Полярный исследователь барон Э.Толль и шхуна «Заря», на которой экспедиция с участием А. Колчака в 1900–1902 гг. исследовала Северный морской путь и искала Землю Санникова
Полярный исследователь барон Э.Толль и шхуна «Заря», на которой экспедиция с участием А. Колчака в 1900–1902 гг. исследовала Северный морской путь и искала Землю Санникова

Пpизpaчно все в этом миpе бушующем

Есть только миг, зa него и деpжись

Есть только миг между пpошлым и будущим

Именно он нaзывaется «жизнь»…

— Л. Дербенев, песня из к/ф «Земля Санникова»

16 ноября Александру Васильевичу Колчаку — 145 лет. В 1919 году все белые правительства России признавали его Верховным правителем. Мало кто знал обстоятельства, которые вознесли адмирала на «вершину», с которой пришлось спустя год уйти под лед Ангары.

«…(в ноябре 1917 года. — Прим. автора) я пошел к английскому посланнику в Токио сэру Грину и <…> сказал, что этого правительства (большевиков. — Прим. автора) я не признаю и считаю своим долгом <…> выполнить обещание союзникам, что те обязательства, которые были взяты Россией по отношению союзников, являются и моими обязательствами <…> поэтому обращаюсь к нему с просьбой донести до сведения английского правительства, что я прошу принять меня в английскую армию <…> Мне сначала сообщили, что английское правительство охотно принимает мое предложение <…> В Сингапуре ко мне прибыл командующий войсками генерал Ридаут приветствовать меня, передал мне срочно <…> телеграмму от директора Осведомительного отдела Военного генерального штаба в Англии (английская военная разведка, «ведущая» Колчака. — Прим. автора). Телеграмма эта гласила так: английское правительство <…> считает <…> что будет полезно для общего союзнического дела, чтобы я вернулся в Россию, что мне рекомендуется ехать на Дальний Восток, начать там свою деятельность <…> Я тогда послал еще телеграмму с запросом, что это — приказание или только совет <…> После была срочная телеграмма <…>: английское правительство настаивает на том, что мне лучше ехать на Дальний Восток <…> Тогда я увидел, что вопрос у них решен» (1).
Александр Колчак, адмирал, Верховный правитель России в 1919—1920 гг.

В ноябре 1918 года Совет министров Временного омского правительства провозгласило его Верховным правителем. А. В. Колчака продвигали некоторые антибольшевистские силы, но почему англичане отправили разбираться с сухопутным фронтом адмирала? Служивший на Черном море, Балтике Колчак был для Сибири странным выбором. Это если не пытаться понять логику «просвещенных мореплавателей». Ключевым, для англичан, моментом биографии адмирала, похоже, стала его экспедиция в Арктику по спасению барона Толля, где 23-летний полярник продемонстрировал уникальные качества.

Не забывая преступления адмирала в Гражданской войне, за которые его до сих пор не реабилитируют, надо признать, что в 1903 году он продемонстрировал готовность жертвовать собой ради высокой цели, способность действовать в одиночку, личную выносливость, способность тщательно подготовить сложную операцию и выбрать исполнителей, непреклонное следование к цели, бережливое отношение к подчиненным. Эти качества прекрасно, по мнению англичан, соответствовали задаче командующего Белыми силами. Но как цель экспедиции барона Э. Толля, мифическая Земля Санникова, победа над большевиками поманила, но осталась недостижимой.

Надо помнить связанную с А. Колчаком страницу истории Русской Арктики, настолько яркую, что в Советской России по ее мотивам написан роман «Земля Санникова» и снят фильм, пользующийся большим успехом. В вышедшем в 1926 году романе Владимир Обручев рискнул уважительно упомянуть Колчака в виде безымянного «смелого офицера», и советская цензура оставила этот эпизод.

