Севастополь, город-герой. Выхожу с чудесного мероприятия «Читаю стихи» из здания театра им. Луначарского. Было много поэзии, много музыки. Светлая, возвышенная атмосфера. Спускаюсь на так называемую стометровку, к набережной Корнилова, это в самом центре — спускаюсь и моментально переношусь в ад.

Забавы молодых
Забавы молодых
Цитата из к/ф «Маленькая Вера». Реж. Василий Пичул. 1988. СССР

Я не был здесь несколько месяцев. Но я и представить себе не мог, что тут творится подобный позор. Летом, когда на стометровке бесновались, ещё можно было понять — курортный сезон. Но сейчас к чему эти омерзительные виражи?

На всю набережную долбит неадекватная музыка из припаркованных машин. Авто разместил молодняк. Открыл настежь багажник, двери — чтобы неслась и оглушала идиотская музыка из динамиков. Показательный понт, агрессивная злоба. Рядом с машинами тусуются их хозяева — мальчики и девочки. Некоторым, судя по виду, нет и 13 лет. Но большинство очевидно обдолбано. Видно, что по рукам ходит наркота. Кто-то передаёт друг другу странные пакетики.

Летом, когда я был здесь, к происходящему добавлялась ещё раздача шариков с веселящим газом (закисью азота). Ими торговали с раздолбанных «Жигулей». Мальчики и девочки покупали шары, вдыхали газ. При мне один малолетний толстячок сдолбил подряд семь порций веселящего газа. Всё время приплясывал, руками размахивал.

Забавы молодых
Забавы молодых
Цитата из к/ф «Маленькая Вера». Реж. Василий Пичул. 1988. СССР

Напротив угарного молодёжного party — незакрывающаяся пивнуха. Рядом с ней торчат совершенно неадекватные, в хлам пьяные люди, по углам виднеется рвотная масса. Ради чего, спрашивается, надо было ограничивать продажу алкоголя после 23:00, если пиво можно купить в любое время вот в таких кабаках? Вокруг них и тусуются маргиналы, рядом с ними и совершается криминал.

Меж тем музыка продолжает долбить. Нарушение общественного порядка, что называется, налицо. Да и на уши тоже. И тут появляются бойцы «Росгвардии». Моя подруга, с которой мы оказались на стометровке, говорит: «Сейчас воспитают молодых». Это логично, да. Но вместо того, чтобы сделать внушение, разобраться в ситуации, бойцы приветственно обнялись с молодняком — и музыка продолжила долбить дальше, превышая любые допустимые нормы.

Идём дальше к машине. Пятеро бородачей у здания ГУМа бурно выясняют отношения. В результате завязывается жуткая драка. Просто ад. Хочу вмешаться, но, честно признаться, боюсь, ведь разбираются свои со своими. Вмешиваться к таким опасно. Боюсь поножовщины. Такие же бородачи, приехавшие из Дагестана поработать на крымских виноградниках, чуть не зарезали меня в Угловом, когда я попытался вмешаться. Да и, что говорить, не секрет, сколько преступлений такого плана совершаются соответствующими людьми в Севастополе с недавних пор. Достаточно вспомнить нашумевшее дело по убийству мужчины тремя приезжими из Дагестана в баре «Бенефис». Покойный отказался танцевать лезгинку. Убийцы до сих пор не осуждены.

Разговор
Разговор
Цитата из к/ф «Маленькая Вера». Реж. Василий Пичул. 1988. СССР

Драка у ГУМа продолжается, и тут вновь появляются бойцы «Росгвардии». Они успокаивают драку, правда, не сразу. Потом все расходятся. Как будто ничего больше делать не надо.

Пятнадцать минут из жизни вечернего Севастополя, раньше весьма спокойного города. И всё это происходит в самом центре города-героя. В самом центре! Как так? Мы уже привыкли к тому, что улицы Севастополя превратились в рассадник наркоты — повсюду её реклама и закладки. Криминал вырос на десятки процентов. Полиция говорит, что не успевает справляться. Как так? Если по улицам рыщет обдолбанная молодёжь, а убийства совершаются с чудовищной жестокостью.

Но ведь, согласитесь, хотя бы центр города-героя можно привести в должный вид. Неужели его нельзя обезопасить? Чем занимается «Росгвардия», чем занимается полиция? Где, наконец, власти? Неужели нельзя убрать хотя бы из центра Севастополя обдолбанную молодёжь, неадекватных хулиганов и наркоту с бухлом? Для чего господин Развожаев исполняет обязанности губернатора? Для чего избраны депутаты в Законодательное собрание? Чтобы творилось вот такое?

Михаил Развожаев
Михаил Развожаев
Kremlin.ru

Обстановка в Севастополе и так крайне напряжённая. Многие люди, не готовые к столь резким переменам, озлоблены и разочарованы. На их глазах уничтожается исторический облик города. Цены заоблачные, но работы нет, а та, что появляется, захвачена приезжими — чаще всего мигрантами из Средней Азии и нашими гражданами с Кавказа. От порыва Крымской весны осталось мало что. Люди не могут найти работу, но теперь они боятся и за свою безопасность. Та же стометровка — это просто рассадник криминала, наркоты и конфликтов. То там кого-то бьют, то лезгинку танцуют, перегородив проезжую часть, то музыка долбит, то молодёжь обдалбывается. Если такое творится в самом центре, то что на окраинах?

Так чего ждёт севастопольская власть? Того, чтобы людей резали и убивали прямо в центре, или они умирали там от передозировки? Для чего вообще нужна такая власть? И как относится к этому Кремль? Ведь не секрет, что рейтинг «Единой России» в Севастополе едва ли не ниже, чем по всей России, и он продолжает падать. Так хорошо бы врио губернатора Развожаеву взять под ручку врио начальника УМВД Кузнецова, захватить начальника Росгвардии Назаренко и просто прогуляться по этому гетто вечером. Может, они что и поймут.

Впрочем, не это главное. Главное — то, что вот такими бездарными действиями уничтожается любое наследие Крымской весны. Ведь неужели так должен выглядеть город русской славы? Это — патриотическая столица? Это — город-герой? Нет, это — позор, кунсткамера и наркопритон! То, во что превратили Севастополь — позор. В этом городе с недавних пор стыдно и страшно жить. Так скольких ещё мы должны потерять? И как сильно мы должны разочароваться, чтобы наконец начать действовать?