Уважаемая Оксана Викторовна!

Депутат Оксана Пушкина
Депутат Оксана Пушкина
Иван Шилов © ИА REGNUM

В ходе пресс-конференции по законопроекту о домашнем насилии, состоявшейся в пресс-центре МИЦ «Известия» 24 декабря [1], Вы отметили, что законодательство о профилактике домашнего насилия уже работает в 144 странах, а в России такого закона до сих пор нет. А так как все страны «договорились» принять особое законодательство «касаемо социального здоровья нации», такой закон необходимо разработать. При этом Вы посетовали, что, возможно, Вам придется оправдываться.

Цитируем: «То, что мы делаем, это очень трудно! Что касается Европейского суда… В январе мы едем в Страсбург, по всей видимости, если мы не разработаем законопроект, нам придется оправдываться…, мне придется оправдываться, защищать свою страну: «Да, действительно, мы работаем…» Но мы уже должны заработать!».

При этом Вы указали, что являетесь не «западным агентом», а занимаете пост спецпредставителя Госдумы во Всемирном банке по женскому предпринимательству и являетесь членом ПАСЕ.

В этой связи хотелось бы уточнить, в чем Вы видите основную задачу Вашего членства в ПАСЕ. В том, чтобы отстаивать интересы Российской Федерации в Страсбурге? Или в том, чтобы лоббировать интересы условного Страсбурга в России?

Если первое, то как граждане Российской Федерации, интересы которых Вы и должны представлять, спешим порекомендовать вам отметить в Страсбурге, что в России многое делается для поддержания социального здоровья нации и профилактики насилия, в том числе семейного. В частности, в целях профилактики правонарушений, совершаемых на бытовой почве и в сфере семейно-бытовых отношений, в 2018 г. сотрудниками полиции проводилась индивидуально-профилактическая работа с 528,9 тыс. лиц, находящихся на учете, из них 91,1 тыс. — допускающих правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений, 72,5 тыс. — состоящих на учете в медицинской организации из числа больных алкоголизмом, 55,3 тыс. — наркоманией. В том числе благодаря этому за 9 месяцев 2018 г. на 11,6% снизилось число зарегистрированных бытовых преступлений (до 66,9 тыс.) [2].

Оксана Пушкина и соавторы законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия
Оксана Пушкина и соавторы законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия
Вера Родионова © ИА REGNUM

При этом за 9 месяцев 2018 года сократилось на 11,8% число тяжких и особо тяжких бытовых преступлений (до 7,2 тыс.), в том числе убийств — на 18% (до 1,8 тыс.), случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью — на 10,4% (до 5,1 тыс.). [3]

Кроме того, перевод противоправного деяния «побои» (т.е. насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий для здоровья) в случае, если они совершаются впервые, из разряда уголовно-наказуемых преступлений в разряд административных правонарушений стал действенным превентивным инструментом предотвращения тяжких последствий указанных проступков. Да-да, перевод тех самых побоев, которые вы так мечтаете вернуть обратно в УК! Осуществлённые в 2017 г. изменения в законодательстве способствовали обеспечению неотвратимости наказания (производство по административным делам возбуждают органы полиции, а не суд, что проще и быстрее, если Вы не знали) и снижению латентности данных противоправных деяний. Жертвы побоев могут теперь обращаться за помощью в правоохранительные органы, не опасаясь последствий для семьи в целом и детей — последствий, связанных с уголовной судимостью виновного, который, в том числе, может лишиться работы. И результатом выведения из тени этих латентных случаев стало уменьшение тяжких и особо тяжких преступлений почти на четверть!

Процедура привлечения виновного в побоях к ответственности также упростилась и ускорилась. Нарушитель может быть немедленно задержан полицией на срок до двух суток, суд вправе принять постановление о назначении виновному меры наказания в виде ареста вплоть до 15 суток. То есть полиция получила возможность немедленной изоляции насильника от жертвы. Реальной изоляции, а не предписания! То, что и нужно для защиты жертвы. Так что этой мерой Вам можно отчитываться как достижением, а не требовать её отмены и возврата всех побоев в УК!