«Первая половина торжественного заседания ученого общества, посвященного сообщениям членов экспедиции, снаряженной для поисков пропавшего без вести барона Толля и его спутников, подходила к концу. На кафедре <…> находился морской офицер, совершивший смелое плавание в вельботе через Ледовитое море с Новосибирских островов на остров Беннетта, на который высадился барон Толль, оттуда не вернувшийся. Мужественное лицо докладчика, обветренное полярными непогодами, оставалось в полутени зеленого абажура лампы, освещавшей рукопись его доклада на кафедре и его флотский мундир с золотыми пуговицами и орденами.
— Итак, — провозгласил докладчик, повысив голос, — двадцать шестого октября тысяча девятьсот второго года барон Толль, астроном Зееберг и промышленники якут Василий Горохов и тунгус Николай Дьяконов покинули остров Беннетта и пустились по льду на юг к Новосибирским островам. Но на последние они не прибыли, — наши поиски не обнаружили никаких следов <…> Так или иначе, но они нашли вечный покой на дне Ледовитого моря, а Земля Санникова, которую Толль искал так долго и тщетно, не существует» (2).
Владимир Обручев, автор романа «Земля Санникова»
«Инициатором ее (полярной экспедиции. — Прим. автора) был известный полярный исследователь, зоолог и геолог Эдуард Васильевич Толль. В 1886 году, участвуя в экспедиции на Новосибирские острова, он увидел в море очертания неведомой земли. «Сообщение промышленника Я. Санникова, видевшего эту землю в 1810 году, — писал он, — подтвердилось. Мы вправе нанести в соответствующем месте на карту пунктирную линию и подписать на ней «Земля Санникова»… Вскоре Академия наук организовала Русскую полярную экспедицию для отыскания «Земли Санникова» и комплексного изучения Новосибирских островов. Руководителем экспедиции был назначен Э. В. Толль <…> Толль пригласил молодого офицера <…> Александра Васильевича Колчака, которому в ту пору было 23 года. Для экспедиции в Норвегии была приобретена шхуна «Заря» <…> 31 июля экспедиция покинула Мурманск, взяв курс на Югорский Шар, а 26 сентября вынуждена была встать на зимовку в бухте Колин Арчер на западном побережье Таймыра» (3).
Николай Окладников, мезенский краевед
«Если не рассматривать исследование времен императрицы Анны Иоанновны, произведенное партиями Великой северной экспедиции под общим начальством командира Беринга, то все фактические данные об этих частях Северо-Восточного пути лежат в работах трех современных экспедиций: 1) шведской <…> на яхте «Вега» в 1879 году; 2) норвежской <…> Фритьофа Нансена на шхуне «Фрам» в 1892 г.; 3) русской <…> барона Толля на яхте «Заря» в 1900 г. <…> имела своей главной задачей <…> — обследование Ледовитого океана в районе к северу от Новосибирских островов» (4).
Александр Колчак, полярный исследователь
«31 июля (1900 года. — Прим. автора) экспедиция покинула Мурманск, взяв курс на Югорский Шар, а 26 сентября вынуждена была встать на зимовку в бухте Колин Арчер на западном побережье Таймыра. С наступлением навигации 1901 года «Заря» бепрепятственно прошла к Новосибирскому архипелагу <…> однако попытка подойти к острову Беннетта, окруженному плотным кольцом льдов, кончилась неудачей. «Заря» была вынуждена была возвратиться в Нерпичью бухту <…> где прошла ее вторая зимовка» (5).
Николай Окладников
Лейтенант А. Колчак осуществляет забор воды для исследований
Лейтенант А. Колчак осуществляет забор воды для исследований
«Русская полярная экспедиция барона Толля в 1900 г. встретила еще большие препятствия: этот год был крайне неблагоприятен в смысле распространения льда, и яхта этой экспедиции «Заря» вынуждена была пробираться вплотную к совершенно необследованным берегам западного Таймыра, встречая затруднения со стороны полного отсутствия гидрографических исследований не меньшее, чем от масс льда.
В том же самом месте, где в 1893 г. был остановлен неподвижным льдом «Фрам», «Заря» встретила перемычку из сплошного льда, и за поздним временем, которое ушло на вынужденные исследования неизвестных завалов и проливов, должна была встать на зимовку» (6).
Александр Колчак
«Наш гидрограф Колчак не только лучший офицер, но он также словно предан своей гидрологии, — записал в дневнике Толль. — Эта научная работа выполнялась им с большой энергией, несмотря на трудность соединить обязанности морского офицера с деятельность ученого». На собачьих упряжках, при жестоких ветрах и морозе, они вдвоем за 41 день прошли по Таймыру пятьсот верст. При этом Колчак выполнил магнитную съемку, провел магнитные наблюдения» (7).
Николай Окладников
«На второй год (1901 г.) «Заря» со вскрытием моря без особых затруднений обогнула мыс Челюскин и пересекла Сибирское море, к востоку от Таймырского полуострова, по параллели гораздо севернее путей Норденшельда и Нансена.
Все три экспедиции были произведены на судах, совершенно не приспособленных для активной борьбы с льдом, со слабыми вспомогательными машинами, и препятствие, которое остановило «Зарю», состояло из узкой ледяной перемычки, шириной менее мили, из слабого годовалого льда 2−3 фута толщиной, легко преодолимого ледоколом…» (8).
Александр Колчак

