Якопо (Робусти) Тинторетто. Девкалион и Пирра молятся перед статуей богини Фемиды. 1542
Якопо (Робусти) Тинторетто. Девкалион и Пирра молятся перед статуей богини Фемиды. 1542

Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его

Со слов адвоката Ольги Власовой, председателя коллегии адвокатов «Власова и партнеры», москвичи всё чаще оспаривают публичные слушания. Признаться, до побед пока далеко. Тут сразу и не поймешь, то ли аргументы подбирают не те, а может, всё дело в том, что эти иски касаются деятельности московских чиновников. Адвокат, представлявшая интересы Аллы Пронкиной, ограничивается строгими юридическими нормами. А по справедливости если, то, скорее, из-за второго. Удивительное дело, ни судьи, имеющие соответствующие возможности, ни прокуроры, ни МВД ни в какую не хотят по-настоящему поинтересоваться тем, в чем обвиняют проводящих публичные слушания чиновников сотни москвичей. А то, глядишь, и обнаружился бы десяток-другой уголовных дел.

Есть такой реликт несбывшейся мечты некоторых о местном самоуправлении — публичные слушания. Пусть это самое самоуправление было растоптано еще приснопамятным Юрием Михайловичем Лужковым, но люди в публичные слушания верят, и, в конце концов, это респектабельный способ выразить свое несогласие с политикой властей.

Пусть никто уже и не помнит, для чего они нужны, их всё равно продолжают проводить. И естественно, что организовывающие их чиновники хотят, чтобы всё прошло гладко и с «одобрямсом» хотя бы процентов 90. Не менее естественно и то, что активные москвичи, в корне не согласные с политикой мэрии, подобный «одобрямс» устроить не дают. Из-за чего приходится идти на всяческие каверзы и ухищрения. Иначе откуда столько возмущенных сообщений, что те или иные случаи сфальсифицированы. ИА REGNUM не раз писало и о самих слушаниях, и о возмущении активных москвичей, повторяться не буду, это лишь преамбула к основной части истории.

Судебное заседание
Судебное заседание
Mos-gorsud.ru

А история развернулась вокруг ГКБ №54, о судьбе которой расскажу в следующий раз, сейчас же поведаю, как ее закрыли на ремонт, а спустя время местные жители узнали о проведении публичных слушаний по проекту планировки и внесения изменений в ПЗЗ, касающихся как раз территории больницы и еще одного, соседнего участка. Слушания прошли с такими нарушениями, что Алла Пронкина и еще ряд активных жителей ВАО не смогли с этим смирится. Обращения в полицию и прокуратуру не помогли, и москвичам не оставалось ничего иного, как пойти в суд. Районная инстанция аргументов горожан не приняла, и в удовлетворении исковых требований им было отказано. Не оставалось ничего иного, как подать апелляцию в Мосгорсуд, на заседании в котором я и присутствовал. Далее передам слово участникам прений.

Суть дела доложил судья Ставич. Требования истцов заключались в том, что были нарушены их права на участие в градостроительной деятельности, а также права на благоприятное проживание в городе Москве. Свою позицию они аргументировали тем, что представленные к перепланировке и смене функционального значения участки могут быть подвергнуты застройке.

Кроме того, истцы указали на нарушения при проведении публичных слушаний, оповещения о проведении двух экспозиций шли параллельно, чем вводили людей в заблуждение. Также ненадлежащим образом проводились экспозиции, по-простому говоря, ряд признаков указывают на то, что свое мнение мог высказать любой желающий. Забегая вперед, отмечу, что позже истцы приводили примеры того, как не имеющие права участвовать в слушаниях люди тем не менее в них участвовали. В заключительном протоколе должностные лица не учли ряд пожеланий местных жителей.

Московский городской суд
Московский городской суд
Mos-gorsud.ru

Что же касается суда первой инстанции, то им были нарушены процессуальные нормы. В частности, он отказал 18 истцам, которые желали присоединится к коллективному иску. В первой инстанции не пожелали давать оценку тому, что в комиссии по проведению слушаний отсутствовали местные депутаты. Кроме того, районный судья не дал оценку незаконному, по их мнению, переносов сроков слушаний. Позднее истцы уточнили, что слушания должны отменяться и назначаться новые, а не переносится их сроки. Не менее важно и то, что представителем истцов Власовой вносилось ходатайство об исключении незаконно внесенных с нарушением закона доказательств и заявлялось ходатайство о внесении частного определения, что вновь было отклонено судом.

В свою очередь истцы привели новые аргументы. Так, адвокат Власова обратила внимание на то, что решение по делу они получили значительно раньше, чем был подготовлен протокол заседания. Объяснения того, как итоговый документ — решение — был готов раньше, чем базовый документ, на основе которого решение и должно было приниматься в ходе заседания в Мосгорсуде, так и не нашлось.

В райсуде возникли разногласия по поводу времени давности подачи иска. Суд посчитал, что истцы просрочили все возможные сроки, поскольку вел отсчет с момента первой публикации извещения о проведении слушаний. Москвичи до сих пор убеждены, что они отпущенное время не упустили, поскольку поданный ими ранее самостоятельно иск был отклонен, лишь помощь профессионала помогла продвинуть дело. Пусть и случилось это несколько позднее.

Указали истцы и на то, что, учитывая особый охранный статус территории — рядом с больницей расположен старый Архиерейский пруд, окружная комиссия не имела права проводить эти слушания и тем более утверждать их итоги. Они убеждены, что если бы данный вопрос и выносился на обсуждения, то входил бы в компетенцию городской комиссии.

Храм на берегу Архиерейского пруда
Храм на берегу Архиерейского пруда
Екатерина Борисова

Сама Алла Пронкина вновь и вновь пыталась объяснить уважаемому суду, что граждане протестуют против нарушения процедуры, а не тех вещей, что им пытаются вменить. Женщина и судейская коллегия друг друга не поняли, суд не принял аргументов Пронкиной и посчитал: раз она смогла выразить свое мнение, ее права не нарушены. В итоге получилось так, что суд апеллировал к нарушению личных прав и категорически отказывался обращать внимание на доводы о том, что при проведении публичных слушаний могли быть совершены противоправные деяния. В то время как истцы настаивали на том, что их права нарушены именно по причине возможных противоправных действий.

Пожалуй, стоит отметить еще одну участницу прений, неразборчиво назвавшую свою фамилию даму из префектуры ВАО. Но она запомнилась только тем, что сразу же попросила суд отвергнуть все притязания активистов. И тем, что не смогла, а может, не захотела объяснить, была ли окружная комиссия правомочна проводить подобные слушания.

В итоге истцам отказали, при этом все остались при своем мнении. А мне вот хочется вернутся к началу разговора, очевидно, что со справедливостью я переборщил, какая ныне справедливость. Ну, тогда профессионализм? Ведь не могли же две судебные инстанции, прокуратура и МВД, не видеть, что проблема приобрела системный характер, однако предпочли закрыть глаза. Ну, а уж почему так случилось, проницательный читатель ИА REGNUM и без меня знает.