Закон «Об основах системы профилактики домашнего насилия» — это «троянский конь» для правовой системы и социальной политики России. В случае его принятия навряд ли найдётся такой герой, который сможет разобраться в лабиринте законодательной химеры, созданной по западным образцам и притянутой за уши к российскому правовому полю, на прокорм которой, однако, пойдут не западные, а бюджетные деньги.

Филипп Малявин. Россия-матушка. 1910-е
Филипп Малявин. Россия-матушка. 1910-е

Указом Президента Российской Федерации от 31.12.2015 N 683 была утверждена «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации». Национальная безопасность Российской Федерации (далее — национальная безопасность) — состояние защищённости личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, при котором обеспечиваются реализация конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации (далее — граждане), достойные качество и уровень их жизни, суверенитет, независимость, государственная и территориальная целостность, устойчивое социально-экономическое развитие Российской Федерации.

Одним из основных показателей, необходимых для оценки состояния национальной безопасности, является, в частности, «удовлетворённость граждан степенью защищённости своих конституционных прав и свобод, личных и имущественных интересов, в том числе от преступных посягательств».

Российская Федерация переживает не первое наступление на свой суверенитет, а российские граждане в очередной раз находятся под угрозой нарушения конституционных прав и свобод, поскольку с поспешностью готовятся к принятию законы, несущие угрозу безопасности Российской Федерации и её народу.

Принятие резонансных законов проходит без широкого общественного обсуждения, а зачастую — под давлением международных организаций (Комитета ООН по правам ребёнка, ЮНИСЕФ, USAID, ЕСПЧ и других), что является беспрецедентным вмешательством во внутренние дела страны.

Так, в январе 2014 года в Женеве на 65 сессии Комитета ООН по правам ребёнка Россия представила очередной сводный 4-й и 5-й Государственный периодический доклад о положении детей в стране, который был направлен в Комитет по правам ребёнка 3 июня 2011 года и охватывает период с 2003 по 2009 гг. Готовило его Минздравсоцразвития России. В результате, по итогам слушаний Комитет ООН по правам ребёнка внёс в адрес России свои предложения и рекомендации, выходящие далеко за рамки полномочий, регламентированных ст. 44, 45 вышеназванной Конвенции, носящие характер диктата, обязательного для исполнения.

Филипп Малявин. Девочка. 1910-е
Филипп Малявин. Девочка. 1910-е

В разделе «III. Основные вопросы, вызывающие обеспокоенность, и рекомендации Комитета ООН, указано:

«18. Комитет выражает свою серьёзную обеспокоенность в связи с тем, что Федеральный закон 2012 года о регулировании деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, который предусматривает, что организации, получающие финансовую помощь от зарубежных источников, обязаны регистрироваться в качестве «иностранных агентов» и публично именоваться таковыми. Кроме того, он выражает серьёзную обеспокоенность по поводу внесённых недавно в Уголовный кодекс поправок, расширяющих определение государственной измены, под которой также понимается «оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации… в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации», и которые используются против организаций, работающих в сфере прав детей.

19. Комитет настоятельно призывает государство-участник отменить его Закон 2012 года, требующий от получающих финансирование из-за рубежа правозащитных организаций регистрироваться в качестве «иностранных агентов», и внести изменения в определение преступления государственной измены в Уголовном кодексе для обеспечения того, чтобы неправительственные организации, работающие в сфере прав человека и прав ребёнка, могли действовать без какого-либо неправомерного давления».

Цинизм экспертов Комитета ООН не знает предела. Открытым текстом «настоятельно призывается» допустить во все сферы деятельности государства агентов влияния и предоставить им все условия для продвижения своих интересов, нередко не совпадающих с интересами Российского государства.

