19−21 октября 1943 года были самыми неспокойными днями подводной лодки М-105 «Челябинский комсомолец» Северного флота. В эти 72 часа она забирала с берега разведчиков, ее бомбили с воздуха и поверхности моря, по ней вели огонь противотанковые и корабельные орудия, она ползла на 5-метровой глубине и чуть не попала под таран. Никто бы не поверил, что вел ее командир, еще два года назад впервые ступивший на палубу подводной лодки. Удача всю войну шла впереди капитана 3-го ранга Виктора Хрулева, и в октябрьские дни 1943 года находилась с его подлодкой. А на базе в Полярном она заглядывала с бутылкой и пила с капитаном. Из аттестации за 1942−1943 годы: «Смелый, решительный и сообразительный командир… Есть одна отрицательная черта характера — это привычка к спиртному в момент пребывания лодки на базе» (1).

Торжественная церемония вступления в строй подводной лодки «Челябинский комсомолец». Полярное, 20 февраля 1943 г
Торжественная церемония вступления в строй подводной лодки «Челябинский комсомолец». Полярное, 20 февраля 1943 г
Сайт «Великая Отечественная под водой»: «Хрулёв Виктор Николаевич. Родился 24 ноября 1903 года <…> — ?. В РККА с <…> 1919 года <…> капитан 3 ранга <…> участник Гражданской войны, боец рабочего отряда <…> старшина <…> ЛК «Парижская коммуна» (1927−1930) <…> Начальник отделения Управления Военно-морских учебных заведений ВМФ (май 1940 — январь 1941). Помощник командира ПЛ «Щ-407» (июль 1941 — июль 1942), командир ПЛ «М-105» (октябрь 1942 — январь 1945 <…> Награжден двумя орденами Красного Знамени (1943, 1944), орденом Красной Звезды (1944), медалями» (2).

Пишут: «из порта Варде вышел конвой», но как стало известно, что он вышел? Самолет-разведчик не смог бы «висеть» над портами Норвегии — хозяйничали Люфтваффе. Советские штабы узнавали о конвоях от нескольких групп молчаливых мужчин, месяцами сидевших с биноклями и радиостанциями в тылу немцев, на побережье, среди валунов и рыбацких избушек. Они сутками всматривались в глубину фьордов — в сумерки и дождливую морось. Наградой были силуэты выходящих в море немецких транспортов, где их должны были «принять» подлодки и торпедоносцы Северного флота РККФ. Иногда наградой становился лай собак и автоматные очереди, пуля в бою или допросы гестаповцев и смерть. Хорошо — если быстрая и гордая, плохо — если мучительная, совсем плохо — если бесславная. Высаживали на норвежские берега молчаливых мужчин советские подводные лодки.

Александр Колпакиди, историк спецслужб: «В июле 1941 года по приказу командования Северного флота было начато формирование Четвертого особого добровольческого отряда, подчиненного разведотделу штаба Северного флота. Отряд формировался из офицеров, старшин и матросов бригады подводных лодок, морской пехоты и спортсменов-лыжников. В состав отряда также была включена группа норвежских патриотов, ушедших из Норвегии после ее оккупации гитлеровцами» (3)
Капитан 3-го ранга В.Н.Хрулев, командир подводной лодки М-105 Северного флота
Капитан 3-го ранга В.Н.Хрулев, командир подводной лодки М-105 Северного флота

Спроси в годы войны любого норвежца, патриот ли он, — утвердительный ответ «за Норвегию» был бы всегда. Сотни норвежских патриотов перебрались в Мурманск и Лондон, чтобы вернуться на Родину с оружием в руках — приближать час освобождения. Были тысячи других «патриотов» — после войны только из капитанов норвежских судов 284 были осуждены за сотрудничество с гестапо и абвером (4).

