Кандидат юридических наук, адвокат и эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи Анна Швабауэр 2 декабря представила юридическое заключение на законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации». Юрист передала его в редакцию ИА REGNUM.

Кузьма Петров-Водкин. Тревога. 1919
Кузьма Петров-Водкин. Тревога. 1919

По мнению эксперта, представленный законопроект является юридически несостоятельным, нарушает конституционные права граждан, игнорирует основные начала уголовного и административного права, противоречит принципам семейного права, имеет коррупциогенный характер, создает предпосылки для разрушения института семьи и в итоге приведет к обострению социальных противоречий и дестабилизации общества.

Швабауэр указывает, что представленные в документе определения понятий не выдерживают никакой критики и нарушают законы логики. Например, из текста законопроекта следует, что определение главного понятия закона «семейно-бытового насилие» фактически означает, что это «умышленное преступление, не содержащее признаков преступления».

Кроме того, «физическое страдание», о котором идет речь в определении понятия «семейно-бытового насилия», согласно замыслу авторов документа, остается за пределами норм УК и КоАП, поскольку «не содержит признаков административного правонарушения или уголовного преступления». Анна Швабауэр указывает: если учесть формулировки действующих статей УК и КоАП РФ, а также законы логики, то это фактически означает, что подобное «физическое страдание» не должно причинять боль.

«Что такое «физическое страдание», не причиняющее боли?» — задаётся вопросом эксперт.

Адвокат отмечает, что в случае «психических страданий» дело обстоит ничуть не лучше, поскольку законопроект предполагает, что речь идет о страданиях, не обусловленных «насильственными действиями» или принудительным воздействием на кого-либо со стороны членов семьи.

«То есть, если один из родственников поет песню, которая другому причиняет чувство печали или тревоги, то он совершает — согласно законопроекту — самое что ни на есть настоящее «семейно-бытовое насилие». Характерен случай из жизни, когда ребенок просит маму спеть лиричную песню, от которой, как мама знает, он будет плакать. Но ребенок настаивает на том, чтобы мама спела. Тут, как ни крути, мама совершает «семейно-бытовое насилие»: если она откажется петь, ребенок будет страдать, а если споет — он тоже будет страдать», — пишет эксперт.

Анна Швабауэр указывает, что, таким образом, «любые споры между супругами, любые воспитательные меры по отношению к детям могут стать основанием для включения карательных механизмов закона».

Адвокат отмечает, что в законопроекте есть также проблемы с определениями таких понятий, как «лица, подвергшиеся семейно-бытовому насилию», и «профилактика семейно-бытового насилия». Кроме того, серьёзную проблему представляет статья о «субъектах профилактики семейно-бытового насилия», которая не только не вводит никаких ограничений на вмешательство НКО в жизнь российских семей, но и даёт право и возможность индивидуальным предпринимателям зарабатывать на профилактике «семейно-бытового насилия».

Читайте также: Совфед предложил обсудить законопроект о семейно-бытовом насилии

Что касается одного из главных моментов документа — защитных предписаний, то, по мнению юриста, нормы законопроекта составлены таким образом, что если они начнут действовать, то любые граждане абсолютно бездоказательно могут быть лишены на неопределенный срок таких прав, как право на неприкосновенность частной жизни (ст. 23 Конституции РФ), право на воспитание детей (ст. 38 Конституции РФ), неприкосновенность собственности (ст. 35 Конституции РФ), право на жилище (ст. 40 Конституции РФ), свобода передвижения (ст. 27 Конституции РФ), свобода совести и право действовать в соответствии со своими убеждениями (ст. 28 Конституции РФ).

«В случае принятия законопроекта его карательные суровые санкции могут быть применены абсолютно к любому человеку. Создается параллельная система уголовного права, в которой не работают базовые принципы уголовного права и процесса», — отмечает адвокат.

Она также указывает, что зарубежный опыт применения законов о борьбе с семейным насилием доказывает несостоятельность механизмов законопроекта, а также то, что их будут использовать в манипулятивных целях, разрушая основы института российской семьи.

Читайте также: В РПЦ видят угрозы в проекте закона о борьбе с домашним насилием

В итоге Анна Швабауэр приходит к неутешительным выводам:

«Согласно ст. 1 Семейного кодекса РФ «семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи … недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав…»

Однако законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в РФ», напротив, способствует вмешательству третьих лиц в дела любой семьи, препятствует примирению членов семьи (путем навязывания запретов общения). Соответственно, проект идет вразрез с принципами семейного права.

Законопроект противоречит также Концепции демографической политики РФ на период до 2025 года (утверждённой Указом Президента РФ от 9 октября 2007 г. № 1351) и Концепции семейной политики в РФ на период до 2025 г. (утверждённой Распоряжением Правительства РФ от 25 августа 2014 г. № 1618-р), которые указывают на необходимость укрепления социальной устойчивости семьи, на рост рождаемости.

Законопроект направлен на подрыв института семьи путем легализации неадекватного понятия «семейно-бытового насилия» и внедрения суровых санкций за обычные внутрисемейные отношения, в связи с чем он нарушает также Стратегию национальной безопасности (утв. Указом Президента № 683 от 31.12.2015 г.), согласно п.п. 76, 78 которой защита семьи и сохранение традиционных российских духовно-нравственных ценностей отнесены к «стратегическим целям обеспечения национальной безопасности».

С учетом вышеизложенного законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в РФ» следует оценить как юридически несостоятельный и крайне деструктивный для семьи и общества в целом».

Напомним, проект закона о профилактике семейно-бытового насилия был опубликован на сайте Совета Федерации 29 ноября 2019 года. Своё возмущение по поводу текста этого законопроекта уже выразили многие известные публичные фигуры.

В частности, известный российский писатель-фантаст Сергей Лукьяненко разместил на своей странице в Facebook публикацию с критикой законопроекта, заявив, что он «обалдел с самого начала» процесса чтения документа, увидев определение понятия «семейно-бытового насилия».

«Проектом предлагается ввести в России особую группу заранее виноватых людей — семейных. И для них особые наказания! За то, что преступлением и проступком не является!» — заключил Лукьяненко.

Читайте ранее в этом сюжете: Емельянов: под видом борьбы с насилием могут внедрить ювенальную юстицию

Читайте развитие сюжета: В РПЦ сочли неприемлемым законопроект о семейном насилии