Интересно, что данная рекомендация не может быть объяснима мониторингом исполнения Российской Федерацией положений Конвенции о правах ребёнка, поскольку НКО, работающие с детьми и для детей, не охватываются нормами упомянутого закона, они не обязаны регистрироваться в Министерстве Юстиции в качестве иностранных агентов, несмотря на получение финансирования из-за рубежа. Однако, судя по уровню требований Комитета ООН, необходимо изменить отношение нашего государства к так называемым некоммерческим организациям социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, поскольку, как показывает практика, влияние некоторых из них на политику государства велико. Так, Консорциум женских неправительственных организаций (КЖНО) основан по инициативе США и первое время спонсировался Агентством США по международному развитию (USAID) и фондом Евразия (дочка USAID). В КЖНО входят такие организации как РОО «АННА», признанная в 2016 году иностранным агентом, центр «Сёстры», Московский центр гендерных исследований (МЦГИ), а также другие организации, получавшие деньги из иностранных фондов, например, Иркутская «Ангара».

Филипп Малявин. Прорицатель
Филипп Малявин. Прорицатель

"Исследователи подсчитали, что в 1995—1997 годах более половины средств, поступающих из Фонда Форда, Фонда Макартуров и Агентства США по международному развитию (USAID) «направлялись через три основных организации [в Москве]: Московский центр гендерных исследований, Информационный центр независимого женского форума и Консорциум женских неправительственных организаций». Масштаб финансирования: за все время Фонд Макартуров предоставил МЦГИ 1,2 млн долларов США» (1. Кампания по борьбе с домашним насилием в лицах). Центр «АННА» активно участвует в продвижении прав женщин, проводит мониторинг нарушений и подготавливает Доклады о ситуации с правами женщин в России, в том числе — Альтернативные Доклады в Комитет ООН по Конвенции по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин — 2.). Не удивительно, что доклады, представляемые в ООН данной организацией, не отражают истинного положения дел в России, чем стране наносится серьёзный имиджевый и материальный вред. Представители указанных организаций участвуют в обсуждении и подготовке государственных решений на федеральном и региональном уровнях, в разработке основополагающих документов в сфере защиты женщин и детей. Не всегда эти решения согласуются с интересами российских семей. Таким образом, правомерен вывод о том, что исключение, заложенное в последнем абзаце части шестой статьи 2 ФЗ «О некоммерческих организациях», необоснованно освобождает от включения в реестр иностранных агентов НКО, деятельность которых связана с наукой, культурой, искусством, здравоохранением, профилактикой и охраной здоровья граждан, социальной поддержкой и защитой граждан, защитой материнства и детства, социальной поддержкой инвалидов, пропагандой здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защитой растительного и животного мира, благотворительной деятельностью, а также деятельностью в области содействия благотворительности и добровольчества.

При этом, известны многочисленные фонды защиты детей, НКО, правозащитные организации (имеющие «иностранные источники»), деятели которых входят в различные рабочие группы при Министерствах, участвующих в разработке законопроектов и подзаконных актов, а также в Советы при органах власти всех уровней, оказывающих воздействие на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также формирование общественного мнения в указанных целях. Ущерб от проводимых акций некоторыми «социально направленными», «детскими», «медицинскими», «образовательными» и другими организациями, для граждан Российской Федерации может быть неизмеримо большим, чем ущерб, приносимый деятельностью уже зарегистрированных в реестре «иностранных агентов», поэтому непонятен и необоснован выбор законодателя при градации организаций.

Одновременно подобные акции могут иметь основной целью искусственное создание социальной напряжённости и точек разделения общества, а также противопоставления последнего системе органов государственной власти и управления и провоцирования действий по внеправовому решению реально существующих проблем.

Примером этому служит ситуация с беспрецедентным давлением на субъекты законодательной инициативы со стороны организованной группы граждан — так называемых разработчиков законопроекта «Об основах системы профилактики домашнего насилия».

Кузьма Петров-Водкин. Мать. 1915
Кузьма Петров-Водкин. Мать. 1915

Наступление на институт семьи в Российской Федерации различными заинтересованными структурами ведётся без видимого успеха с девяностых годов прошлого столетия.