Геннадий Гурылёв, историк спецслужб: «Как правило, руководителями разведгрупп назначались люди из числа норвежских коммунистов либо их родственников <…> В качестве радистов во всех случаях выступали военнослужащие, прошедшие подготовку, в т. ч. в разведцентре посёлка Лавна на Кольском заливе <…> в разведгруппах, доставляемых с помощью подводных лодок в тыл врага, участвовало 24 норвежца как разведчики, 7 в качестве лоцманов и 14 советских военнослужащих,

Подводные лодки Северного флота <…> для доставки и снятия разведгрупп использовались в 33 случаях. При этом:

— 17 раз высаживались разведывательные группы успешно. В 2-х случаях производили замену больных и в 2-х — снятие разведгрупп.

— 11 раз командиры подводных лодок по уважительным причинам не смогли выполнить поставленную задачу, т. е. высадить 6 групп и снять 5.

Немецкие карательные органы <…> смогли организовать поиск и ликвидацию ряда разведгрупп только летом 1943 года. К этому времени немецкое командование <…> выделило до 1000 солдат, из Германии поступили радиопеленгаторные системы <…> В июле — сентябре 1943 года погибли в боестолкновениях с карателями 6 разведгрупп» (5).

Александр Колпакиди, историк спецслужб: «К месту высадки, как правило, лодка подходила днем в подводном положении. Тщательно разведав район высадки, обследовав береговую черту (в перископ) и определив как можно точнее свое место, лодка ложилась на грунт. С наступлением темноты она всплывала в надводное положение и высаживала десантную группу, которая на резиновых надувных шлюпках добиралась до берега <…> максимальное число разведывательных групп высажено на Северном флоте — 39 (из них 25 успешные) из общего числа 50. Здесь разведчики как правило вели наблюдение за движением вражеских конвоев вдоль побережья Северной Норвегии» (6).

В Великую Отечественную моряки и летчики Северного флота имели меньшее количество побед, чем немцы. Большинство из 22 погибших здесь советских подводных лодок в реальности потопили по одному кораблю противника, а 8 из них не имели побед вообще (7). Еще более печальная статистика по торпедоносцам Северного флота. Но те и другие упорно атаковали немецкие конвои и погибали под глубинными бомбами и от снарядов зенитных орудий. Причин этому много: от невиданного на Черном море и в Балтике числа немецких эскортных кораблей до ускоренной индустриализации и «специалистов» из бывших крестьян — со всеми вытекающими. Снизить потери и дать возможность кораблям и авиации побеждать врага должны были разведывательные группы Северного флота заброшенные в Норвегию.

Подготовка торпеды к загрузке на подводную лодку М-105. Командир БЧ-2-3 М-105 старший лейтенант А.П.Харитонов и командир М-105 капитан 3 ранга В.Н. Хрулёв
Подготовка торпеды к загрузке на подводную лодку М-105. Командир БЧ-2-3 М-105 старший лейтенант А.П.Харитонов и командир М-105 капитан 3 ранга В.Н. Хрулёв

Козлов Сергей, историк спецслужб: «…группа состояла из трех норвежцев. Старший — Рейнгольд, псевдоним «Франц». Воевал к этому времени два года, был ранен, лечился в СССР <…> тремя рейсами группа «Франца» с оружием и снаряжением высажена. С берега получен сигнал благополучия. Лодка, выполнив основную задачу, ушла в открытое море» (8).

Григорий Щедрин, вице-адмирал, в годы войны командир подводной лодки «С-56» Северного флота: «Группу Франца, высаженную в апреле у Лёквика, противник выследил и энергично преследовал. Франц метался по полуострову Варангер. Чувствуя, что ему не вырваться, он запросил помощи.
Командование приняло решение снять партизан. К побережью Перс-фиорда вышла лодка Хрулева, чтобы принять группу на борт. В помощь Виктору Николаевичу были выделены Оге Хальвари и Хандри Петерсон. В их задачу входило опознать группу и шлюпками снять с берега» (9).

Василий Сорокин, писатель: «Между тем командир дивизиона продолжал ставить задачу.

— Задача, сам понимаешь, необычная. Ну, ни пуха, ни пера.

