На днях с размахом в Кремлевском дворце буряты вместе с калмыками, тувинцами и другими народами отметили Сагаалган. Аутентичность шоу вызвала много споров среди коренных малочисленных народов. Хотя бурятские постановщики сделали ровно то же самое, чем задолго до них прославился хореограф Игорь Моисеев со своим ансамблем народного танца. Публике были представлены танцевальные номера на темы обрядовых танцев. Разумеется, они не имели ничего общего с аутентичными выступлениями фольклорных коллективов. Да и сам по себе народный праздник для москвичей, имеющих бурятское происхождение, весьма условный. Особенно в Кремле. По степени абсурда такое событие можно соотнести разве что с татарским Сабантуем возле Эйфелевой башни в Париже в 2017 году или якутским Ысыахом в Риге в 2019 году.

Андрей Колеров. Набросок. 1980е
Андрей Колеров. Набросок. 1980е

Тем не менее в последнее время принято на уровне правительства, что национальные регионы должны иметь возможность широко представлять свою культуру в столице, причем не только России, но и в столицах других стран. Такая практика сложилась под воздействием появившихся землячеств в Москве, которые с недавних пор устраивают «общение в национальном стиле» между собой и с москвичами. Почему-то такой ход событий считается приемлемым и даже эффективным для налаживания диалога культур. Однако позволим себе в этом не только усомниться, но и категорически не согласиться.

Проблема аутентичности

Для начала стоит разобраться с тем, что же такое «аутентичность»? Когда мы говорим об аутентичности, то подразумеваем соответствие того, что мы видим, нашим ощущениям подлинности вкуса, запаха, цвета, формы и т. д. Иными словами, аутентичность — это соответствие нашим представлениям об оригинале. Здесь следует оговориться, что наши представления об оригинале могут совершенно не соответствовать тому, чем он является на самом деле.

Так, именно наши представления формируют образы народов в массовом сознании: все итальянцы состоят в мафиозных кланах, едят пиццу и танцуют тарантеллу; все мексиканцы ходят в сомбреро, едят тортильи и танцуют под музыку мариячи; все японцы ходят в кимоно, едят суши и практикуют боевые искусства и т. д. Парадокс заключается в том, что туристам и посетителям ресторанов соответствующей кухни нужен именно такой антураж, иначе у них не возникнет искомого ощущения аутентичности.

Но разве декорации могут передать в полной мере исконный дух народа? Разумеется, нет. Они всего лишь аттракционы для нашего развлечения, которые создают в целях привлечения потребителей. Но для чего тогда в мегаполисах проводят праздники народного календаря? Глупо всерьез полагать, что таким образом пытаются наладить сбыт кустарной продукции народных промыслов. Объемы продаж такого рода изделий невозможно соотнести с затратами на проведение этнически стилизованных гуляний. Единственное разумное объяснение интереса к народным праздникам — продолжение традиций.

Празднование Сагаалгана в Государственном кремлёвском дворце
Празднование Сагаалгана в Государственном кремлёвском дворце
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Но если праздники народного календаря устраивают в местах исконного проживания, то это вполне достойно и не критично в массовом восприятии. Однако праздники народов России в Москве a priori не могут служить продолжению традиций. Понятно, что столица открыта для всех народов страны, но это только теоретическое предположение с весьма примитивным и двусмысленным обоснованием в пользу инородцев. Здесь нужно понять, что изначально Москва была русским городом и приезд в нее инородцев никоим образом не менял ее статуса. Инородцы ехали именно в русский город Москву, и вовсе не для ее перестройки, потому что в этом случае следовало бы говорить уже о завоевании. Между тем случаев завоевания Москвы было не так уж и много, но все они потерпели фиаско, русские всякий раз освобождали свою столицу. Так что Москва — это русский город, открытый для всех, и никаких оснований для продолжения аутентичных традиций разных народов в нем исторически и объективно нет.