Новый виток наступления начался с 2017 года, когда Распоряжением Председателя Правительства Российской Федерации Медведева Д.А. от 8 марта 2017 г. No 410-р без широкого общественного обсуждения, под давлением радикальных феминистских организаций была утверждена Национальная стратегия действий в интересах женщин на 2017 — 2022 годы (далее — Стратегия).

Создание условий для полного и равноправного участия женщин в политической, экономической, социальной и культурной сферах жизни общества было признано приоритетным направлением государственной политики Российской Федерации, как будто ничего более насущного и важного в стране нет: восстановлена экономика, побеждена коррупция, образование и здравоохранение подняты на достойный уровень, культура заняла первую строку в бюджете страны.

Из текста Стратегии явствует, что препятствиями для более полной реализации женщинами всего комплекса их прав и свобод являются «сложившиеся в обществе представления о социальной роли женщины (авт.: видимо, речь идёт о роли жены и матери), которые отрицательно сказываются на самореализации и развитии индивидуальности женщин, препятствуют свободному выбору ими профессии и образа жизни и создают барьеры на пути достижения фактического равноправия женщин и мужчин как в общественно-политической, так и в социально-экономической жизни».

«Реализуемые меры профилактики насилия в отношении женщин, в том числе семейно-бытового насилия, также недостаточны», — как считают авторки Стратегии. — «Насилие в отношении женщин выражается в таких формах, как принуждение к сожительству и проституции, изнасилование, бытовое насилие и убийство на почве алкоголизма, наркомания, садизм и психологическое насилие». Вместе с тем недостаточно вовлечены в процесс оказания помощи женщинам, — как указано в Стратегии, — пострадавшим от насилия, общественные организации и объединения.

Реализация стратегического направления «Профилактика и предупреждение социального неблагополучия женщин и насилия в отношении женщин» предполагает решение следующих задач:

  • совершенствование законодательства в сфере профилактики семейно-бытового насилия;
  • проведение мониторинга эффективности реализации мер по профилактике различных форм насилия, в том числе семейно-бытового и сексуального, в отношении женщин и детей в целях оценки масштабов и быстрого реагирования на факты такого насилия;
  • формирование эффективных моделей профилактики насилия в отношении женщин и детей, включая подготовку кадров по специальности «судебная социальная работа» (авт.: так судебная или социальная работа? Что должны делать указанные специалисты? Подменять суды социальной работой? Сделать из судей социальных работников по принципу: чего изволите? Что это, если не попытка развала судебной системы?);
  • расширение практики проведения информационно-образовательных мероприятий по вопросам профилактики насилия в отношении женщин, в том числе для сотрудников правоохранительных органов, судей (авт.: кто будет проводить эти информационно-образовательные мероприятия? Журналисты-юристы типа Алёны Поповой? Будут ли в этом участвовать аккредитованные организации? Или бюджет на «образовании» судей и полицейских будут осваивать так называемые некоммерческие организации? Разве для правоохранительных органов и судов уже отменены законы, обязывающие руководителей заниматься повышением квалификации своих сотрудников? У судей и полицейских вдруг исчерпался свой научный потенциал, способный обучить «профилактике насилия в отношении женщин»? Может быть, министерству финансов задуматься и выделять деньги МВД на программы по профилактике преступлений и правонарушений и государственной защите потерпевших и свидетелей, участников уголовного процесса, тогда у феминисток убавятся претензии к работникам полиции, якобы, не защищающим женщин от насилия?)…;
  • оказание содействия некоммерческим организациям, предоставляющим убежище жертвам насилия и оказывающим им психологическую и социальную поддержку;
  • содействие участию российских женских общественных организаций в международном сотрудничестве по линии Организации Объединенных Наций, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Совета Европы и форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (авт.: не будет ли перепрограммирования сознания российских женщин, вовлечения их в феминистское и другие деструктивные движения, или это приятное освоение бюджетных средств?).
Филипп Малявин. Народная песня. 1925
Филипп Малявин. Народная песня. 1925

Как указано в Стратегии, реализация направления «Совершенствование государственной статистики, характеризующей положение женщин в обществе» предполагает реализацию «совершенствования статистического учёта по видам преступлений в отношении женщин».

Видимо, разработчики Стратегии имеют в виду внесение в базу данных статистического учёта новых видов преступлений в отношении женщин — «домашнего насилия», «экономического», «психологического» насилия, иначе не ясно, о каком совершенствовании идёт речь при наличии уже имеющихся подробных баз данных, собираемых ГИАЦ МВД России?

Реализация Стратегии осуществляется путём: создания Координационного совета при Правительстве Российской Федерации по реализации Стратегии; формирования плана мероприятий по реализации Стратегии; совершенствования законодательства с учётом общепризнанных норм международного права и международных обязательств Российской Федерации, направленных на достижение фактического равноправия мужчин и женщин (авт.: вот тут стоит согласиться с авторками Стратегии — мужчин действительно пора защищать, поскольку перевес в защите прав женщин уже привёл к дискриминации мужчин, значительному разрыву в продолжительности жизни мужчин, да и к поражению их в репродуктивных и других правах).

В Координационный совет по реализации Национальной стратегии действий в интересах женщин на 2017−2022 годы в редакции распоряжения Правительства от 16 декабря 2017 года №2853-р были включены Мари Давтян — эксперт по правовым вопросам Общероссийской Ассоциации женских общественных объединений «Консорциум женских неправительственных объединений» (КЖНО), и Карелова Г.Н. — заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, под руководством которой в настоящее время создана рабочая группа по разработке законопроекта «Об основах системы профилактики домашнего насилия в Российской Федерации». В эту же рабочую группу входит и Мари Давтян. Можно ли сомневаться, что законопроект будет соответствовать «общепризнанным нормам международного права», не имеющим никакого отношения к российским обязательствам? Закон «Об основах системы профилактики домашнего насилия» — это «троянский конь» для правовой системы и социальной политики России. В случае его принятия навряд ли найдётся такой герой, который сможет разобраться в лабиринте законодательной химеры, созданной по западным образцам и притянутой за уши к российскому правовому полю, на прокорм которой, однако, пойдут не западные, а бюджетные деньги.

Джузеппе Арчимбольдо. Адвокат. 1566
Джузеппе Арчимбольдо. Адвокат. 1566

Реализация Стратегии будет осуществляться федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в пределах бюджетных ассигнований, предусматриваемых в федеральном бюджете на соответствующий финансовый год и плановый период и бюджетах субъектов Российской Федерации, с участием «заинтересованных общественных объединений и организаций и с возможным привлечением дополнительных средств из внебюджетных источников на реализацию мероприятий Стратегии». И есть убеждение, что и КЖНО и печально известный кризисный центр «АННА» будут допущены к государственному «пирогу», в котором они точно заинтересованы.

В результате реализации Стратегии к 2022 году должна быть сформирована система мер, обеспечивающих реализацию принципа равных прав и свобод мужчины и женщины, повышение экономической независимости, политической активности, возможностей самореализации женщин, а также преодоление стереотипных представлений о социальных ролях мужчины и женщины (авт.: а кто выявил, что население страны желает избавиться от своих стереотипных представлений, что это не фантазии радикальных феминисток?).

К 2022 году в результате реализации Стратегии будут созданы условия для: сокращения числа случаев насилия в отношении женщин (авт.: неужели через два года исчезнет в стране пьянство, наркомания, безработица, и, наконец-то, средняя заработная плата поднимется до мирового уровня, а пособия на детей будут платит такие же, как в Германии или Франции?); более полного отражения в системе статистического наблюдения данных, характеризующих положение женщин в политической, экономической, социальной и культурной сферах.

Стратегия имеет ярко выраженный радикально-феминистический контекст, всё в ней заточено на освобождение женщины от семьи и деторождения. Что это, если не один из инструментов покушения на демографическую, а, следовательно, и экономическую, и национальную безопасность страны?

Представители Совета Европы, Минтруда РФ, МИДа, а также Уполномоченный по правам человека объявили 29.01.2019 г. о запуске проекта «Сотрудничество в области реализации Национальной стратегии действий РФ в интересах женщин на 2017−2022 годы».

Евросоюз и Совет Европы направят более €500 тыс. (авт.: около 35 млн руб.) на совместный с РФ проект по сотрудничеству в области реализации Нац. стратегии действий РФ в интересах женщин. По словам представителей ЕС, а также российских МИДа, Минтруда и Уполномоченного по правам человека, в рамках проекта будут налажены обмен опытом и внедрение «лучших практик» по противодействию насилию в отношении женщин. В Минтруде считают, что проект будет полезен для развития сети кризисных центров в России (3. Борьбу с домашним насилием профинансируют из-за границы — Газета «Коммерсантъ» №16 от 30.01.2019, стр. 5.). Что? Серьёзно?! На все 35 миллионов рублей будет развита целая сеть кризисных центров аж по всей России? Даже неудобно за подписантов этого проекта…

Мара Маринаки в Москве
Мара Маринаки в Москве
Европейский Союз в России / European Union in Russia

Посол ЕС по гендерным вопросам Мара Маринаки назвала «образцом» появление Нац. стратегии действий в интересах женщин в России. «Наш вклад в реализацию проекта составит €500 тыс., но речь идёт не только о деньгах, мы говорим о широком и глубоком сотрудничестве (авт.: а вот это уже ближе к цели — широкое, и главное — глубокое сотрудничество за такие мизерные деньги!). Это не узкий проект, а, скорее, совместное приключение, и мы хотим стать в нём победителем, потому что насилие в отношении женщин — это насилие в отношении общества».

Кто «мы», и «победителями» в чем или над кем?

Госпожа Маринаки сообщила, что глобальный бюджет проекта составляет более €6,5 млрд (авт.: на что пойдут эти 455 млрд руб.?).

Будет ли при таких исходных данных кто-то сомневаться, что истерия, разыгранная как по нотам в средствах массовой информации по поводу «эпидемии домашнего насилия в России», есть ни что иное, как этап реализации бизнес-проекта, отрабатываемого по всем правилам маркетинга: накачка будущего потребителя услуг агрессивной рекламой в виде флешмоба «янехотелаумирать» с фотографиями загримированных манекенщиц, задурманивание сознания легковерных граждан ужасающими цифрами статистики о 16 миллионах ежегодно терпящих насилие россиянок, о 14 000 ежегодно убиваемых мужьями жён. Перечень услуг, замаскированный под законодательное предложение под названием «Проект Федерального закона «Об основах системы профилактики домашнего насилия» предлагает справиться с насилием с помощью «судебных защитных предписаний», психологических программ «по управлению гневом», кризисных центров, и НКО, которым предлагается передать надзор за государственными органами по исполнению последними будущего закона по борьбе «за мораль и нравственность» в семьях граждан. Лоббистами бизнес-проекта сделано всё, чтобы «потребитель» сдался и признал: да, закон о профилактике домашнего насилия нам нужен, и мы готовы потреблять навязываемые населению услуги в виде «гражданско-правовой защиты» жертв насилия.

Между тем в век интернета ложь легко проверяется.

Федеральная служба государственной статистики в таблице «Число лиц, потерпевших от преступных посягательств» (то есть от всех видов преступлений, не только от «домашнего» насилия), выдаёт цифру потерпевших женщин в 2015 году, не «запятнанном» так называемой декриминализацией побоев, 805 500 человек: это и потерпевшие по уголовным делам о преступлениях против личности; в сфере экономики; против здоровья населения и общественной нравственности, и другим. Из них — 17 908 потерпевших женщин от преступлений, сопряжённых с насильственными действиями, совершёнными в отношении члена семьи (это не только убийства, но и причинение телесных повреждений любой степени тяжести, побои, истязания, угрозы убийством). То есть случаи «домашнего» насилия в отношении женщин в 2015 году в Российской Федерации составляли всего 2,2%, а не 90% от числа всех совершённых в отношении женщин преступлений. И процент этот сокращается год от года.