Хрулев вел подводный корабль к точке, которая значилась на карте под цифрой 2. Еще днем была принята радиограмма. Выделенный в поход шифровальщик, уединившись у акустиков, быстро расшифровал ее. Кроме Хрулева, с текстом радиограммы познакомился старший лейтенант — молчаливый представитель разведотдела флота. Он сказал:

— Будем ждать сигнала…

Плохое настроение не покидало командира. Он словно предчувствовал — тут что-то не так» (10).

Мирослав Морозов, историк военно-морского флота: «В 20:00 12.10 (М-105) вышла в район Варде — м. Сейбунес <…> для съема разведывательной группы (реально разведывательная группа была уничтожена гестапо, а радист работал под контролем противника). 13:10 прибыла на позицию. В ночь на 18 и 19.10 не смогла выполнить задачу из-за отсутствия сигналов в установленной точке. В 13:15—18:32 19.10 подверглась преследованию самолетов противника, сбросивших на безопасном удалении 28 бомб» (11).

Наступило 19 октября — день, когда подлодка попала в лапы смерти, вырваться из которых было почти невозможно. Если расписать действия М-105 20−21 октября по минутам, получится отличное пособие на тему «Никогда не сдавайся».

Григорий Щедрин, командир «С-56»: «После полуночи 20 октября в трех километрах восточнее поселка Финвик, раскинувшегося правее устья реки Санфиорд-Эльв, моряки увидели долгожданный условный сигнал — три длинных зеленых проблеска. Застопорили ход, заполнили главный балласт, приняли позиционное положение» (12).

На палубе — экипаж подводной лодки М-105 во время торжественного присвоения названия «Челябинский комсомолец». 20 февраля 1943 года
На палубе — экипаж подводной лодки М-105 во время торжественного присвоения названия «Челябинский комсомолец». 20 февраля 1943 года
Василий Сорокин, писатель:
«— Сигнал! — крикнул вахтенный.
Хрулев дал команду застопорить ход. Заполнили цистерны главного балласта. Командир осмотрел небо: высоко кружили в воздухе два огонька — красный и зеленый. Это мерцали лампочки на конце плоскостей вражеского самолета. До берега оставалось метров сорок. Вынесли свернутую резиновую лодку, накачали. Боцман вставил в уключины короткие весла, тихо сказал:
— Готово!
Волна высоко подбросила и чуть было не перевернула лодку.
— Счастливой дороги! — тихо сказал Дьячков.
Лодка сразу же скрылась во тьме.
Пора бы возвращаться. Минули полчаса, час. Наконец послышался всплеск весел… Однако разведчиков в шлюпке не оказалось.
— Не нашли, — хмуро доложил старший группы Хрулеву и представителю разведотдела. — Искали, правда, поблизости. Далеко идти и искать времени не было.
Старший лейтенант из разведотдела кивнул головой» (13).

Григорий Щедрин, командир «С-56»: «После короткого совещания решили одну шлюпку послать к берегу. Гребцу высадиться, разыскать группу и подготовить ее к переправе на лодку в следующую ночь. Осуществить это вызвался Хандри.

Оге приняли на борт. «М-105» погрузилась, отошла на две мили мористее и на глубине 45 метров легла на грунт…

После всплытия <…> ровно в 22:00 получили сигнал: пять белых и три зеленых проблеска. Спустя семь минут Оге был уже в шлюпке и направился к берегу. С собой взял автомат, несколько запасных дисков и ручные гранаты <…> В 22:25 на мостике услышали слабый крик Оге:

— Уходите! Погружайтесь!

Одновременно с берега вверх взвилась белая ракета и докатился хлопок гранаты. Вблизи мостика подводной лодки засвистел свинец» (14).

Василий Сорокин, писатель: «Моряки кубарем скатились вниз. При свете ракеты Хрулев на какую-то долю секунды увидел сторожевые корабли, которые полным ходом мчались на лодку. Скатываясь по трапу вниз, он слышал разрывы снарядов» (15).

