Далеко не каждый мужчина в России хотя бы раз в жизни проявлял физическую силу по отношению к женщинам и детям. Нас с детства воспитывали совсем не так, учили, что женщин и вообще слабых бить нехорошо. Мягкость и деликатность русских мужчин особенно заметна в контрасте с иностранцами. Хамоватыми принято считать американцев, жёсткими — китайцев. Чем русская пара отличается от индийской? В русской громко и эмоционально говорит женщина, мужчина же сдержан, его едва слышно. А в индийской всё с точностью до наоборот. О патриархальных народах Кавказа и Ближнего Востока, разумеется, даже говорить не нужно.

Черная Мамба
Черная Мамба
Цитата из к/ф «Убить Билла». Реж. Квентин Тарантино. 2003. США

В России другая среда и культура, мужчин с детства обучают возвышенному и особенному отношению к женщинам. Но из правил есть исключения, и случаи насилия, конечно, тоже встречаются. Все они расцениваются законодательством как уголовное преступление. И здесь у подозреваемого есть как ответственность, так и права — его вину требуется доказать следствию и суду. Есть ли опрос, где социологи выяснили, какой процент мужчин подвергался оговорам? Почти у каждого таких историй лжесвидетельствования набирается немало. Они начинаются с невинных шуточек о том, что вас боятся.

Читайте также: «Семейно-бытовое насилие»: злоупотребление демократией и дезинформацией

«Только вы не деритесь со мной, ладно? Я вас боюсь»,заявила уполномоченный по правам ребёнка в Московской области Ксения Мишонова пожилому священнослужителю Димитрию Смирнову перед началом пресс-конференции, когда тот занимал своё место. Не в пылу ссоры, а вот так с ходу его осадила. Схожих игривых подозрений каждый мужчина выслушивает за жизнь тысячи, вне зависимости от того, насколько он миролюбив. Логика феминизма гласит: «Ты сильнее, а значит, ты абьюзер, и докажи, что это не так». И если раньше это легко и беззаботно переводилось в шутку, некую игру полов, то сейчас такой юмор приобретает интонации прокурора-обвинителя. Кстати, Мишонова по-приятельски тепло общается с одним из авторов законопроектов о домашнем (или семейно-бытовом) насилии Оксаной Пушкиной.

Цитата из к/ф «Малышка на миллион». Реж. Клинт Иствуд. 2004. США

Иногда оговор бывает циничным и осознанным, с неправдоподобными легендами. При расставании или конфликте выдумываются истории про насилие, внезапную беременность и про что угодно ещё — это личные отношения, и эмоции порою берут верх. «Я скажу, что это ты мне синяк поставил» — знакомая фраза?

Ещё лет десять назад на потоке стояло преступление, когда симпатичная девушка знакомилась в кафе или ресторане с мужчиной, затем обвиняла его в изнасиловании, приезжали её «родственники», и мнимому обидчику нужно было откупаться. Недавно СМИ опубликовали историю, когда сотрудница московской стройфирмы обвинила своего начальника в избиении и изнасиловании. Однако расследование установило умышленный оговор, и недавняя «жертва» во время допроса сама во всём призналась.

Однако отношения в семье отличаются от этих историй тем, что реальную ситуацию в них понять ещё сложнее. Вступление в брак, как правило, означает согласие на взаимный физический контакт. Когда, в какой форме он допустим, а когда становится преступлением? Типичная ситуация, когда мужчина и женщина в компании друзей позволяют себе лёгкие шлепки. В этом нет никакой проблемы до определённого дня, когда из-за конфликта или манипуляции то же самое действие начинает расцениваться как насильственное и становится поводом скандала. Или когда партнёрша провоцирует мужчину на лёгкое насилие во время интимной игры, потом рассказывает знакомым, что он её бьёт, а после опять явно способствует таким моментам, даже первая наносит удары.

Посмотрите, как ведут себя животные в брачный период. Это совсем небезопасное дело. Давайте вспомним, что у людей тоже есть инстинкты, и их материя слишком тонкая, чтобы бить по ней с высоты государства вот такими законами.

Цитата из к/ф «Иствикские ведьмы». Реж. Джордж Миллер. 1987. США

Конечно, эти законы о домашнем или семейно-бытовом насилии ударят не по реальным преступникам, деспотам и садистам. Они создадут презумпцию виновности каждого мужчины по праву его физического превосходства. Умножат атмосферу страха перед вступлением в брак, где на пустом месте глава семьи может превратиться в изгоя и преступника, в реальности не совершая преступных действий. Лишиться всего.

Новый институт надсмотрщиков над семейными делами породит когорту новых чиновников и откроет поле для коррупции, на котором от «провинившегося» потребуют «доказательств» его невиновности и установят на них цену.

Путь войны полов, который предлагает феминизм, в том числе его лоббисты в органах государственной власти России, губителен для страны, и для мужчин, и для женщин. В условиях демографической катастрофы грядущая антисемейная тирания означает победу не над насильниками, не над мужчинами, а над всем народом страны. Вымирание этноса.