Сейчас невозможно представить, чтобы руководитель научной экспедиции ради достижения цели, пошел бы на верную гибель. Барон Э. Толль пошел, и получил от соратников не только последнее «прощай».

"В мае 1902 года Толль решил не дожидаться начала навигации и предпринял санное путушествие на остров Беннетта. «Заря» должна была подойти к острову Беннетта и снять оттуда Толля и его спутников <…> Все попытки яхты пройти к острову Беннетта оказались безрезультатными» (9).
Николай Окладников

Спасать начальника, а с его ограниченным запасом продовольствия, скорее, узнать его печальную судьбу, отправился Александр Колчак. Задачу найти Землю Санникова там, куда шел Э. Толль, он перед собой не ставил — только спасение товарища. «Высокая цель» с риском для жизни — качество молодого Колчака.

«Тогда я, подумавши и взвесивши все, что можно было сделать, предложил пробраться на землю Беннетта и, если нужно, даже за поисками барона Толля на шлюпках. Предприятие это было такого же порядка, как и предприятие барона Толля, но другого выхода не было <…> Когда я предложил этот план, мои спутники отнеслись чрезвычайно скептически и говорили, что это такое же безумие, как и шаг барона Толля <…> Академия наук дала мне средства и согласилась предоставить мне возможность выполнить этот план <…> Тогда я в январе месяце уехал в Архангельск, где я выбрал себе четырех спутников из мезенских тюленепромышленников. Со мною согласились идти еще двое из моих матросов из экспедиции — Беличев и Орлов…» (10).
Александр Колчак

Оказывается, и об этом почти никто не знает, что успех похода А. Колчака обеспечили мезенские промышленники, нанятые им для путешествия на остров Беннетта. Способность правильно выбрать опытных подчиненных — еще один плюс А. В. Колчака.

Так на русской карте 1852 года представляли местоположение Земли Санникова
Так на русской карте 1852 года представляли местоположение Земли Санникова
«Колчак писал: «Я решил съездить в Мезень и нанять там поморов-тюленепромышленников по возможности <…> 1 февраля выехал в Мезень, оттуда съездил в Долгощелье, поселок на берегу Мезенского залива <…> В Мезени я нанял 6 человек бывших участников Шпицбергеновской экспедиции, из которых четверо остались до конца моего предприятия».
29 января 1903 года мезенский уездный исправник уведомил архангельского губернатора о завершении Колчаком всех дел на Мезени следующим рапортом: «Имею честь Вашему превосходительству донести, что лейтенант господин Колчак прибыл в 9 ч. вечера 27 числа (января 1903 года), в то же время мною были оповещены все лица, участвовавшие в Шпицбергеновской экспедиции, которым и было предъявлено предложение господина лейтенанта с подробным разъяснением той задачи, какая на них возложена.
Затем в 12 ч. ночи вместе с лейтенантом выехали в с. Долгощелье для осмотра лодок, какие требуются для экспедиции, и на случай подбора людей, если на Мезени бывшие участники (экспедиции) откажутся. Осмотренная господином лейтенантом «кедская» лодка, хотя и признана удобной для требуемой цели, но тяжела, и доставка ее в Усть-Янск будет сопряжена с непреодолимыми препятствиями, что и порешило воспользоваться одной из шлюпок типа норвежской китобойной, имеющейся на «Заре».
Намеченные охотники для следования в экспедицию уже выехали. В Мезени почти все участвовавшие в Шпицбергеновской экпедиции получили согласие отправиться вновь в предложенную Колчаком. Причем господином лейтенантом было выбрано 6 человек, из них за старшего назначен мещанин Василий Иглин, бывший в разных экспедициях в течение 9 лет, все остальные — 2 года. Выбранные лица все трезвые, хороших нравственных качеств, список к сим прилагается. 30 января после обедни и общего молебна отправляю их в путь и для скорейшего следования выдал им билет <…> На дорогу и на нужды лейтенантом выдано 300 рублей».
Все отобранные им мезенские поморы <…> были неженаты и из всего представленного списка самыми молодыми <…> Из Иркутска Колчак с мезенскими поморами выехал в Якутск, а затем через Верхоянск — в Казачье <…> Ехали то на якутских лошадях, то на собачьих упряжках. Морозы свирепствовали — пятьдесят, шестьдесят градусов, но работать с упряжью и управлять нартами приходилось зачастую голыми руками» (11).
Николай Окладников