Мирослав Морозов, историк военно-морского флота: «В 22:25—22:27 20.10 при попытке снять с берега разведывательную группу (М-105) обстреляна орудийным и пулеметным огнем — находившаяся в засаде 14-я (противотанковая) рота 193-го гренадерского полка (2−75-мм, 3 37-мм противотанковых орудия и 2 крупнокалиберных пулемета) выпустили по подводной лодке с дистанции не более 500 метров 7 75-мм и 13 37-мм снарядов» (16).

Расчеты противотанковых орудий обычно натренированы на поражение гораздо меньших целей, чем подводная лодка. Цель в 500 метрах, освещенная прожектором, для артиллериста не проблема. Да и судя по расстояниям в 40 метров от лодки до берега в воспоминаниях, мишень у немецких «гренадеров» была гораздо ближе. «Малютке» на редкость повезло, что ни один из 20 снарядов не пробил прочный корпус, после чего морякам осталось бы только геройски умереть.

Григорий Щедрин, командир «С-56»: «Хрулев приказал дать полный ход назад и начал погружение. Но погрузиться оказалось не так-то просто. Лодка ползла по грунту на глубине 5 метров, хотя по карте здесь числилось двадцать. Карта ли была неточна или лодка подошла слишком близко к берегу, только рубка осталась торчать над водой. А вражеские сторожевики тут как тут. Мчатся из-за мысов, где, видимо, стояли в засаде, и палят из всех пушек. Снаряды рвутся рядом. Положение не из завидных» (17).

Памятная табличка о вхождении подлодки «Челябинский комсомолец» в состав Северного флота
Памятная табличка о вхождении подлодки «Челябинский комсомолец» в состав Северного флота
Василий Сорокин, писатель: «Казалось, еще миг, и неприятельский корабль на полном ходу врежется в рубку «Малютки», все еще торчащую над водой. Однако этого не случилось. Сторожевики — сначала один, за ним другой — проскочили мимо, и пока они описывали циркуляцию, лодка погрузилась» (18).

Второй раз повезло М-105 — командиры немецких сторожевиков часто шли на таран. В июле того же, 1943 года, подлодку Щ-422 героического командира Федора Видяева, тараном потопил германский большой охотник Uj-1217. Почему сторожевые корабли не таранили М-105, непонятно. Немцев могли остановить рассказы о детонирующих в момент тарана на подлодке боекомплектах торпед, когда оба корабля взлетали на воздух.

Мирослав Морозов, историк военно-морского флота: «Затем до 4 часов 21.10 подводная лодка подверглась преследованию СКР V 6111, V 6113, NKi 10 и ТЩ M 273, сбросивших 191 глб. В результате близких разрывов повреждено освещение и заклинен вертикальный руль (после устранения повреждения перекладывался на 20 градусов)» (19).

Василий Сорокин, писатель: «Электромотор работал на полных оборотах. «Челябинский комсомолец» уходил от берега. Он уже успел развернуться и был на глубине двадцати метров, когда вблизи грозно прозвучал взрыв. Лодка сильно качнулась. Потух свет. «Малютка» резко отвернула, сбавила ход… Бомбы опять ложились все ближе и ближе.

Потух и аварийный свет. Трюмные и рулевые работали хотя и на ощупь, но четко. Вот где пригодились тренировки с завязанными глазами.

Ахнувший где-то сзади взрыв поставил лодку на дыбы. Она стала неумолимо проваливаться кормой вниз. Тут же послышалась команда: «Дать пузырь в корму!» Наконец-то стрелка глубомера замерла на месте. «Малютка» выпрямилась.

— Полный вперед!

«Малютка» петляла, останавливалась, шла на полных оборотах, кидалась вправо, влево… Прежде чем отдать команду, Виктор Николаевич учитывал и то, где разорвались бомбы, нагоняют или уже проскочили вперед сторожевики, а может быть, находятся сейчас как раз над головой… Лодка снова то полным ходом шла вперед, то останавливалась, стараясь выскользнуть из огневого коридора» (20).

Григорий Щедрин, командир С-56: «Враг преследовал поврежденную лодку в течение шести часов. В непосредственной близости от нее взорвалось более полусотни бомб… Сорвало кингстон одной из балластных цистерн. Дала трещину воздушная магистраль. Что-то случилось с линией вала. К счастью, перед минным полем удалось обмануть противника, и он потерял контакт с лодкой» (21).