Джованни Баттиста Торрилья. Счастливая семья
Джованни Баттиста Торрилья. Счастливая семья

Все эти свидетельства безусловно положительного эффекта перевода статьи «Побои» из УК РФ в КоАП РФ публично представлены специалистами МВД ещё в начале 2018 года, но ваша группа почему-то их не учитывает, более того, дезинформирует наше общество и международные инстанции, утверждая, будто бы семейное насилие резко возросло.

Также рекомендуем Вам обратить внимание в Страсбурге на то, что уровень насилия в России, в том числе в отношении женщин, явно и сильно снижается. То есть для самой постановки вопроса о чрезвычайных мерах в России нет почвы. Так, по данным ГИАЦ МВД [4] общее число «преступлений, сопряжённых с насильственными действиями», составляло: в 2015 г. — 367 тысяч, в 2016 — 343 тысяч, в 2017 — 258 тысяч, в 2018 — 245 тысяч. Соответственно, снижается и насилие в отношении женщин. По тем же годам его показатели — 166, 171, 114, 107 тысяч преступлений, из них против женщин из семьи преступника — 35,9, 49,4, 25, 24 тысячи, из них от рук мужей — 17,7, 27,0, 13,6, 13,4 тысячи.

Отсюда же видно, что насилие против женщин в семье составляет не 80% от общего размаха насилия, о которых ваша группа голословно заявляет, а только 10%. Из них от рук мужей — 5,5%. Хочется все же, Оксана Викторовна, чтобы и у нас, и в Страсбурге было меньше неправды, нацеленной на уничтожение семьи.

На всякий случай, замечу, что это сведения по всему насилию, а не только по убийствам. Погибших женщин среди всех жертв преступлений (не только в семье) в 2018 году было 8,3 тысячи, из них «в семейно-бытовых конфликтах» (тоже не только в семье) 253 женщины — 3%.

Таким образом, действующие в России меры профилактики насилия оказывают положительный эффект. Рекомендуем Вам, как депутату и члену ПАСЕ, предложить зарубежным коллегам изучить внимательно и внедрить у себя передовой, эффективный и реально работающий российский опыт.

Что же касается мер и норм, содержащихся в законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия, размещенном на сайте Совета Федерации [5], то они не только дискриминационны, коррупциогенны и несовместимы с презумпцией невиновности (это родовые черты законопроекта, не подлежащие устранению в правках), но и попросту не имеют научно доказанной эффективности [6]. Западный опыт применения подобных законопроектов свидетельствует о том, что «семейное» насилие остается на том же уровне — советуем ознакомиться с данными ООН по убийствам. [7]

Эдгара Дега. Интерьер. Насилие. 1869
Эдгара Дега. Интерьер. Насилие. 1869

А если верить статистике некоторых местных женских организаций, то насилие из года в год только растет, причем «охранный ордер», на который столько упований, не уберегает от повторных актов со стороны «абьюзера» (когда речь о реальном насилии, а не клевете) и в 11% этих повторных случаев привел в США к убийству жертвы разъяренным насильником в браслете. [8]

Безусловно, проблема насилия в России существует, в том числе насилия в семьях. И с ним необходимо бороться. Однако делать это стоит методами, доказавшими свою эффективность и не сопряженными с такими разрушительными издержками. По разным данным, до 80% семейного насилия в России связано с алкоголем или наркотиками. Значит, нужно бороться с алкоголизмом. Часто насилие имеет место в семьях безработных. Значит, нужно бороться с безработицей! Образцы девиантного поведения широким потоком льются на головы нашего населения с экранов телевизора и компьютеров. Значит, нужно бороться за ограничение трансляции опасного контента хотя бы на телеканалах! Об этом кричит вся страна, но Вы, являясь зампредседателя Комитета Госдумы по семье, ничего не делаете в данном направлении. Видимо, тоже не в курсе?

