В четверг, 5 марта, в Российской государственной библиотеке для молодежи прошла очередная дискуссия о том, каков в России уровень семейно-бытового насилия и будет ли принят соответствующий закон о его профилактике. Забегая вперед, скажу, что ничего нового услышать не удалось, разве что в этот раз речь пойдет не о феминистках и ЛГБТК+, а куда более прозаичных составляющих процесса, а именно о деньгах.

Встреча в Российской государственной библиотеке
Встреча в Российской государственной библиотеке
Игорь Свирин © ИА REGNUM

Начну с депутата Госдумы от Саратовской области, члена партии «Единая Россия» Татьяны Касаевой. Может быть, кому-то из присутствующих в зале мадам депутат и раскрыла суть СБН, а как по мне, то ее нескончаемый и несвязный монолог свелся ровно к двум вещам. Дама обещала раскрыть суть новации, одним из соавторов которой она является, но, увы, так и не смогла к этой самой сути перейти. И активно агитировала общественность оказывать давление на депутатский корпус и власть, чтобы данный законопроект был все же принят.

В российском парламенте, что называется, зная друг друга не понаслышке, депутаты не зря строго отмеряют время на выступления коллег. Здесь же модераторы совершили стратегическую ошибку и не задали парламентарию строгих временных рамок, чем госпожа Касаева воспользовалась по полной. Еще раз повторю, что ею неоднократно было обещано объяснить собравшимся законопроект и развеять окружающие его мифы. Ни того, ни другого, увы, прояснить не удалось — парламентарий постоянно на что-то отвлекалась, и пояснения срывались.

В целом депутат отняла у собравшихся чуть меньше половины отведенного на все мероприятие время, да и в целом утомила слушателей. Единственно чем подобная разговорчивость оказалась полезной, это тем, что в течение своего бессвязного монолога депутат Касаева неоднократно призывала собравшихся включиться в борьбу за то, чтобы законопроект о СБН был непременно принят. В свою очередь, подобная настойчивость заставляет предположить, что сами лоббисты СБН отнюдь не уверены в том, что он будут принят.

Однако это всего лишь мнение отдельно взятого наблюдателя, а есть факты, с которыми не поспоришь. Сложно, например, спорить с проведенным в январе агентством АКСИО опросом и, признаться, не абы каким — «на полторы тысячи по телефону». Было опрошено 31 407 человек, и 31 405 анкет приняты в обработку. Вот тут-то и выяснилось, что в подавляющем большинстве наш народ с насилием не сталкивается и совершенно точно не понимает, что за новые виды насилия ему предлагают «профилактировать». А кроме того, в подавляющем большинстве не считает, что нам нужен еще один закон на семейно-бытовую тему.

Подробности читайте здесь: АКСИО-9. Об одном известном законопроекте

И здесь: АКСИО-9. Об одном известном законопроекте. Развязка

Любому очевидно, что сторонники СБН, пусть и не признавая результатов подобного плебисцита, не могут не понимать его значения, да и своя социология у них наверняка есть. Отсюда и все эти призывы, мол, поддержите нас, пока абьюзеры не изничтожили всех русских женщин.

Также хотел бы обратить внимание читателей на блогершу Лесю Рябцеву, очень активно продекламировавшую нечто в стиле рэп. Не являясь поклонником данного музыкально стиля, признаюсь, что не смог разобрать некоторые моменты. Но то, что понял, постараюсь передать. Я ни в коей мере не намерен смеяться или издеваться над блогершей Рябцевой. Во-первых, она сама не только рассказывает о себе подобные вещи, но и настаивает на их публичном обсуждении, а во-вторых, ее монолог позволит нам зафиксировать вещи, от обсуждения которых активно уклоняются сторонники СБН.

Встреча в Российской государственной библиотеке
Встреча в Российской государственной библиотеке
Игорь Свирин © ИА REGNUM

Не вдаваясь в излишнюю детализацию, дело выглядело так. У родителей Леси жизнь не задалась: скандалы, драки и прочие сопутствующие несчастливого союза, при этом мать всегда возвращалась к отцу. Госпожа Рябцева усвоила соответствующую ролевую модель и теперь проживает соответствующую несчастливую жизнь. Проблемы с мужчинами, да еще кто-то из ее начальников оказался абьюзером, но главное во всем спиче заключается в том, что раз усвоенное в семье является чем-то неизменным и потом влияет на всю оставшуюся жизнь человека.

Глупо и безответственно отрицать сказанное, но, право, госпожа Рябцева, мы не в лесу живем — нас окружают родственники, друзья, соседи, мы что-то узнаем из СМИ и прекрасно понимаем, что, несмотря на важность семьи в детстве, люди только лишь этим не детерминированы. Перестаньте отдельные несчастные случаи выдавать за общее и тем более — не имеющее альтернативы. Не навязывайте нам несуществующую безысходность.

Закончу свой рассказ на пошлой и скучной ноте, то есть с чего и начал, а именно — о деньгах. Не буду перечислять всех тех представителей НКО, которые кляли на чем свет стоит государство и уповали лишь на гражданскую инициативу. Которую — удивительное дело! — должно спонсировать это ужасное государство, а кроме того — еще и освободить от какого-либо контроля со своей стороны.

Обращу лишь внимание читателей ИА REGNUM из Дагестана на адвоката Софью Рубасскую, которая возглавляет комиссию по правам человека в постоянном представительстве республики Дагестан при президенте РФ, и перейду к наиболее типичным, я бы сказал, модельным представителям НКО.