Обычно точный в деталях, Г. Щедрин в описании боя ошибся. На «Малютку» В. Хрулева было сброшено на полсотни, а, по немецким данным, 191 глубинная бомба! Это одна из самых, если не самая, продолжительных по числу зарядов бомбардировка в Арктике в годы войны. И никаких существенных повреждений, которые нельзя было бы устранить силами экипажа М-105. Удача хранила командира Хрулева и экипаж!

Подводная лодка М-105 «Челябинский комсомолец» Северного флота. 1943 г. Фото В.Ковригин
Подводная лодка М-105 «Челябинский комсомолец» Северного флота. 1943 г. Фото В.Ковригин
Василий Сорокин, писатель: «Между тем впереди молчаливо поджидало коварное минное заграждение. Как преодолеть опасную полосу? О том, чтобы всплыть, нечего и думать. А если на предельной глубине? Там мин наверняка нет. И «Челябинский комсомолец», погрузившись, пошел вперед. Где-то сзади раздался двойной взрыв. Наконец лодка оторвалась от преследователей… Через двенадцать часов» (22).

Мирослав Морозов, историк военно-морского флота: «В 10:25 начала возвращение в базу и в 23.45 прибыла в Полярное» (23).

Григорий Щедрин, командир С-56: «— Вы уверены, что Оге и группа Франца погибли? — допытывался я.
— Да, конечно… Когда ракета осветила берег, мы с Яковлевым не спешили спускаться в люк, надеялись, что обстрел ошибочный. В тот момент и увидели на песке резиновую шлюпку, а рядом распростертую фигуру человека. Несомненно, это был Оге…
Позже мы узнали, что группа Франца была захвачена карателями и затем казнена. Оге погиб в схватке» (24).

Согласно аттестации за 1943 год, В. Хрулев по прибытии на базу, скорее всего, «гасил стресс». Есть люди, которым адреналин от смертельной опасности приносит чуть не радость. Судя по описаниям, так вел себя А. В. Суворов. Капитан 3-го ранга Виктор Хрулев не был в этом отношении вторым Суворовым. Наверное, он боялся, но бояться можно по-разному: за себя, за вверенный экипаж, за невыполнение боевой задачи. Хрулев подавлял естественный страх и сохранял под бомбами быструю и изобретательную голову. Самую быструю и самую изобретательную — многие лучшие командиры погибли, а Хрулева бог берёг. Командование это знало и на выполнение сложных заданий отправляло М-105 с командиром и всеми его недостатками. Но когда на Черном море, куда по железной дороге перебросили «Малютку» с экпипажем, закончились боевые действия, Хрулева уволили в запас с понижением в звании.

Сергей Александров, писатель: «Отгремела война… уходили в запас моряки с М-105 «Челябинский комсомолец», уходил и ее командир, Виктор Николаевич Хрулев. На прощанье он сказал, взволнованно обращаясь к своим боевым товарищам: «По-прежнему высоко держите знамя «Челябинского комсомольца». Рано или поздно все уйдем в запас. Нас сменит молодежь. Пусть она знает: экипаж всегда достойно нес службу — как на фронте, так и в мирные дни. И я верю, что молодые моряки продолжат традиции уральской «Малютки» (25).

Виктор Николаевич Хрулев приказом наркома ВМФ от 2.01.1945 г. был понижен в звании до капитан-лейтенанта. Через три недели приказом наркома Н. Г. Кузнецова от 27.01.45. уволен из ВМФ с понижением в звании до лейтенанта. Работал на гражданских судах Архангельского пароходства (26). Дата, место и обстоятельства его смерти в публикациях о подвигах подлодки М-105, не упоминаются. «К сожалению, В. Н. Хрулев спился…» —написано в сборнике биографий командиров подлодок (27). Но это не так, Виктор Николаевич, как когда-то в норвежском фьорде, хитрым маневром обманул противника и поднялся из глубины к свету.

