Начиналось всё благостно. С. Морозов, председатель комитета Госдумы по охране здоровья, даже расчувствовался. Придя пораньше на Всероссийский конгресс пациентов (о конгрессменах расскажем отдельно), он окунулся, как выразился, в атмосферу добра.

«Исцеление больного», фреска XV века
«Исцеление больного», фреска XV века

Перед С. Морозовым выступала министр здравоохранения В. Скворцова. Выступала дважды: сначала зачитав приветствие от В. Путина, затем — после доклада сопредседателя организации — со своим приветствием. Предупреждая критику, повторила то, что уже не раз говорила. Система огромная: 75 тысяч объектов здравоохранения, 2,5 млн медицинских работников. Её ведомство — не Министерство обороны. В отрасли нет вертикального управления. За организацию медицинской помощи отвечают субъекты федерации, отсюда, как она многозначительно выразилась, «возникают нюансы». Поэтому президент дал поручение вернуть согласование с Минздравом кандидатов на должности региональных министров здравоохранения.

Вероника Скворцова
Вероника Скворцова
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Главное же — модель российской системы здравоохранения в мире уже признана одной из эталонных. Мы единственная страна, где медики бесплатно посещают больных на дому. Ни в одной стране мира нет бесплатного вызова врачей на дом. Никто не ждет МРТ и КТ по бесплатным программам менее трех недель, в Великобритании ждут по государственной программе 6 месяцев, а у нас с 2020 года пациенты с подозрением на онкологию будут обследованы любым методом не позднее семи рабочих дней. На решение проблем инфраструктуры первичного звена здравоохранения президент выделил 550 млрд рублей. Через два-три года найдется способ решения и другой застарелой проблемы — льготного лекарственного обеспечения всех амбулаторных больных.

Если сравнить выступление министра с другими её же выступлениями, то окажется, что особых отличий нет: Минздрав прозорлив и высокопродуктивен.

Так же благостно, через позитив В. Скворцова докладывала президенту пять лет назад, что уже существенно снижена материнская, детская, младенческая смертность в нашей стране, достигнув нашего национального исторического минимума. Почему? Потому что в стране выстраивается хорошо работающая трёхуровневая система здравоохранения. Потому что в стране реализуется стратегия массовой профилактики, формирования здорового образа жизни, скринингов здоровья и диспансеризация. Более 40 миллионов людей уже охвачено профилактическими осмотрами. В результате на 17 процентов уменьшилось количество курильщиков и намного — алкоголиков. Количество занимающихся спортом увеличилось в два с половиной раза. Выявляемость онкологических заболеваний выросла от 50 до 70 процентов по сравнению с 2013 годом.

Это — всего за один 2014 год. При этом разительные положительные перемены произошли с первичной помощью. В течение многих лет у нас сокращалось количество фельдшерско-акушерских пунктов, фельдшерских пунктов и различных сельских врачебных амбулаторий, теперь — всё наоборот. По сравнению с 2011 годом более чем на три тысячи увеличилось число амбулаторных объектов на селе, и параллельно с этим увеличилось число сельских больниц разного уровня развития: от участковых и районных — до межмуниципальных сельских стационарных центров. И впервые фактически у нас в 2013—2014 году количество этих учреждений превысило три тысячи. Следующий результат — это резкое, на 40 процентов, увеличение объёмов высокотехнологичной медицинской помощи, которое произошло за один год. 80 процентов этих объёмов выполнены уже в региональных учреждениях. Их число увеличилось с 2011 года более чем в три раза — в 3,4 раза. Общее число учреждений, которые оказывают высокотехнологическую помощь, уже сейчас 675: в регионах 461, а было 135.

Врач
Врач
Mil.ru

В. Путин: Как Вы оцениваете объёмы финансирования здравоохранения?

В. Скворцова: Этот финансовый объём не просто достаточен для воспроизведения объёмов медицинской помощи прошлого года, но он задаёт нам определённые возможности на расширение в этом году в том случае, если мы сумеем удержать цены на лекарственные препараты и на имплантируемые медицинские изделия.

В. Путин: Правительство приняло решение увеличить объёмы финансирования по этому направлению, на лекарственные препараты. Деньги поступают?

В. Скворцова: На сегодняшний день эти деньги держатся в резерве, потому что они пока не нужны.

