Крещение Господне
Крещение Господне

Сегодня, в четверг 9 января, читаем Евангелие от Марка, где делегация, представляющая церковное начальство, допытывается у Иисуса о Его полномочиях:

«Пришли опять в Иерусалим. И когда Он ходил в храме, подошли к Нему первосвященники и книжники, и старейшины и говорили Ему: какою властью Ты это делаешь? и кто Тебе дал власть делать это? Иисус сказал им в ответ: спрошу и Я вас об одном, отвечайте Мне; тогда и Я скажу вам, какою властью это делаю. Крещение Иоанново с небес было, или от человеков? отвечайте Мне. Они рассуждали между собою: если скажем: с небес — то Он скажет: почему же вы не поверили ему? а сказать: от человеков — боялись народа, потому что все полагали, что Иоанн точно был пророк. И сказали в ответ Иисусу: не знаем. Тогда Иисус сказал им в ответ: и Я не скажу вам, какою властью это делаю» (Мк.11:27−33).

Евангелист Марк вряд ли мог читать мысли книжников, чтобы так уверенно и точно знать, что они помышляли. Но и не больно какая тайна мысли их, если ответ поступил такой уклончивый «не знаем». Ответ этот есть просто лукавая отговорка, мнение в Церкви всегда имеется по всякой мелочи, а тут вопрос не рядовой, ко Христу своим допытыванием они явно цеплялись, требуя ответа на духовно поставленный вопрос, следовательно, и глубокое духовное понимание должны были иметь, поэтому восстановить логику их дальнейших размышлений было не трудно. Потому, конечно, и «не знали», ибо выбор ответов был невелик, и угадать их рассуждение, даже не читая мыслей, было не сложно.

Икона «Иоанн Креститель Ангел Пустыни»
Икона «Иоанн Креститель Ангел Пустыни»

Всё, что от человека, то низко и не требует вообще никакого внимания. Что от Бога, то настолько высоко, то должно приниматься без рассуждений, но прежде то, что «от Бога», требуется подтвердить. А как подтвердить? Ну, считается, что Бог в основном на земле чудеса разные показывает, а всё, что помимо чудес, то это в законе четко всё прописано. Либо исполняй закон, либо давай чудо, но тоже в рамках закона. Поэтому законники и вообще все служители культа гораздо больше «от Бога», ибо, во-первых, требуют соблюдения, а это все-таки гораздо выше, чем не требовать, а во-вторых, по закону поставлены закон соблюдать, а раз по закону то точно «от Бога».

Религия, таким образом, создает между Богом и человеком зазор, в котором она будет находиться посредником. Контролировать соблюдение дистанции. И в этом качестве она — власть. Формально она соглашается, что выше нее власть Бога, но поскольку она на страже законов, то она и есть «власть от Бога», и какие-либо еще — тем более человеческие — действия воспринимает как посягательство на эту власть. Иисус же их спрашивал об Иоанне Крестителе, и тут обращает, несомненно, внимание указание евангелиста на то, что первосвященники с книжниками и старейшинами «боялись народа». Это в достаточной мере характеризует то, что и в те времена, как и в наши, народная вера с официальной религией далеко не совпадают.

Народ доверяет не книжной мудрости, а реальной, прямо на их глазах совершаемой святости. Иоанн же вел себя совсем не книжно, авторитет церковных вождей ни во что не ставил, так что для них крещение Иоанново было не «с небес», а самозванное, то есть «от человеков». А это всё равно что признать крещение его недействительным. Ответа они от Христа не получили, поскольку сами не желали и боялись обнаружить перед народом то, что сами они считают святостью. Не случайно при этом, что подошли к Иисусу, пытаясь подловить на слове, в храме при большом стечении народа, чтобы легче было обвинить в святотатстве, но сами обнаружить свое святотатство не пожелали, испугавшись, что гнев народа, который желали направить на Христа, вылился бы на них самих.

Андреа Верроккьо. Крещение Христово
Андреа Верроккьо. Крещение Христово

Конечно, в вопросе «какой властью?» ответ предполагался один из трех. Властью Бога, человеческой, ну и, наконец, такой «властью», в использовании «силы» которой Христа и за Его спиной и открыто обвиняли, что «Он изгоняет бесов силою князя бесовского» (Мтф. 9:34). Но публичного «признания», конечно, ожидалось лишь в одном из двух вариантов. Поэтому Христос, не долго думая, сразу и высказал их невысказанный намек на то, что власть Его «человеческая», то есть авторитет ее низкий, поскольку «от Бога» требуется в первую очередь соблюдать закон и чтить законников, без которых закон остался бы беспризорным. Иоанн Креститель указывал на Иисуса как на Того, кто выше его самого, кому он лишь подготовил путь, призвав к покаянию. И вопрос Христа об Иоанне, таким образом, был и ответом на природу Его власти.

Надо признать, что их ответ «не знаем» следует считать даже честным. Таким он получился, ибо религия и вправду не знает и не понимает обычно ничего в тех вопросах, которые сама же и ставит. Поскольку любой другой ответ проистекает не от знания, а из соображений, продиктованных сугубо идеологией, тем, как велено считать. Что «от Бога» это всё, что по закону, который религия охраняет. Христос именно эту иллюзию и разрушал.