Василий Сорокин, писатель: «В марте 1971 года я приехал в Архангельск, где встретился с Виктором Николаевичем Хрулевым. Первый командир уральской лодки горячо поблагодарил за пожелание долгих лет <…> Глубокие морщины на его лице свидетельствовали о большой и трудной жизни моряка. После демобилизации он еще долгие годы водил по морям и океанам рыболовные и другие суда. Сын его, Валентин, работает механиком <…> на траулере в Мурманске» (28).

Подводная лодка М-105 Северного флота возвращается из боевого похода
Подводная лодка М-105 Северного флота возвращается из боевого похода

Примечания:

  1. М. Р. Федоров. Командиры подводных кораблей. СПб. 2013. С. 784
  2. Сайт «Великая Отечественная под водой»
  3. А.И.Колпакиди. Спецназ ГРУ: самая полна энциклопедия. М. 2012. С. 330
  4. М. Э. Морозов. Подводные лодки ВМФ СССР в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг. Ч.3. Северный флот. М. 2004. С. 82
  5. Г. А. Гурылёв. «Роль советских разведгрупп в разгроме германской группировки на Севере».
  6. А. И. Колпакиди. Спецназ ГРУ: самая полная энциклопедия. М. 2012. С. 330
  7. М. Э. Морозов. Подводные лодки ВМФ СССР в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг. Ч.3. Северный флот. М. 2004.
  8. С. В. Козлов. Исторические предпосылки создания спецназа. 1941−1945. Т.2. С.289
  9. Г. И. Щедрин. В перископе — корабли врага. В сборнике: Через фиорды. Воспоминания. Составитель В. Г. Коршунов. М. 1969.
  10. В. Н. Сорокин. Первая уральская.
  11. М. Э. Морозов. Подводные лодки ВМФ СССР в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг. Ч.3. Северный флот. М. 2004. С.33
  12. Г. И. Щедрин. В перископе — корабли врага. В сборнике: Через фиорды. Воспоминания. Составитель В. Г. Коршунов. М. 1969.
  13. В. Н. Сорокин. Первая уральская.
  14. Г. И. Щедрин. В перископе — корабли врага. В сборнике: Через фиорды. Воспоминания. Составитель В. Г. Коршунов. М. 1969.
  15. В. Н. Сорокин. Первая уральская.
  16. М. Э. Морозов. Подводные лодки ВМФ СССР в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг. Ч.3. Северный флот. М. 2004. С.33
  17. Г. И. Щедрин. В перископе — корабли врага. В сборнике: Через фиорды. Воспоминания. Составитель В. Г. Коршунов. М. 1969.
  18. В. Н. Сорокин. Первая уральская.
  19. М. Э. Морозов. Подводные лодки ВМФ СССР в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг. Ч.3. Северный флот. М. 2004. С.33
  20. Г. И. Щедрин. В перископе — корабли врага. В сборнике: Через фиорды. Воспоминания. Составитель В. Г. Коршунов. М. 1969.
  21. В. Н. Сорокин. Первая уральская.
  22. Г. И. Щедрин. В перископе — корабли врага. В сборнике: Через фиорды. Воспоминания. Составитель В. Г. Коршунов. М. 1969.
  23. М. Э. Морозов. Подводные лодки ВМФ СССР в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг. Ч.3. Северный флот. М. 2004. С.33
  24. Г. И. Щедрин. В перископе — корабли врага. В сборнике: Через фиорды. Воспоминания. Составитель В. Г. Коршунов. М. 1969.
  25. С. С. Александров. Служат уральцы Отчизне.
  26. chel-portal.ru/enc/Hrulyov_Viktor_Nikolaevich
  27. М. Р. Федоров. Командиры подводных кораблей. СПб. 2013. С.785
  28. В. Н. Сорокин. Первая уральская.

Читайте ранее в этом сюжете: Как советскую подлодку «резали неизвестными лучами»

Читайте развитие сюжета: Неудачливая Щ-402: дважды миновало, в третий — погибла