Калужские региональные власти крайне болезненно отреагировали на публикацию в ИА REGNUM, затронувшую тему сохранения имён героев Великой Отечественной войны в Калужской области.

Память
Память

Честно говоря, поначалу мне тоже показалось, что отдельные акценты в публикации несколько резковаты, что ли. Вряд ли такое возможно, думал я, чтобы одно из самых больших по числу погребённых воинов захоронений области вдруг оказалось недоступным для посетителей или «приватизированным». Даже если эта территория принадлежит должностному лицу высокого ранга, существует такой механизм, как сервитут. Тем более, что в отношении губернатора области он успешно применён — для прохода (проезда) к участку и дому Анатолия Артамонова на условиях сервитута ему предоставлено аж 5,2 га муниципального леса.

Поэтому мне захотелось разобраться в той информации, которая в последние дней десять захлестнула официальные СМИ, телеграмм-каналы и соц.сети. Для меня тема сохранения памяти о воинах Красной Армии, погибших в боях за Калугу, имеет глубоко личное звучание. Мой отец, Черников Алексей Алексеевич, в сентябре 1941 года 18-ти лет от роду ушёл добровольцем на фронт и как раз участвовал в боях за освобождение от фашистов городов и сёл калужской земли. В частности, в числе оставшихся от батальона 29 пехотинцев 2 января 1942 года в 4 утра он, плохо одетый, слабо вооружённый, до изнеможения уставший, гнал немцев через Малоярославец туда, откуда они пришли. А многих и туда, откуда уже не возвращаются. И на этом пути сам вполне мог лечь в одну из сотен братских могил, разбросанных по территории нашей области. В том числе и в эту, в калужском бору.

Калужский бор
Калужский бор
Kaluzhanin

Мне повезло, за четыре года, проведённых на фронтах Великой Отечественной войны, он был «всего лишь» два раза ранен. Что дало мне возможность появиться на свет. Я воспитан на примере отца, для меня 9 мая — День Победы моей Родины над фашизмом. А защита Отечества — святая обязанность мужчины. И точка.

Итак, что удалось выяснить. Началось всё с того, что группа активных калужан, старающихся сохранять память о погибших на войне, в своём походе по мемориальным местам наткнулась на КПП в лесу, где, по сведениям областного сайта admoblkaluga.ru должно было находиться большое захоронение — братская могила с останками сто двадцати одного бойца Красной Армии. Через КПП активистам пройти не удалось, хотя охранник подтвердил, что мемориал на огороженной забором территории есть. Однако, для того чтобы подойти к нему, нужно получить разрешение в администрации губернатора Калужской области. Это гражданам показалось странным, но за разрешением они сходили. За пять километров от КПП на площадь Старый Торг. По их словам, в администрации губернатора очень удивились и заявили, что никогда таких разрешений не давали. Тогда энтузиасты-общественники опубликовали в местной газете «За Правду и Справедливость» всё своё недоумение и выложили в сеть видеоролик с этим происшествием, пытаясь привлечь к проблеме хоть чьё-то внимание. Первым отреагировало ИА REGNUM.

Реакция пресс-службы правительства Калужской области была молниеносной. Обвинив ИА REGNUM в публикации фейковой информации, пресс-служба пригрозила, что в скором времени в правоохранительные органы поступит соответствующее заявление. В пресс-релизе также сообщалось, что «памятник находится в Калужском городском бору на охраняемой территории, принадлежащей Калужской области, где сегодня располагается ведомственная гостиница. Что за воинским захоронением многие годы осуществляется надлежащий уход. Его регулярно посещают группы школьников, представители общественности, накануне памятных дат проводятся молебны. Что всем гражданам, желающим посетить памятное место, необходимо заранее обратиться на пост охраны для дальнейшего сопровождения к месту захоронения воинов, павших в годы войны».

Калужский бор
Калужский бор
Admoblkaluga.ru

И вот тут мне уже захотелось выяснить подробности. Тем более, что охраняемая территория в бору площадью без малого 20 га давно известна калужанам, как «Дом губернатора». На самом деле это не совсем точное название. В собственности и пользовании у Анатолия Артамонова здесь официально находится примерно 6,9 га. Ещё 1,5 га занимает территория Дома приёмов губернатора, 2,5 га — участок той самой ведомственной гостиницы. Площадь в 1,7 га занимают четыре участка с коттеджами, называемыми «дачами» и «домовладением», 1 га — два участка под строительство неких домов (двухэтажного и многоквартирного) и ещё 4,2 га не имеют отдельного кадастрового номера, хотя расположены всё за тем же охраняемым забором. Один из калужских телеграм-каналов даже посчитал его протяженность — около двух километров.

