На днях из Иркутска пришла новость: 16-летний школьник помог отбить 9-летнюю девочку от педофила. Новость эта счастливая и трагическая одновременно. Счастливая, потому что ребёнка удалось спасти. А трагическая из-за того, что такие, как нелюдь, на неё покусившийся, в принципе существуют. И, судя по сообщением в СМИ, подобных тварей становится всё больше.

Вячеслав Дорошенко
Вячеслав Дорошенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

Есть и видео похищения. На заснеженной улице здоровенный мужик пытается затащить в автомобиль испуганную девочку. Потом, когда его, этого похитителя, догнали, он стал рассказывать, будто думал о знакомой. Врал.

Догнали же нелюдя два человека — героя. К счастью, момент похищения увидел Вячеслав Дорошенко, учащийся 10-го класса школы № 37. Посмотрите на его фото. Парень как парень. Наверняка не ведёт себя всегда образцово. Возможно, порою даже плохо себя ведёт, но в нужный момент, в решающий момент он явил истинный героизм.

Ведь спросите себя: каждый бы из вас погнался за злоумышленником? А сколько бы сделали вид, будто ничего не произошло? Тут мне вспоминается фильм Клинта Иствуда «Таинственная река». Но в жизни — в нашей жизни, к нам предельно близкой — всё совсем иначе, нежели в кино — намного страшнее. Но вот Вячеслав Дорошенко увидел похищение и позвал на помощь Глеба Седых. Вместе они заблокировали автомобиль похитителя, отбили девочку. А после поймали и злоумышленника.

Цитата из к/ф «Таинственная река». Реж. Клинт Иствуд. 2003. США, Австралия

Правильно, что СМИ массово осветили спасение девочки. Назвали имена героев — Вячеслав Дорошенко и Глеб Седых. Ещё недавно — год, полгода назад — всё было бы иначе. СМИ предпочли бы этой другие новости. Они подобрали бы то, что страшнее, то, что отвратительнее. А меж тем наши люди совершают великие поступки каждый день. Спасают других и, по сути, спасают веру в людей как таковых. И подвиги их, деяния должны обнародоваться на всю страну. Что ж, возможно, со временем так и будет — и в том числе на федеральных телеканалах мы будем видеть таких, как Вячеслав Дорошенко, а не всех этих эскортниц, замаскированных под «звёзд шоу-бизнеса».

Вячеслав Дорошенко
Вячеслав Дорошенко
Пресс-служба ГУ МВД России по Иркутской области

Есть и второе в истории из Иркутска — то, о чём стоит предельно внятно подумать. О смертной казни. Совсем недавно — после жуткой истории из Саратова, где рецидивист убил 9-летнюю девочку, данная тема широко обсуждалась. Но Дмитрий Песков сказал, что в Кремле о возвращении смертной казни не размышляют. Тут есть много аспектов, главный из которых — что если убьют невиновного? Это возможно, когда в России так работают судебные и правоохранительные органы. Моральные же, нравственные факторы смертной казни прекрасно разобрали в своих эссе Альбер Камю и Артур Кестлер. Прочитайте их обязательно.

Но сейчас о другом. Есть случаи, когда всё очевидно. Рецидивист из Саратова — это не просто оборот речи. Данный нелюдь находился в тюрьме, выходил из неё и совершал преступление вновь. Подчас через несколько дней после отсидки. То есть ни о каком исправлении речи не шло. Вообще исправительный фактор тюрьмы — повод для отдельного масштабного разговора. Исправляют ли тюрьмы людей или, наоборот, окончательно опускают их на дно? Если люди эти, конечно, не Достоевские.

Цитата из к/ф «Красота по-американски». Реж. Сэм Мендес. 1999. США

Педофил из Иркутска также уже проходил по уголовным делам. Теперь же ему грозит, как то сообщается, от 5 до 12 лет. А правильнее так — всего от 5 до 12 лет! За похищение 9-летней девочки с целью дальнейшего её изнасилования. Недопустимо, непростительно мало.

Ситуация отягощается и тем, что, как и нелюдь из Саратова, иркутский педофил был судим ранее — за преступления сексуального характера. То есть человек отбыл наказание, совершил злодеяние, отбыл наказание вновь — бесконечен круг, чудовищна идея вечного возвращения в тюрьму. И последняя, похоже, не исправляет, не переделывает — во многих случаях рецидивы происходят вновь и вновь. Но самое страшное — когда жертвами становятся дети. Становятся вновь и вновь. Разные дети.

Возникает вопрос. Если из раза в раз нелюдь похищает и насилует девочек, отбывает срок, а потом похищает и насилует вновь — заслуживает ли он жизни? Исправляется ли он за решёткой? Ответ очевиден. Это именно тот случай, когда необходимо возвращать смертную казнь — за педофилию с неоднократными рецидивами. Только так — и никак иначе. Дети святы. Педофилия есть величайшее зло, не имеющее никаких оправданий. И если она случается не один и не два раза, то преступника нужно лишать жизни. Других вариантов нет.

Цитата из к/ф «Михаэль». Реж. Маркус Шляйнцер, Катрин Резетариц. 2011. Австрия

Как альтернативу для таких злодеев предлагают химическую кастрацию, но не факт, что после неё человек вконец не тронется умом и не станет мстить, совершая нечто не менее ужасное, чем раньше. И, конечно, милосердные люди обязательно скажут — и говорят, — что важно воспитывать и предотвращать. Всё так — и это тема для отдельного разговора (от видео для педофилов до соответствующих акцентов в детской моде). Однако если проблема уже есть, а она есть, и, соответственно, имеется человек, который творит зло, великое зло, то он подлежит ликвидации. Других вариантов нет. И шансов на исправление тоже.

У английского писателя Ивлина Во есть рассказ «Коротенький отпуск мистера Лавдэя». Там мужчина лежит в психлечебнице, так как когда-то убил велосипедистку. Но вот его общими усилиями решают за примерное поведение выпустить ненадолго на волю — и он тут же убивает ещё одну велосипедистку. Эта история — иллюстрация того, как фальшивая по сути своей гуманность общества плодит и маньяков, и жертв. Смертная казнь для педофилов-рецидивистов — один из способов разорвать данный порочный круг.