А. В. Колчак имел способность, сложившуюся с другими в успех чрезвычайно рискованного похода. Это продуманная логистика и снабжение людей продовольствием. Задача, казалось бы простая, но именно здесь просчитались барон Э. Толль и до него английский полярник Роберт Скотт. Англичане, помнившие трагедию Р. Скотта, не могли не отметить этот момент в биографии А. В. Колчака.

«…как можно скорее из Якутска поехал в Верхоянск, где меня дожидался Оленьин, который закупил собак, затем на собаках я поехал к устью Тикси, взял с «Зари» один из хороших китобойных вельботов <…> и в начале мая я вместе с своими 6 спутниками, Оленьиным и партией местных якутов и тунгузов <…> с транспортом 160 собак, вышел из Устьянска на остров Котельников <…> Затем я остался ожидать вскрытия моря. Я оставил запас провизии, больше я не мог с собой взять, как на три месяца <…> Затем в июле месяце море вскрылось, и я на вельботе, который был там приготовлен с 6 спутниками, когда тронулся лед от берега, в этот же день пошел вдоль южного берега Сибирских островов <…> я встретил совершенно открытое море, не было даже льда достаточно большого, чтобы можно было вылезть на него и отдохнуть, приходилось сидеть все время в шлюпках, а все время дул свежий ветер» (12).
Александр Колчак
А. В. Колчак в полярной экипировке
А. В. Колчак в полярной экипировке
«Вельбот, нагруженный до предела, часто садился на мель. «Приходилось вылезать всем в воду, — повествует Колча, — и тащить, насколько хватило сил, вельбот ближе к берегу, затем мы переносили палатку и необходимые вещи на берег, разводили костер из плавника, отдыхали <…> пока не удавалось вытащить вельбот на глубокое место, где ставили паруса и отправлялись дальше» (13).
Николай Окладников

Преследовать цель, буквально вцепившись в нее зубами, — еще одна особенность 23-летнего Колчака.