Все эти разные по форме собственности и назначению участки, помимо забора, имеют общую охрану от «Росгвардии», канализационную напорную станцию (КНС), электроподстанцию, вышку мобильной связи, единую дорожную сеть и уличное освещение. В официальных документах найти собственника КНС не удалось, а вот собственником электроподстанции неожиданно оказалось ООО «Спортивный комплекс «Квань», находящееся на противоположном берегу реки Оки в полутора километрах по прямой и в 10 км, если ехать по трассе. Из пяти объектов, расположенных вне частных территорий, только два имеют кадастровые номера. Реквизитов «ведомственной гостиницы» так же, как и ведомства, в ведении которого она находится, в открытых источниках найти не удалось.

Нужно добавить, что вплоть до 2008 года данная часть калужского бора входила в состав единой особо охраняемой природной территории и любое строительство здесь встречалось с десятками жёстких ограничений, иногда лишавших смысла саму идею что-либо строить. Разумеется, в этот период никаких глухих заборов с КПП в бору не было и проход к мемориалу был свободным. По свидетельствам бывших школьников, отдыхавших в когда-то расположенных по соседству трёх пионерских лагерях, их руководством организовывалось возложение еловых лап к братской могиле.

Братская могила
Братская могила
Admoblkalga.ru

Однако 21 января 2008 года губернатором области Анатолием Артамоновым было издано постановление №5, снявшее охранный статус с Калужского бора. С этого момента фиксируется рост строительной активности на интересующей нас территории. За несколько лет были сформированы и поставлены на учёт сразу несколько участков, в том числе, переданные в пользование Артамонову. В 2009 году было закончено строительство его частного дома, в 2010 — начато сооружение КНС. Примерно тогда же построены новые и перестроены старые здания, включая Дом приёма губернаторов, гостиничный комплекс и ряд других. Да, за несколько лет без лишнего шума поэтапно были закрыты три упомянутых выше пионерских лагеря, а также ряд соседствующих с появившейся вдруг VIP-зоной лечебно-оздоровительных учреждений. В 2015 году появились две вертолётные площадки. И в этом же году Калужский бор был вновь взят под охрану, только теперь уже федеральным Министерством природных ресурсов и экологии РФ. Нетрудно догадаться, что участок с домом губернатора и соседствующими с ним территориями в новые охраняемые границы не вошёл. Зато его стали усиленно охранять от обычных граждан. На въезде в зону повесили «кирпич» и объявление о ведущемся видеонаблюдении. А саму территорию окружили тем самым двухкилометровым забором с КПП, в который и упёрлись калужские активисты.

А теперь самое время вернуться к главному. К теме памяти о людях, отдавших свои жизни за то, чтобы враг был изгнан с родной земли. К памяти, дань которой как раз и хотели отдать несколько неравнодушных калужан. Надо сказать, что братскую могилу они искали не по слухам, а по точным координатам. Указанным в официальном перечне воинских захоронений Калужской области. Однако, если следовать этим координатам получалось, что братская могила с захороненным в ней 121 бойцом сегодня находится чуть ли не под фундаментом вышки связи, установленной на территории «ведомственной гостиницы».

Ведомственная гостиница
Ведомственная гостиница
Admoblkaluga.ru

«Нет», — сказала пресс-служба областного правительства и поторопилась опубликовать фото памятника, которое должно было доказать наличие захоронения и его содержание в чистоте и порядке. Фото перепечатали официальные газеты, разместила на своём сайте областная телекомпания НИКА, а областная газета «Весть» даже сбросила в YouTube видеоролик с «места событий». Но вышло опять неловко. На мраморной плите показанного на фотографиях и в видео памятника оказалась надпись «Вечная слава неизвестному солдату». Но ведь почти все солдаты в братской могиле известны, утверждают официальные источники. Где же их фамилии?

После небольшой паузы официальная областная газета «Весть» выдала интервью с неким «поисковиком» Сергеем Новиковым, который заявил, что данный памятник не является захоронением. Он, якобы, поставлен в советское время как дань памяти погибшим в принципе. А захоронения находятся совсем в других местах. Однако и эта информация оказалась, мягко говоря, недостоверной. Дело в том, что предъявленный обществу памятник «советского периода» вплоть до 2016 года не существовал в том месте, где его сегодня можно увидеть. Отсутствовала и дорожка из плитки, и туи, и урны для цветов.