Весь этот разговор, напомню, состоялся пять лет назад. Для тех, кто интересуется всеми деталями, полезно перечитать стенограмму рабочей встречи министра с президентом, опубликованную на сайте Кремля.

Теперь вернемся на наш конгресс. После выступления В. Скворцова перешла к награждению грамотами Минздрава активистов общественных пациентских организаций. Вот здесь и случился тот самый конфуз, к которому Скворцова оказалась совершенно не готовой. Не успев расцеловать сопредседателей, получивших грамоты из её рук, министр вдруг услышала громкий призыв в свой адрес из зала (что было не трудно: в зале было всего около ста пятидесяти человек. Или даже меньше, если вычесть из общего числа многочисленных представителей различных ведомств). Цитирую по видеозаписи:

«Вера Евгеньевна, я не могу Вас так просто отпустить. Я из Краснодарского края. У нас — медицинская Кущёвка по лекарственному обеспечению. Для того, чтобы получить инсулин, женщина вызвала полицейских. И только с помощью полицейских это получилось».

С этими словами Галина Кулик, как удалось выяснить её имя, председатель Гулькевичского районного отделения Общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов», передала министру распечатки с фотографиями женщины, на подоконнике заполняющей заявление с жалобой в присутствии полицейского. Этой женщине — жительнице села Новоукраинское Гулькевичского района Фаине Косяковой пришлось несколько дней ходить в больницу и пытаться выпросить у фельдшера рецепт на инсулин. Рецепт получила, однако получить лекарство по рецепту в аптеке ей не удалось. Пришлось обращаться в полицию, и только с ее помощью рецепт был отоварен.

Переданные министру фотографии были сделаны еще год назад. Тогда же появилось нарицательное понятие «медицинская Кущёвка», которое использовала «Комсомольская правда», поскольку нехватка инсулина в ЦРБ Гулькевичи приобрела систематический характер. Другой громкий инсулиновый скандал в Краснодарском крае произошел в Центральной больнице Северского района, из которой была уволена врач Людмила Бередник. Она не пожелала выписывать пациентке инсулин только потому, что та обратилась к ней без очереди. Проблемы с инсулином объяснялись сильно затянувшимися лекарственными аукционами на федеральном уровне. Власти Краснодара также считали, что в крае произошел резкий фактический прирост населения. В результате выдача препарата была перевыполнена на 128%.

Инсулин
Инсулин

Казалось, прошел год. Конфликт исчерпан. И вдруг Галина Кулик вновь публично обращается к министру со словами — медицинская Кущёвка с лекарственным обеспечением! И к фотографиям «прилагает» живого свидетеля, стоящего рядом с ней: ту же самую Фаину Косякову. В прошлом году она была жертвой инсулинового скандала, а сегодня приехала на конгресс, чтобы лично показать министру и всем конгрессменам свой последний шприц с инсулином. В этот момент один из сопредседателей, стоя на подиуме рядом со Скворцовой, видимо, от неожиданности начал вдруг аплодировать. Зал тоже начал аплодировать, но было понятно, что это аплодисменты совсем другого рода, чем из президиума — в поддержку того, о чем говорила выступающая. Министр спросила — сейчас обеспечили инсулином? Нет еще? Решим сейчас эту проблему.

Г. Кулик продолжала — в том же городке будут сносить замечательную больницу, а рядом построят маленький ФАП. Зачем же так извращать первичную помощь? С этими словами краснодарская активистка опять передала министру кучу бумаг, включая и обращение в прокуратуру. Помощник министра пыталась защитить министра и усадить на место шумную собеседницу. Ее остановила Скворцова словами: «Спасибо за такое искренне выступление» и предложила даже похлопать ей — видимо, тоже от растерянности, потому что понятие искренности здесь из другой оперы. «Инсулин в стране есть в огромных количествах, мы его даже экспортируем, и проблем не должно быть ни в одном населенном пункте». Еще министр для чего-то очень хвалила министра здравоохранения Краснодарского края, опытного и прогрессивного человека, который обязательно разберется в ситуации. На том ушла. Точнее, попыталась уйти: дорога шла через зал, ее перехватили другие участники конгресса со своими вопросами, а следующему выступающему — председателю комитета Госдумы по здравоохранению Д. Морозову пришлось ждать у трибунного микрофона.

