Впервые я побывал в Казани сравнительно недавно — в 2015 году. Стояло жаркое лето, город блестел новизной после Универсиады и Тысячелетия.

Вид на Казань в сторону озера Кабан с колокольни Богоявленского собора
Вид на Казань в сторону озера Кабан с колокольни Богоявленского собора
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Типичный вечерний свет летом и осенью в центре города
Типичный вечерний свет летом и осенью в центре города
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM

Казань — действительно третья столица России, и это не просто бренд. Уж очень впечатления отличаются от других провинциальных городов — где жить по-своему интересно и хорошо, но условия всё-таки, скажем так, постсоветские.

Запретная зона
Запретная зона
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM

Но этот город пускает пыль в глаза. Сначала очаровывает, потом может поставить в тупик. Под тонким слоем новодельного гламура и псевдоевропейской респектабельности бьет ключом настоящая, грубая, непричесанная жизнь. В конце концов, еще недавно Казань была одной из столиц России в другом смысле — криминальном.

Манекены на заброшенной фабрике купца Алафузова, которая становится модным лофтом
Манекены на заброшенной фабрике купца Алафузова, которая становится модным лофтом
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Платья для Никаха (свадебной церемонии) в магазине мусульманской одежды
Платья для Никаха (свадебной церемонии) в магазине мусульманской одежды
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM

Но секрет не в бандитской романтике, которая мне никогда не нравилась. Здесь другое: третья столица России строится, в прямом смысле, на болоте (правый берег реки Казанки). Как некогда Петербург — только триста лет спустя. На платформе абсолютно нестоличной и даже деревенской ментальности, поливаемой нефтяными деньгами, растет чудо-город будущего. Столица государства в государстве.

Вид на Казань и улицу Баумана с колокольни Богоявленского собора
Вид на Казань и улицу Баумана с колокольни Богоявленского собора
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Напротив ТЦ «Кольцо»
Напротив ТЦ «Кольцо»
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
«Джоконда» на туристической улице Баумана
«Джоконда» на туристической улице Баумана
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM

И место не простое: здесь когда-то были Булгария с Хазарией, которые в разы древнее Москвы и всей славянской России.

На картах средневековых арабских географов Каспий находился в центре мира. А значит, впадающая в него река Итиль (Кама и Волга как ее продолжение) вела к этому центру и его питала. Европа была еще молодой и глупой, когда в Азии рождались и умирали великие царства, передовые идеи. Хоть Поволжье и лежало на периферии тех событий, но не так уж далеко.

Вид на Казань с другого берега Волги
Вид на Казань с другого берега Волги
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Волга
Мусульманский кулон-полумесяц и трава «бабушкины волосы» («эби чеч»)
Волга
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Мусульманский кулон-полумесяц и трава «бабушкины волосы» («эби чеч»)
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM

Волга — и всё что вокруг нее — была в Средние века для русских, которые по духу европейцы, не только «осью зла», но и центром чужой силы, оплотом богатства и роскоши. Именно здесь творилась история, поэтому Москва так и стремилась завоевать Казань, сделать это древнее место своим. Когда войны отгремели, Поволжье стало провинцией, не оказывающей большого влияния на мировую историю. Местные, в большинстве, давно забыли свое происхождение. Но закон сохранения энергии никто не отменял — и ментально это место осталось границей между Европой и Азией.

Напротив ТЦ «Кольцо»
Напротив ТЦ «Кольцо»
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Карусель на пешеходной набережной р. Казанки
Типичная казанская витрина. То ли русская, то ли татарская «девушка»
Карусель на пешеходной набережной р. Казанки
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Типичная казанская витрина. То ли русская, то ли татарская «девушка»
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM

На самом деле, всегда чувствуется, когда земля давно обжита. Например, легко ощутить, что Москва гораздо старше Петербурга, а Стамбул вообще бесконечно древний. Наверное, академик Вернадский был прав, говоря о ноосфере. Мы уходим, но что-то от нас остается, и это не только наши дети, но и что-то ещё.

Смотровая площадка в казанском Кремле
Смотровая площадка в казанском Кремле
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Товары в магазине мусульманской одежды
Товары в магазине мусульманской одежды
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM

Идея снимать именно в Казани фотоисторию про «Восток — Запад» пришла благодаря случаю. В конце декабря 2018-го я несколько дней жил в очень неплохом хостеле в центре Казани. Довольно много общался с хозяевами этого места, даже довелось лепить вместе пельмени: это татарская традиция — собираться семьей или большой компанией перед Новым годом и лепить пельмени. Такой восточный тимбилдинг. И вот, хозяйка говорит: «Я бы не хотела, чтобы моя внучка вышла за русского. Запрещать не буду, но не одобрю».

Юля и Искандер, русская и татарин, студенты
Юля и Искандер, русская и татарин, студенты
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Ночная Казань
Ночная Казань
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM

У русских такого отношения к татарам и вообще другим народам нет. А я к тому же человек свободных и либеральных взглядов. Поэтому, естественно, стал расспрашивать, почему так. И пришел к выводу, что татары, возможно, потому так хорошо и живут, что берегут свою культуру — и то, что может показаться средневековой дикостью, имеет логическое обоснование и в общем-то благие цели.