Русские праздники

Важно отметить, что в многолетней дискуссии о праве народов России на самовыражение упорно исключается из повестки для обсуждения вопрос о русском праздничном цикле. Выходными днями объявлены традиционные праздники большинства народов России за исключением русских, чей Николо-Петровский праздничный цикл подменен нелепыми «днями» — письменности, супружеской верности, воинства и т. д. Благодаря традиции проведения в выходные дни, сохранились только Масленица и Красная горка. Но ту же Масленицу справляют всего один день, хотя в традиции были гуляния в течение недели, которые сейчас отменены. Аналогичным образом обстоят дела с колядованием, которое вообще заменили выходными днями от празднования светского Нового года до православного Рождества. Купалов день сдвинули почти на две недели, а Петров день не отмечается вообще, хотя праздновалась вся Купальная неделя. Понятно, что говорить о включении русских праздников в Конституцию не имеет смысла при наличии отсутствия упоминания русских как народа, но не лишне отметить, что в национальных республиках праздники народного календаря имеют государственный статус. А вот праздники «государствообразующего» народа остаются (надолго ли?) только в культурной памяти русских.

Сжигание чучела Масленицы
Сжигание чучела Масленицы
Дарья Драй © ИА REGNUM

Проблема многообразия

Мы часто слышим о том, что многие инородцы живут в Москве уже в нескольких поколениях, они чтут и соблюдают свои традиции. На первый взгляд, такой довод вполне достоин внимания тех, кто планирует календарь этнокультурных мероприятий в Москве. Но это совсем не так, и вот почему. Традиции народов формируют ландшафт и климат, обычаи позднего этапа существования доиндустриальных обществ сформировались как результат межкультурных коммуникаций. Теперь приглядимся к тому, что мы наблюдаем в Москве, где проживают небольшие группы выходцев из народов, у которых нарушены сложившиеся межкультурные и межродовые коммуникации, они проживают в принципиально другом ландшафте в условиях мегаполиса, где условия радикально отличаются от традиционного уклада. Что могут продолжать и воспроизводить эти оторванные от традиции люди?

Отчасти эту проблему решают за счет единовременного краткосрочного ввоза в Москву носителей традиции. Но что они воспроизводят в другом природном ландшафте и в чуждой традиции культурной среде мегаполиса? Если попытаться ответить на этот вопрос, отбросив остатки здравого смысла, то можно считать, что они представляют в Москве нечто современное по мотивам традиционной культуры. Но может ли это подобие традиционной культуры удовлетворить интерес инородцев, проживающих в Москве? Разумеется, нет. Однако такие шоу продолжают устраивать в Москве из года в год.

Выставка культуры Бурятии в Гербовом зале Кремлёвского дворца
Выставка культуры Бурятии в Гербовом зале Кремлёвского дворца
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Парадоксальным образом в многонациональной Москве прижилось мнение, что такие праздники способствуют диалогу культур и создают туристическую привлекательность направлений внутри страны, побуждая москвичей к поездкам по регионам. Иными словами, если вам предоставят возможность попрыгать в пустой бассейн, то у вас непременно возникнет желание сходить в бассейн, наполненный водой. Продолжая аналогию, можно предположить, что подаренный девушке фаллоимитатор несомненно вызовет интерес к обладателю настоящего пениса, равно как и наоборот — резиновая девушка вызовет интерес к настоящей. Нормальному человеку впору задаться вопросом: к чему эти извращения?

Заключительные размышления

Пора прекратить эту практику нелепых шоу в Москве во время праздников народного календаря. В наше время доступность большинства мест на планете стала такой, что нашим предкам даже не снилось. Массовые заезды туристов на какие-либо события не только оживили бы местную экономику, но позволили сделать достоянием культуры местные обычаи. Как показывает мировая практика, местные события, вызывающие интерес в национальном масштабе, привлекают и иностранных туристов, открывающих и формирующих новые туристические направления.

Алексей Кыласов — ведущий научный сотрудник Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева