Поместил всадника с копьем на русские монеты и первым назвался «осподарем всея земли Русской» великий князь Дмитрий Шемяка (1420−1453). Считаясь смелым воином, Дмитрий Юрьевич во всаднике видел себя. Но в историю как первый государь не вошел. Был он чрезмерно свободолюбив, не терпел над собой ничьей воли, даже часто отцовской. Однажды он убил ближнего отцовского боярина Морозова и бегал в Кострому скрываться. Отец, великий князь Юрий Дмитриевич, в 1434 году умер, и плотина безумной Дмитриевой энергии исчезла. Теперь целью борьбы и неподчинения стал занявший престол старший брат Шемяки Василий Юрьевич. Негативный образ мысли, «кто угодно, лишь бы не брат», сыграл с Шемякой злую шутку. Своими руками в 1434 году он помог взойти на престол злейшему врагу — Василию Васильевичу (будущему Темному). Следующие 20 лет Шемяка боролся с последствиями импульсивного решения, но повернуть время вспять не удалось. Отважный воин, не боявшийся с малыми силами идти на противника, готовый скитаться по северным лесам, незлопамятный, но неспособный разработать стратегию — и лишь потом действовать.

Преставление князя Дмитрия Юрьевича Шемяки. Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI в
Преставление князя Дмитрия Юрьевича Шемяки. Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI в
Великий князь Московский Дмитрий Юрьевич Шемяка
Великий князь Московский Дмитрий Юрьевич Шемяка

Вместо него фундамент Московского царства заложил Василий Васильевич — неудачливый воин, но методичный собиратель земель. Подозреваемый в отравлениях, душитель сопротивления — «ничего личного, интересы государства». У захваченного Шемякой в плен и по византийской традиции ослепленного Василия благодаря слепоте развилась склонность к анализу и выстраиванию стратегии. Сыну Ивану Васильевичу (будущему Ивану III), опять же из-за слепоты, он с малых лет доверил роль воина и исполнителя воли отца. Счастливое стечение обстоятельств — расчет и переговорный дар отца дополнил не по годам развитый, но послушный сын Иван, ставший великим государем — Иваном III.

Деятельному Шемяке не хватало ума шахматиста и надежных союзников. Он все время как бы прыгал с кочки на кочку. Но упрямство и харизма Шемяки затянули гражданскую войну на годы. Когда Василий Темный выдавил Шемяку из северо-восточных княжеств, князь Дмитрий отвез жену и сына в Новгород, а сам вернулся бороться в Заволочье, на Север.

Великий князь Московский Василий Васильевич Темный
Великий князь Московский Василий Васильевич Темный

Александр Зимин, историк: «21 марта (1451 года) он (Шемяка) покинул Городище (резиденцию новгородских князей — прим. автора), направившись «за Волок». Свою жену и сына Дмитрий Юрьевич оставил в Новгороде. На Двине он в течение нескольких месяцев готовился к новым военным действиям против Василия II. В конце года великий князь получил известие, что Шемяка движется к Устюгу <…> против Дмитрия Юрьевича отпущен был с войсками сын великого князя Иван. Он должен был покарать кокшаров — жителей плодородной устюжской волости по реке Кокшенге (приток Устьи, впадающей в Вагу) <…> Кокшенгский край населен был «инородцами», и привкус крестового похода против «поганых» чувствовался в экспедиции княжича Ивана. Двенадцатилетний наследник престола действовал под присмотром великокняжеских воевод…

Сам же Василий II двинулся к Костроме, обходя Устюг с юга. Придя на Кострому, он в дополнение к уже посланным войскам направил к княжичу Ивану царевича Якуба с его татарами. Еще ранее на Устюг двинулись князь С. И. Оболенский и великокняжеский двор («иных многих, двор свои»)» (1).

Устюжский летописный свод: «В лето 6961 (1453). Князь великии Иван Васильевич в великое говенье поиде ратью на Устюг на князя Дмитрея Юрьевичя Шемяку. И приде весть на Устюг ко князю Дмитрею Шемяке, что князь великии Иван Васильевич уже в Галиче. Он же, оставя Устюг, побеже к Двине, а на Устюзе оставил наместника своего Ивана Киселева. И пришед князь Дмитреи на Двину и застави двинян реку Двину полити пониже городка Орлеца (сжечь селения. — Прим. автора)» (2).

Шемякина война поначалу устраивала Новгород — неурядицы в Москве, меньше внимания Новгороду. И князь долго получал на Севере поддержку, а в Устюге базировался целых два года. Север и Шемяка оказались близки характерами — непокорные, свободолюбивые, слабые в расчете. Но в тактическом таланте Шемяке не откажешь. Через Устюг из-за Урала шел великий пушной путь. Сибирские меха составляли значительную часть доходов княжества Московского, и эту артерию перекрыл князь Дмитрий. Василию Темному не тратить бы силы на загнанного в угол Шемяку, но перехват пушнины врагом он терпеть не мог.

Устюжский летописный свод: «Князь велики Иван Васильевичь слышав, что князь Дъмитреи Шемяка побегл, и князь велики послал за ним воевод в погоню с силою Югом мимо Устюг. Под городом не стояли ничего, не единаго дни, за Шемякою пошли. А князь великии Иван с Ондреевых селищ и з Галищыны пошел на Городишную, да на Сухону реку, да в Саленгу на Кокшенгу, воюючи, а город Кокшенскои взял, а кокшаров секл множество, а с Кокъшенги на Вологду» (3).

В 1983 и в 2011—2012 годах архангельские археологи нашли и исследовали места этих печальных событий.