Камила, татарская девушка из Нижнекамска. Учится в Казани на стоматолога и планирует открыть свой бизнес. Говорит, что выйдет замуж только за мусульманина
Камила, татарская девушка из Нижнекамска. Учится в Казани на стоматолога и планирует открыть свой бизнес. Говорит, что выйдет замуж только за мусульманина
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Традиционные татарские туфли
Традиционные татарские туфли
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM

Пообщавшись с татарами, я удивился их внутреннему стержню и самодисциплине. Сами они объясняют всё исламом. Получается, что культурные коды и религия удивительным образом сильнее крови. Но так ли это на самом деле?

В Старо-Татарской слободе
Йолдыз (слева) и Алина, подруги, в туалете одного из известных городских кафе. Это одно из популярнейших мест для фотосессий
В Старо-Татарской слободе
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Йолдыз (слева) и Алина, подруги, в туалете одного из известных городских кафе. Это одно из популярнейших мест для фотосессий
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM

Действительно, мечетей и женских платков в Казани хватает. Но я не заметил у местной молодежи интереса к религии и вообще духовной жизни, — возможно, это не принято показывать. Ребята и девчонки тянутся к клубной культуре, рэпу и прочим фишкам из западного ютьюба и американских фильмов. Конечно, есть и мусульмане, которые живут духовной жизнью и соблюдают догмы. Но эти люди довольно либеральны во взглядах.

Тёма, рэпер. На балконе лестничной площадки своего дома в спальном районе
Тёма, рэпер. На балконе лестничной площадки своего дома в спальном районе
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Римма, учится в КФУ на рекламе, тусовщица и знаток местных баров, мастер мейк-апа
Лиля, девушка из Альметьевска, нефтяной столицы Казани. Работает в Казани на вертолетном заводе и учится в модельной школе
Римма, учится в КФУ на рекламе, тусовщица и знаток местных баров, мастер мейк-апа
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Лиля, девушка из Альметьевска, нефтяной столицы Казани. Работает в Казани на вертолетном заводе и учится в модельной школе
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Ирек, спортсмен, рэпер. Один из немногих, кто читает в Казани хип-хоп на английском
Ирек, спортсмен, рэпер. Один из немногих, кто читает в Казани хип-хоп на английском
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Ирек, спортсмен, рэпер. Один из немногих, кто читает в Казани хип-хоп на английском
Ирек, спортсмен, рэпер. Один из немногих, кто читает в Казани хип-хоп на английском
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Мария и Ансар, русская и татарин
Никита и Аэлита, русский и татарка. Оба приехали в Казань из поселков. Почти семь лет вместе
Мария и Ансар, русская и татарин
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Никита и Аэлита, русский и татарка. Оба приехали в Казань из поселков. Почти семь лет вместе
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM

Казань — очень материальный город, но это внешность. Контекст глубже. В каких условиях родились и выросли эти ребята, что приобретение пары крутых кроссов и походы по тусовкам дают им жизненный импульс? Не всегда это понятно из снимков, тем более что люди здесь любят позировать и редко показывают себя настоящими. Но таковы их правила жизни. Я решил, что для начала буду фотографировать только молодых парней и девчонок — именно эти люди создадут будущее Казани и Татарстана.

Юля и Искандер, русская и татарин, студенты
Зарина и Дима, русский и татарка. Учились в Казани, живут в Верхнем Услоне (через Волгу на пароме)
Юля и Искандер, русская и татарин, студенты
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Зарина и Дима, русский и татарка. Учились в Казани, живут в Верхнем Услоне (через Волгу на пароме)
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Никита и Аэлита, русский и татарка. Оба приехали в Казань из поселков. Почти семь лет вместе
Никита и Аэлита, русский и татарка. Оба приехали в Казань из поселков. Почти семь лет вместе
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM

Казань — красивое место, расцветающее с каждым годом всё больше. «Я люблю Татарстан», — говорят многие местные. Но для кого-то это город потерянных надежд, многие хотят уехать, называют Казань «пародией на Москву» — что не лишено справедливости. Здесь люди тоже очень любят деньги, внешний лоск и соответствие «высоким требованиям». Но в Казани просто меньше денег, чем в столице, и связанные с богатством амбиции здесь не так просто реализовать.

Руки Камилы, татарской девушки из Нижнекамска
Руки Камилы, татарской девушки из Нижнекамска
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Руки Камилы, татарской девушки из Нижнекамска
Руки Камилы, татарской девушки из Нижнекамска
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM

Я пока не понял, что же такое Казань: Европа или Азия. Для меня это важно, потому что Казань — это просто символ. Вопрос на самом деле глубже: что такое Россия?

Волга
Волга
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Набережная озера Кабан
Набережная озера Кабан
Набережная озера Кабан
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM
Набережная озера Кабан
Дмитрий Ермаков © ИА REGNUM

Читайте ранее в этом сюжете: Фигурное катание как нейронная сеть