А в соответствии с официальным описанием, опубликованном на портале «Книга памяти Великой Отечественной войны Калужской области», мемориал представлял собой могильный холм, обложенный дёрном, с прямоугольным двухступенчатым бетонным постаментом, окрашенным в белый цвет. На постаменте был установлен пирамидальный памятник с плоской вершиной, к которой крепилось изображение венка. На лицевой грани памятника была укреплена гранитная мемориальная доска. Вся могила была обнесена металлической оградой.

Для меня совершенно очевидно, что правдивым является именно это описание памятника. Только представим себе эту страшную картину. Сто двадцать одно тело погибших солдат. Зима. Мороз. Тела в разных позах, многих уже невозможно уложить компактно, закоченели. С огромным трудом в мёрзлой земле вырыта могила площадью не менее 150 квадратных метров и тела уложены в неё. Сверху насыпан холм, поставлен временный памятник. Чтобы случайно не ступить на захороненных, поставлена ограда, обозначающая границы могилы. Это было важно для живых, которые завтра также могли погибнуть. Уже существенно позднее могила была укреплена и обустроена как мемориал.

Что же показала обществу пресс-служба правительства и ведомые ею областные СМИ? — Небольшую замощённую площадку размером 3×3 м2, расположенную в 110 метрах к юго-востоку от описанного координатами места захоронения. Позади площадки растёт сосна диаметром не менее 90 см. По бокам площадки деревья чуть тоньше — 70 см. Это означает, что самому молодому из них 100 лет. Следовательно, в январе 1942 года им было лет по 20 и больше, а это значит, что выкопать братскую могилу в этом месте было просто невозможно. Кто пробовал рыть даже небольшие ямы рядом со взрослыми деревьями знает, что такое корневая система. А если ещё и земля смёрзлась — задача становится просто невыполнимой. Но даже если бы похоронная команда сумела каким-то чудом прорубиться сквозь мёрзлый грунт и корни деревьев, сегодня мы бы этих деревьев уже не увидели. Они бы просто погибли. Отсюда вполне обоснованный вывод — захоронения в данном месте нет и быть не может.

Братская могила
Братская могила
Admoblkaluga.ru

И сразу возникает вопрос — а где же тогда покоятся те сто двадцать один красноармеец, братская могила которых обозначена в областном перечне захоронений с координатами 54°31'8"N 36°11'12"E? Фамилии которых перечислены на областном же сайте памяти?

И в голову приходят страшные мысли. Самая мягкая из них — останки солдат выкопали и перенесли в новое захоронение, благо кости занимают существенно меньше места, чем тела. Разумеется, при такой операции сохранить идентичность скелетов невозможно. Плюс к этому встаёт вопрос законности эксгумации останков при наличии живых родственников погибших воинов.

Намного хуже, если перенесли только сам памятник, а кости бойцов оставили на прежнем месте. Тогда и сотрудники, и посетители «ведомственной гостиницы» буквально ходят по праху солдат Великой Отечественной.

И уж совсем кощунственным видится ситуация, когда кости воинов по-тихому вывезли куда-нибудь и захоронили без указания места и имён.

Страшные мысли. И подтверждение любой из них — должно быть приговором областной власти. Пока моральным.

P.S. Уже после того, как этот текст был написан, пришла информация, что 5 февраля группе калужан удалось попасть на закрытую территорию «ведомственной гостиницы». Охрана из росгвардейцев пропускала людей на участок «находящийся в собственности Калужской области» через калитку и только по паспорту. Начальник охраны сразу предупредил, что никаких братских могил на охраняемой им территории нет, а памятник поставлен самими росгвардейцами просто как напоминание о погибших (напомню, что пресс-служба областного правительства утверждала прямо противоположное). На просьбу историка и краеведа Виктора Комиссарова сопроводить его все-таки в точку, координаты которой указаны на официальном портале органов власти Калужской области в качестве братской могилы, начальник охраны ответил отказом, сославшись на режимность объекта (в указанной точке располагается вышка связи) и добавив, что и там никакого захоронения нет.

И хочется всё-таки получить ответ на главный вопрос: а где же родные и близкие, все уважающие героев своей страны люди могут поклониться памяти ста двадцати одного советского воина, сложивших свои жизни за освобождение Калуги в декабре 1941 года?

Виталий Черников — сын своего отца, Калуга

Читайте развитие сюжета: Врио главы Калужской области поручил провести учёт воинских захоронений