«Наконец мы добрались до земли Беннетта 5(6) августа, на Преображенье <…> Ближайшее же обследование этого берега очень скоро дало нам признаки пребывания там партии барона Толля. Мы нашли груду камней, в которой находилась бутылка с запиской со схематически планом острова, с указанием, где находятся документы» (14).
Александр Колчак
«5 августа спасатели достигли острова Беннетта. Высадившись на берег, они обнаружили у гурия следы костра, оленьи кости, облезлую медвежью шкуру и пустые гильзы <…> На следующий день у мыса Эммы, на юго-западе острова Беннетта, спасатели обнаружили у гурии три записки, упрятанные в бутылке. В первой из них, датированной 25 июля 1902 года Толль сообщал о высадке своего отряда на остров Беннетта: «21 июля благополучно доплыли на байдарках. Отправимся сегодня по восточному берегу к северу. Одна партия из нас постарается к седьмому августа быть на этом месте».
Во второй записке, датированной 1 сентября 1902 года и озаглавленной «Для ищущих нас», рукой Толля был начерчен план острова Беннетта, на котором нанесены основные объекты и указано место построения дома. В третьей записке, написанной Зеебергом и датированной 2 октября 1902 года, сообщалось: «Нам показалось более удобным выстроить дом на месте, указанном в этом листке. Там находятся документы»…
Колчак решил спуститься на морской лед и идти напрямик к мысу. «Я шел передом — писал в дневнике Бегичев — увидел впереди трещину и с разбегу перепрыгнул ее. Колчак тоже разбежался и прыгнул, но попал прямо в середину трещины и скрылся под водой. Я бросился к нему, но его не было видно, потом показалась его ветряная рубашка. Я схватил его за нее и вытащил на лед. Но этого было недостаточно — под ним опять проломился лед, и он совершенно погрузился в воду и стал тонуть. Я, быстро схватил его за голову, вытащил еле живого на лед и осторожно перенес к берегу <…> Мы сняли с Колчака сапоги и всю одежду <…> Оказалось, он еще живой. Я закурил трубку и дал ее ему в рот. Он пришел в себя. Я стал ему говорить, может, он с Иньковым вернется назад в палатку, а я один пойду. Он сказал: «От тебя я не отстану, тоже пойду с тобой» <…> Он совершенно согрелся и благодарил меня, что в жизни никогда этого случая не забудет» (15).
Николай Окладников
Группа А. Колчака выступает со шхуны «Заря» в поход
Группа А. Колчака выступает со шхуны «Заря» в поход
«…мы нашли коллекции, геологические инструменты, научные, которые были с бароном Толлем, а затем и краткий документ <…> Он говорил, что барон Толль прибыл в 1902 году летом на остров Беннетта, где он в конце концов решился сначала зазимовать, так как было уже поздно, а главное, что их чрезвычайно задержало там, это попытка охоты. Они старались там охотиться, чтобы пополнить свои запасы, но сделать этого им не удалось <…> Охота эта была неудачна, и в октябре месяце выяснилось, что партия перезимовать не может, что ей придется умереть там с голоду. Тогда, в конце ноября 1902 года, барон Толль решился на отчаянное решение — идти на юг, в то время, когда уже наступили полярные ночи, когда температура понижается до 40 град., когда море <…> даже в открытых местах не имеет воды, а покрыто льдом, так что двигаться почти совершенно невозможно ни на собаках, ни на шлюпках, ни пешком <…> Документ его кончался такими словами: сегодня отправились на юг, все здоровы, провизии на 14 дней. Партия, конечно, вся погибла» (16).
Александр Колчак
«В маленьком домике-поварне, сложенном из камней и плавника, спасатели обнаружили ящики с геологической коллекцией, фотоаппарат, инструменты, приборы и записку Толля от 8 ноября 1902 года с извещением, кончавшуюся словами: «Отправляюсь сегодня на юг. Провизии имеем на 14−20 дней. Все здоровы». Было ясно, что продолжать дальнейшие поиски Толля и его спутников на острове Беннетта бессмысленно. Поэтому Колчак принял решение возвращаться обратно» (17).
Николай Окладников

Почему Колчак не продолжил поиски Земли Санникова, продолжив дело барона Э. Толля? Может, Колчак не верил в полумифическую землю и участвовал в экспедиции ради опыта, а может, не готов был столкнуться с непросчитанными рисками. Поход на остров Беннетта был просчитанным риском, а дальнейший поиск Земли Санникова — риском, рассчитать который было невозможно. Колчак остановился перед совершенно непредсказуемым.