Ожидание никак не сказалось на пафосе речевой заготовки. Речь его, как и представителя Совета Федерации, была краткой и торжественной, потому что конгресс был по счету десятым и, следовательно, как бы юбилейным.

Выступавший потом замминистра Минпромторга, отвечающий за фармпроизводство, тоже начал с зачитывания двух приветствий — от правительства и от своего министра, а затем подробно отчитался о работе по фармпроизводству, в том числе по производству уже трех вариантов аналога инсулина, дефицита которого в стране больше нет. И ни слова о том, почему госпрограмма «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности» на 2013−2020 годы» в 2018 году исполнена на 62,9%, хотя в 2017 году — 81,7%. За первое полугодие 2019 года она исполнена на 13,5 процентов, что хуже, чем в 2018 году (тогда 26,3%). Еще замминистра говорил о необходимости увеличить степень лояльности сограждан к отечественным лекарствам, что выглядело как обычный лоббизм. Ни аргументов, ни доказательств. Правда, те, кто слушал внимательно выступление, не могли не обратить внимание на слова, что по-настоящему о безопасности и эффективности лекарственного препарата можно судить после выпуска в широкое обращение. С этим объемом потребления не сравнится никакое предварительное тестирование лекарства. Но и в этом случае докладчик не сообщил о том, каковы выводы делаются в министерстве после массового входа препаратов в народные массы.

Фармакологическое производство
Фармакологическое производство
Asemi

Для справки. В мире зарегистрировано около 210 тысяч действующих патентов на лекарственные препараты. Среди них на долю лекарственных препаратов, предназначенных для лечения онкологических заболеваний, приходится 11,4% патентов, СПИДа и туберкулеза — 0,3%. При этом доля патентов, действующих в Российской Федерации (от общего количества действующих патентов на лекарственные препараты в мире), составляет 7,7%. Доля патентов, действующих в Российской Федерации, на лекарственные препараты, предназначенные для лечения онкологических заболеваний, составляет 5,6%, СПИДа — 7,2%, туберкулеза — 12,5%. По оценке экспертов пациентского сообщества, препараты иностранного производства на порядок превосходят качество препаратов отечественного производства. 70% считают, что лекарственное обеспечение инвалидов значительно лучше обеспечения не инвалидов. Около 60% довольно часто сталкиваются с перебоями в получении необходимых лекарственных препаратов, в том числе из-за сложившихся систем закупок.

Краснодарский активист и здесь не успокоилась и задала замминистра вопрос о производстве в стране наплечного лечебного пластыря для больных Альцгеймером и других хроников, что оказалось новостью для замминистра, как и инсулиновая ситуация для Скворцовой. Ответил так, как ответил: перед нами в свое время поставили задачу по производству трансдермальных пластырей, эту задачу мы выполнили. Что касается пластырей, о которых говорила делегат из Краснодара, запишу и готов обсудить перспективы.

Через три часа после того, как Скворцова узнала, где в России есть лекарственная Кущевка, на конгрессе с докладом выступал руководитель Росздравнадзора М. Мурашко. Он был свидетелем разговора и поспешил связаться с подчиненными. Перед тем, как отчитаться о работе ведомства с обращениями граждан, он сообщил всем присутствующим, что разобрался с инсулиновой ситуацией. Она действительно произошла две недели назад. Читая с айфона, рассказал: первый рецепт женщине выписан правильно и на 68 дней (по которому, видимо, Фаина Косякова и получила лекарство). Но со вторым рецептом оказалась проблема. Он был выписан не по той льготе, которая дает право на его бесплатное получение. Поэтому аптекарь его и не отоварил. Так что, делает с ходу вывод руководитель Росздравнадзора, вина есть и у врача, и у пациента, которые должны вести себя более корректно. И пообещал подетальнее разобраться во всём.

Аптека
Аптека
(сс) Jirik

В чем вина Ф. Косяковой, федеральный чиновник не пояснил. Остается только предположить, что пациенты, видимо, должны теперь приходить к врачу со своими заготовками проектов рецептов.

Благостный ход заседания конгрессменов был нарушен Л. Рошалем. Каким образом? Продолжим рассказ в следующей статье.