В Российской Федерации давно приняты и действуют, кроме Уголовного кодекса РФ (ст. 105, 111, 112, 115, 116.1, 117, 119 и другие) законы, гораздо эффективнее предлагаемого феминистками. «Защитное предписание» и «судебное защитное предписание», скопированные из зарубежных аналогов, — это вчерашний день для нашего судопроизводства (4. Почему не нужен закон о профилактике домашнего насилия? Часть I; Закон о профилактике домашнего насилия — вчерашний день российского законодательства. Часть II; Почему не нужен закон о профилактике домашнего насилия? Часть III).

То есть предлагаемые лоббистами законопроекта меры уже закреплены в российском законодательстве, не нарушают Конституцию Российской Федерации, в связи с чем нет никакой необходимости вводить аналогичные, устраивая конкуренцию норм права, которая осложнит работу по пресечению правонарушений и преступлений, и навредит так рьяно защищаемым женщинам.

Филипп Малявин. Баба в желтом. 1903
Филипп Малявин. Баба в желтом. 1903

06 ноября 2019 года на сайте Совета Федерации появилось анонимное извещение на бланке Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству без даты, без исходящего номера, без подписи официального лица, в котором сообщалось: «…рабочей группой осуществляется разработка проекта федерального закона «Об основах системы профилактики семейного (бытового) насилия в Российской Федерации»… Благодарим всех обратившихся за активную гражданскую позицию и предложения о совершенствовании федерального законодательства».

Из чего можно сделать вывод: невзирая на протесты граждан, законопроект разрабатывается и будет принят, во что бы то ни стало.

Вместе с тем юридическому сообществу нельзя расслабляться и пускать ситуацию на самотёк. Именно юристы обязаны сказать в сложившихся обстоятельствах, ведущих страну к феминистскому беспределу, своё веское слово.

Почти тридцать лет назад многие не понимали происходящего, а те, кто был у власти и знал, что происходит, боялись рассказать народу правду. В результате, под «Лебединое озеро» мы с вами развалили Советский Союз.

Не хочется проводить параллели, но приходится…

То, что нам подсовывают под видом защиты женщин — это не закон о профилактике чего бы то ни было. Это попытка криминализовать любое действие — любой взгляд, любой жест каждого гражданина, — подпадающее под определение домашнего, экономического, психологического насилия, допустить к государственным функциям некоммерческие организации, в том числе и с иностранным финансированием, навязать их тотальный контроль не только над каждым человеком — «жертвой-агрессором», но и над правоприменителями. Парализовать работу правоохранительных органов, завалив их жалобами на «психологическое насилие», лишив возможности заниматься качественным расследованием тяжких и особо-тяжких преступлений, устроив коррупционерам каникулы. Развалить саму систему судопроизводства, введя параллельное социальное «правосудие».

Закон не принят, но общество уже разделилось на два лагеря, фактически началась война полов. Будут ли граждане в случае принятия закона удовлетворены «степенью защищённости своих конституционных прав и свобод, личных и имущественных интересов»? Эскалация напряжения, которую поддерживают лоббисты закона, оказывая психологическое воздействие и на простых граждан, и на не определившихся специалистов, не может быть бесконечной. В случае принятия закона может действительно произойти взрыв насилия, и не только граждан друг к другу, но и объединившихся граждан к власти, не способной контролировать ситуацию, поскольку предел терпения есть всему. Пенсионной реформой народ подогрет. Не хватает только спички в виде феминистского закона. Этот «троянский конь» развалит и общество, и государство. И эти тридцать сребреников в виде европейских подачек отольются каждому из нас.