Но вернемся к Вашим оправданиям перед Страсбургом.

Кроме вышесказанного, рекомендуем Вам вспомнить то, что Вы, видимо, забыли, если до сих пор настаиваете на введении в законодательство России защитных предписаний. Вы можете гордо подчеркнуть в Страсбурге, что благодаря и лично Вашему депутатскому голосу [9], [10] в законодательство России уже внесены важные изменения, то есть в отмеченных выше успехах России в борьбе с насилием есть и Ваш вклад. Не стесняйтесь этого, Оксана Викторовна!

Оксана Пушкина в Госдуме
Оксана Пушкина в Госдуме
Duma.gov.ru

Во-первых, с 29 апреля 2018 года в Уголовно-процессуальный кодекс РФ введена и действует в настоящее время новая мера пресечения — Статья 105.1 «Запрет определённых действий». Согласно этой статье, суд может возложить на подозреваемого или обвиняемого следующие запреты:

  1. выходить в определённые периоды времени за пределы жилого помещения, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях;
  2. находиться в определённых местах, а также ближе установленного расстояния до определённых объектов, посещать определённые мероприятия и участвовать в них;
  3. общаться с определёнными лицами;
  4. отправлять и получать почтово-телеграфные отправления;
  5. использовать средства связи и информационно-телекоммуникационную сеть «Интернет».

Во-вторых, с 27 октября 2019 г. в закон «О полиции» введено и действует в настоящее время новое право полиции — «объявлять физическому лицу официальное предостереже­ние… о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений, административных правонарушений, разрешение которых отнесено к ком­петенции полиции, либо недопустимости продолжения антиобщественного поведения».

Вот это все Вы можете и должны сказать в ПАСЕ, если Вы там отстаиваете интересы Российской Федерации, да и просто честны.

Если же для Вас членство в ПАСЕ сопряжено с отстаиванием интересов условного Страсбурга в Российской Федерации, то сообщаем, что это и значит — быть иностранным агентом. И коль скоро вас так тяготит необходимость «оправдываться» в Страсбурге за суверенные решения Российской Федерации, то, быть может, вам стоит освободиться от этих обременительных обязательств? Быть может, Россию в ПАСЕ лучше представлять людям, которые не будут оправдываться, но станут защищать интересы нашей страны на международной арене, а не наоборот?

Мария Мамиконян, председатель Общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление», от лица Центрального совета РВС.

Мария Мамиконян
Мария Мамиконян
Пётр Данилов © ИА Красная Весна

[1] https://iz.ru/957765/2019−12−24/press-konferentciia-po-zakonoproektu-o-domashnem-nasilii-transliatciia

[2] Доклад о ходе реализации в 2018 году Национальной стратегии действий в интересах женщин на 2017−2022 годы.

[3] Доклад о ходе реализации в 2018 году Национальной стратегии действий в интересах женщин на 2017−2022 годы, стр. 8

[4] «ГИАЦ МВД наконец выдал цифры по насилию в быту — снижение по всем статьям» // ИА Красная весна, 20.11.2019.

[5] Сайт Совета Федерации

[6] См. доклад Анны Швабауэр, к.ю.н., адвоката, эксперта Общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге и Ленобласти.

[7] Map of homicide in countries worldwide

[8] См. например: Vittes K.A., Sorenson S.B. Restraining orders among victims of intimate partner homicide. // Injury Prevention 2008; 14:191­195.; Andrew R.Klein. Practcical Implications of Current Domestic Violence Research: For Law Enforcement, Prosecutors an Judges // National Institute of Justice Special Report. — June 2009 и др.

[9] Система анализа результатов голосований на заседаниях Государственной Думы

[10] Система анализа результатов голосований на заседаниях Государственной Думы