Госпожа Рубасская, очевидно, осведомлена о том, что такое истинные — а не как в «отсталой Московии» — права человека, видимо, поэтому проявляла активное недовольство опубликованным на сайте Совфеда законопроектом и требовала принятия СБН в его вышедшей из-под пера феминисток наиболее радикальной редакции. Собственно, дама и запомнилась тем, что по роду своей основной и общественной деятельности должна бы понимать эфемерность многих положений СБН, однако ее это совершенно не смущало. Я не берусь судить о том, чем вызвана именно такая позиция адвоката Рубасской, лишь отмечу, что, по всей видимости, других правозащитников в Дагестане нет.

Тут необходимо сделать короткое отступление. Со времен президентства господина Медведева не стихает дискуссия о государственно-частном партнерстве. Мол, государство ужасное, неповоротливое, а потому помочь никому не может. Зато у нас есть НКО, волонтеры которых и так людям помогают. Давайте же их укрепим, разгоним все эти собесы, а деньги передадим НКО. И тут, по мысли авторов идеи, что называется, «запляшут лес и горы», воодушевленные финансово волонтеры будут, как в случае с СБН, открывать убежища, еще активнее профилактировать новые и пока еще экзотические для нас виды насилия. А другие будут заниматься прочими социально полезными делами, следить за тем, как детей воспитываем, и прочим подобным.

Дмитрий Медведев
Дмитрий Медведев
Kremlin.ru

Поэтому занятая членом президиума МРОО «Союз отцов» Павлом Склянчуком якобы центристская позиция не просто не уникальна, а скорее даже типична для подвизающихся на ниве соцуслуг НКО. Типична настолько, что нечто подобное мы уже слышали еще в 2016 году, на круглом столе «Социальное партнерство между бизнесом, властью и НКО», организованным фондом «Отцовство», который, собственно, и создал МРОО «Союз отцов».

Хотя в этот раз и монолог, и участие в дискуссии одного из «отцов» значительно отличались от делаемых ранее заявлений. Господин Склянчук выражал непоколебимую уверенность в том, что столь нужный закон не будет принят, и сильно по этому поводу сокрушался.

Кроме того, член «Союза отцов» выражал полное неверие в государство как стража и защитника всех тех, кому требуется помощь. А свои упования в столь нелегком деле возлагал, как, впрочем, и другие участники дискуссии, на гражданское общество. А НКО в таком случае, видимо, являются его авангардом. Российское государство вновь выходило этаким монстром, от которого всего-то и нужно, чтобы выделили бюджеты, приняли удобные законы типа СБН и оставили гражданское общество в покое, дальше оно само справится.

Выступление господина Склянчука настолько модельно, что не буду утомлять читателя подобного рода высказываниями представителей других НКО. По поводу услышанного и увиденного на лектории возник ряд вопросов, которые хотелось бы задать и попытаться на них ответить.

Встреча в Российской государственной библиотеке
Встреча в Российской государственной библиотеке
Игорь Свирин © ИА REGNUM

Не вызывает никаких сомнений, что читатели ИА REGNUM против какого-либо насилия, тем более в семье, по отношению к женщинам и детям. Также не вызывает сомнений и то, что многим волонтерским организациям приходится работать с крайне тяжелыми конфликтными ситуациями.

Вот только получается так, что нашу страну буквально захлестнула волна жестокости и насилия. Поскольку речь идет о политическом споре, не буду обсуждать этическое содержание воплей «ужас-ужас», не на научной конференции, чай. Хотят люди говорить только о вопиюще изуверских случаях насилия, так пусть говорят себе. Только, как было показано выше, в реальности, как бы цинично это ни звучало, с ним сталкиваются считаные единицы. Но на этом ведь серьезных денег не заработаешь? Так давайте придумаем экономическое насилие и будем воспитывать за государственный счет отцов и матерей, лишивших чадо похода на дискотеку вместо подготовки к экзамену.

Также категорически невозможно принять навязываемую пропагандистскую модель, что государство ни на что не способно, и спасение — в руках гражданского общества. Государство давно перестало быть социальным. Так давайте бороться за то, чтобы оно таковым стало. И, став по-настоящему социальным, конкурировало с НКО в помощи гражданам, и да победит сильнейший. Вот только такая модель рушит очень лакомую схему с ГЧП.

Баррикады перед Белым домом. Москва. 1991
Баррикады перед Белым домом. Москва. 1991

Как признают многие юристы, российское законодательство является одним из самых прогрессивных в данной сфере. Но, как зачастую случается, прекрасные законы не исполняются. Так, может, всем гражданским обществом навалимся на власть и заставим исполнять законы? Опять мимо! Сформирован рынок социальных услуг, и, при всей самоотверженности отдельных волонтеров, это именно рынок, на котором продаются услуги и зарабатываются не такие уж и малые деньги. Гляньте на Европу, и все сразу станет ясно.

И последнее, на чем хотелось бы остановиться — на перспективах, которые нас ждут. Очевидно, что государство в своем стремлении отказаться от каких бы то ни было социальных обязательств перед гражданами неизбежно придет к схеме ГЧП. Немного и осталось-то, докоммерциализировать образование и дооптимизировать здравоохранение, а там единственное, что останется — сбросить с себя социалку. Только вот некоторым совсем уж невтерпёж, и они всячески стараются ускорить процесс. Вопрос о том, зачем нам, гражданам, будет нужно подобное государство, скорее из разряда риторических.