Олег Овсянников, археолог: «Поташевское городище. Оно расположено на правом берегу р. Устьи, напротив впадения в нее Кокшеньги <…> В юго-восточном углу городища в 1983 году удалось исследовать конструкцию вала <…> Со стороны городищной площадки частично сохранились обгорелые деревянные конструкции со следами обожженой глиняной обмазки. Можно предполагать следующую конструкцию обронительных сооружений: деревянные срубы в виде городен или тарасов (сплошная линия срубов) стояли на материке, с напольной стороны были прикрыты насыпью, по верху которой шла непосредственно крепостная стена» (4).

Пожалование великим князем московским Василием II Васильевичем уделов князьям Дмитрию Юрьевичу Шемяке и Дмитрию Юрьевичу Красному в 1434. Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI в
Пожалование великим князем московским Василием II Васильевичем уделов князьям Дмитрию Юрьевичу Шемяке и Дмитрию Юрьевичу Красному в 1434. Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI в

Алексей Беличенко, Александр Мартынов, Николай Потуткин, архангельские археологи: «Городище Подгорное (Поташевское) находится на правом берегу р. Устьи напротив места впадения в нее р. Кокшеньги, представляет собой часть террасы высотой более 30 м над зеркалом воды в реке. От напольной стороны памятник отделен двумя оврагами, а также искусственным рвом, соединяющим их <…> В восточной части городища зафиксирован ров, отделяющий его территорию от напольной стороны… Размеры рва: длина около 40 м, глубина — от 3 до 4 м. Вал высотой до 1 м <…> длина — около 40 м <…> При вскрытии нижних горизонтов были обнаружены остатки сгоревшей постройки <…> В шурфе № 2 были обнаружены остатки сгоревших бревен, которые, предположительно, относятся к упавшей крепостной стене.

Наличие остатков оборонительных сооружений, отсутствие удобного въезда на площадку городища, а также некоторые категории археологического материала из культурного слоя (разнотипные наконечники боевых стрел, наконечники копья и пики, боевой топор, фрагменты пластинчатого и кольчужного доспехов) позволяют с полной уверенностью констатировать, что исследуемый памятник действительно относится к категории укрепленных воинских поселений <…> Археологический материал, обнаруженный в раскопах <…> однозначно характеризует укрепленное поселение как славянское» (5).

Устюжская летопись: «А князь Дмитреи Шемяка услышал, что князь великии идет за ним на Двину, и побеже к Новугороду Великому. А воеводы, то слышав на усть реки Ваги, что побежал к Новугороду, ине воротилися по Ваге вверх на Кокшенгу же…» (6).

От возможности дограбить зажиточные кокшеньгские городки воеводы не могли отказаться — поддержка врага Великого князя, к тому времени отлученного от Церкви, вела к показательному возмездию. А наказание прикроет грабежи и набитые чужим имуществом карманы.

Река Кокшеньга в Устьгском районе Архангельско йобласти
Река Кокшеньга в Устьгском районе Архангельско йобласти
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Алексей Беличенко, Александр Мартынов, Николай Потуткин, архангельские археологи: «Городище Усть-Пукомское (Матвеевское). Остатки укрепленного поселения обнаружены на левом берегу р. Кокшеньги в двух километрах от деревни Матвеевской. Городище мысового типа <…> с трех сторон ограничено обрывами <…> С напольной стороны площадка городища отсечена рвом и валом. Высота поселения над зеркалом воды составляет 16 метров. С южной стороны находится ров длиной около 45 метров и глубиной до 3 м <…> Вал длиной около 50 м, высотой до 2 м и шириной основания 8−10 м <…> в раскопе № 2 расчищены остатки сгоревшей и упавшей стены <…> а также фрагмент сгоревшего переруба конструкции внутриваловых укреплений <…> Наибольший интерес представляют остатки деревянной конструкции в виде обгоревших бревен <…> Помимо обгоревших бревен в структуре вала <…> расчищено несколько сгоревших плашек, которые могут быть остатками первоначальных укреплений городища, воздвигнутых для строительства рва и вала <…> По всей видимости, оно было сооружено на рубеже XV и XVI веков с целью защиты обитателей близлежащих селений от набегов «лихих людей» (7).

Небольшой эпизод забытой гражданской войны XV века. Через год в Новгороде Дмитрия Шемяку накормил отравленной курицей подкупленный Василием Темным повар. Новгородцы, похоже, знали о готовящемся покушении, но сделали ставку на примирение с Великим князем. Великий Новгород покорил уже сын Василия — молодой Иван III. Без большой крови, «в бархатной перчатке».

Неправильный расчет, обиды и примерное наказание, сожженные жилища и гибель близких, дымящиеся пепелища и непогребенные трупы. Не только договорами складывалась Россия, но, как все большие государства, огнем и мечом. Зато потом столетия мира, и лишь помутнение разума и ослабление власти в начале XVII и начале XX веков прервали спокойную жизнь на Кокшеньге. И дальше бы миру быть.

Всадник с копьем на деньге великого князя Дмитрия Юрьевича
Всадник с копьем на деньге великого князя Дмитрия Юрьевича

Примечания:

  1. А. А. Зимин. Витязь на распутье: феодальная война в России XV века.
  2. Устюжский летописный свод. М-Ленинград. 1950. С.82−83
  3. Там же. С.83
  4. О. В. Овсянников. Средневековые города Архангельского Севера. Архангельск. 1992. С.5
  5. Заволочье. Устьянская земля. Выпуск 2. Вельск. 2014. С.35−46
  6. Устюжский летописный свод. М-Ленинград. 1950. С.83
  7. Заволочье. Устьянская земля. Выпуск 2. Вельск. 2014. С.47−48

Читайте развитие сюжета: Каргополь: предательница Руси, заложившая фундамент России