Мнение, что в России к среднему классу относится 70% населения, высказал президент РФ Владимир Путин в интервью ТАСС. Глава государства сослался при этом на методику определения среднего класса от Всемирного банка, согласно которой к среднему классу относятся те, чей доход в полтора раза превышает МРОТ. Таким образом, в «средний класс» попали люди, имеющие доход 17 тысяч рублей в месяц.

Это заявление президента РФ вызвало бурное обсуждение в сети, новость в Яндексе набрала 2,5 тысячи комментариев. В лучшем случае пользователи недоумевают.

Прежде всего комментаторы указывают на то, что механическое умножение МРОТ на 1,5 не дает адекватной картины финансового положения граждан. Простейший расчет трат на оплату коммунальных услуг и транспорта показывает, что оставшихся от 17 тысяч средств хватает разве что на выживание, а вовсе не на покупку и содержание даже самой дешевой машины или на путешествия, что является маркером принадлежности к «среднему классу». Так же пользователи указывают на то, что многим еще нужно содержать детей.

«Коммуналка 5 т. р. Проезд — 1500 т. р. Питание — 10 000−12 000 т. р. А если ещё снимаешь квартиру, то ещё 10−15 т. р. Сытый голодного не разумеет», — пишет daniil15rus2014

«Путин забыл дать определение среднего класса!!! Так, во всем мире это люди свободно позволяющие себе и своим семьям: обучаться в платных школах, высших учебных заведениях, далее каждый член семьи имеет по автомобилю, далее у них имеется приличный загородный дом, далее они ездит отдыхать в любую страну мира 2 раза в год… Это у них… Что видим у нас: человек, который может покупать еду, оплачивать услуги ЖКХ и общественный транспорт, а также получающий з/п выше прожиточного минимума. Напомню, он говорил про 70% … вот как-то так получается», — рассуждает Gosha П.

«Я по ходу отношусь к высшему классу, раз зарабатываю аж в несколько раз больше, чем 17 тысяч в месяц… Хотя имею машину в кредит и не имею собственного жилья при этом», — иронизирует По

«Я вообще стал богатым с 30 т. р. А до этого продлили молодость на 5 лет», — вторит ему Олег О.

«Только недоброжелатель мог дать такую информацию президенту и посоветовать сделать ее публичной. МРОТ — это, чтобы не умереть. А средний класс — это потребительская корзина, соответствующая нормам, установленным в ООН, в крайнем случае — стандарт жизни для конкретных территорий. с учетом ее специфики, закрепленный в Декларации прав людей на достойное существование в соответствии с Конституцией РФ», — сетует Диспетчер В.

«Информация, любая, требует проверки, а не огласки ещё непросохшего текста», — замечает Дик.А

Некоторые комментаторы рассуждают о причинах практического отсутствия в России среднего класса в европейском понимании. При этом они грешат на превратности российской истории XX века. Другие в ответ на упоминание революций и продразверсток советуют вспомнить еще 1812 год и татаро-монгольское иго.

«Опять коммунисты виноваты. 30 лет, как Союз развалился де-юре, и все никак не дает атланту расправить плечи», — возражает любителям во всем винить СССР Александр А.

Многие комментаторы указывают на высокую закредитованность тех, кто формально по внешним признакам, а не по уровню зарплаты, может считаться «средним классом», на то, что эти признаки — квартира, машина, — по сути, им не принадлежат. Если же отталкиваться от указанной в интервью Президента зарплаты, то все еще печальнее.

«Даже кредит недоступен с 17 тыс. ЗП, это надо жить с мамой или тёщей и просить на сигареты», — жалуется Александр.

«Средний класс очень даже активно берет кредиты, потому что уверен в завтрашнем дне. Они покупают хороший дом и машину, не отказываясь от привычного образа жизни, и для этого нужен кредит. А 70% россиян, о которых говорит Путин, берут кредит потому, что иначе вообще ничего не купить», — высказывает свое мнение о ситуации Владислав Округин.

В общем и в целом у народа создается впечатление, что российская власть «слишком далека от народа» и основывается в своей внутренней политике и оценке социально-экономического положения страны на каких-то абстрактных критериях. А такие настроения весьма опасны, особенно в кризисный период, так как атмосфера разочарования и сомнений в компетентности руководства является питательной средой для протестов — в том числе откровенно деструктивных.