем, что у них есть достаточное количество имущества, и не тем даже, что коллективный разум Церкви, состоящий в основном из архиереев, подумал, подумал и назначил им статус «блаженного». А тем, что знают о том, что их жизнь соответственна призванию человека, которое они исполняют без всякого принуждения, контроля, да и статус им задаром не сдался.

Заметим, что ни одно из перечисленных «блаженств», то есть состояний человека, когда он счастлив, не вытекает из того, что человек исполняет закон. Закон и не может принудить быть счастливым или указать путь к счастью. Но, напротив, ни одна черта не исчезает из закона именно благодаря тем людям, которых Христос сравнивает со светильниками, поставленными на подсвечнике, и городами на вершине холма, укрыть которые никак не получится. Люди смотрят на добрые дела, совершаемые ими, и прославляют Бога. Да и сейчас, разве люди в основном «исполняют» уголовный или административный кодексы тем, что не попадают под перечисленные там статьи нарушений из страха, что их накажут? Да нет, многим и в голову не придет нанести вред ближнему, кодексы эти в руках не держали, не собирались и изучать, никоим образом от писанных там статей не зависят.

В сегодняшнем же чтении Апостола, в послании Ефесянам Павел говорит о том же самом: «Вы были некогда тьма, а теперь свет в Господе: поступайте, как чада света, потому что плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине. Испытывайте, что благоугодно Богу». Переведено здесь довольно грубо, следует же понимать так: «Поступайте, как чада света — плод Духа ведь во всякой благости, праведности и истине — распознающие, что благоугодно Богу». Через свет испытывать и распознавать все поступки, а не через что-либо еще, закон в том числе. Определять соответствие тех или иных действий человеческому призванию — этому учит апостол. «Чада света, распознающие» правду и ложь через свет, по плодам, а не по писанному закону, не ошибутся в своих оценках.

Карл Генрих Блох. Нагорная проповедь. 1877
Карл Генрих Блох. Нагорная проповедь. 1877

Все, выявляемое как неправда, истинно таким видится лишь через свет, говорит Павел очевидное. Законом же можно, как мы все знаем и научены тому самой жизнью, манипулировать настолько изощренно, что невиновный скорее понесет наказание, а преступник окажется со всех сторон чистым. А потом останется негодовать и возмущаться: да как же так вышло? Вот так и вышло, закон всего лишь применили во всей строгости. Очевидно несправедливое в преломлении закона может выйти образцом добродетели, а честность осудиться как нарушение. В «хороших руках» закон чудеса творит, и если блюстителем закона окажется человек бесчестный, то закон без всяких помех поможет ему творить неправду.

Если по закону можно осудить невиновного, то закон не выполняет своих функций и должен быть отменен. Поэтому Христос не переписывает закон, поставляя новый, «лучший», а обращается к здравому смыслу, к «свету», который, конечно, не поток фотонов, а ясность сознания. В другом месте, чуть далее, в той же Нагорной проповеди, об этом и говорит — «если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?». Имеющие чистый взгляд на природу вещей поистине счастливы, ибо им открыто и прошлое, и будущее, и не пугает настоящее, в котором они исполняют приближение вечного.