«…оставалось сделать последний переход на Сибирских островах и осмотреть все склады, которые были заложены, чтобы узнать, не остался ли где-нибудь барон Толль <…> Осмотрел по дороге склады, которые были заложены, все было цело, никаких признаков возвращения барона Толля не было. Факт его гибели остался почти несомненным. Через 42 дня плавания на этой шлюпке я вернулся снова к своему исходному пункту, около мыса Медвежьего острова Котельникова <…> Мы вернулись все, не потерявши ни одного человека» (18).
Александр Колчак

Александр Колчак: «Исследования этих трех экспедиций, особенно последней — барона Толля, совершившей три навигации (в 1900, 1901, и 1902 году) в рассматриваемых водах, дали возможность уяснить отчасти физико-географическую обстановку Северной части Карского моря, а также Сибирского, в прибрежной полосе вод которых проходит Северо-Восточный путь <…>

Короткий период возможной навигации, который надо считать не большим 5−6 недель (август и начало сентября), конечно, ограничивает значение Северо-Восточного пути, тем не менее оно сохраняется, придавая большую государственную важность связанным с ним вопросам…

13 января 1907 г. С. Петербург

Лейтенант Колчак» (19).

Верховный правитель, адмирал А. В. Колчак в окружении английских советников. Восточный фронт, 1919 год
Верховный правитель, адмирал А. В. Колчак в окружении английских советников. Восточный фронт, 1919 год

Участие проверенного Арктикой А. В. Колчака, казалось, сулило Белому делу успех. В чем ошиблись англичане, поддержав его как Верховного правителя России? Да, адмирал А. В. Колчак за 15 лет «забронзовел», но не до противоположности. У краха «колчаковщины» 1919 года много причин, одна из ключевых — конструкция интервентов по управлению фронтом и тылом, когда из-за спины белых генералов управляли, не считаясь с реалиями. Адмирала поместили в эту конструкцию, не позволяя вмешиваться в решения союзников, — тут никакие качества не помогут. В мае 1919 года Белый фронт погубил наступавший с Сибирской армией на Котлас генерал Р. Гайда и стоящие за ним англичане, когда обстановка требовала двигаться на Казань. А. В. Колчаку не хватило смелости изменить английский план. Между наступавшей на Казань Западной армией и армией Р. Гайды образовался разрыв, которым воспользовалась РККА (20). Части Колчака покатились назад, увлекая адмирала к гибели в Иркутске.

Владимир Обручев, роман «Земля Санникова»: «…на самом горизонте на севере виднелось что-то темное, выдававшееся над туманом.

— Вот, кажется, виден остров Беннетта! — воскликнул Ордин, первый обративший внимание на это место горизонта.

Горюнов и Костяков взглянули в указанном направлении, и первый сейчас же взял засечку по компасу.

— Это не остров Беннетта, — сказал он. — Остров находится много восточнее и с Котельного не виден — он слишком далек. Если это не мираж, то мы видим Землю Санникова. По Толлю, она должна быть в этой стороне…

Медленно, длинными зигзагами поднимался караван по белому склону все выше и выше, и казалось, конца не будет подъему…

Оставив нарты у подножия плоской черной скалы, поднимавшейся невысоко над снегом, все пятеро поднялись на самый гребень и остановились в двух шагах от края огромного обрыва, которым оканчивался этот снеговой склон.

— Ну и чудеса! — воскликнул Никифоров, выразив этим всеобщее изумление перед развернувшейся впереди картиной. Вместо сплошного снега и льда <…> путешественники увидели перед собой картину пробудившейся весенней природы, хотя была только половина апреля, когда и под Якутском, на 15 — 17 ° южнее, весна еле намечается первым таянием снега. Вниз от края обрыва мрачные черные уступы, на которых белел снег, уходили вглубь огромной долины, расстилавшейся на север до горизонта. На дне ее ярко зеленели обширные лужайки, разделенные площадями кустарника или леса, уже чуть подернувшегося зеленью первых листочков. В разных местах среди лужаек сверкали зеркала больших и малых озерков, соединенных серебристыми лентами ручьев, то скрывавшихся в чаще кустов, то появлявшихся на лужайках. Над более далекими озерками клубился белый туман — они словно дымились. На западе, за этой зеленой долиной, поднималась чуть не отвесной стеной высокая горная цепь… Солнце уже спустилось за эту цепь, и вся долина погрузилась в вечернюю тень.

— Диво дивное, Матвей Иванович! — произнес Никифоров.

— Настоящая обетованная земля! — сказал Ордин» (21).

Примечания:

  1. Архив русской революции. В томах. М.1991. Тт.9−10. С.247, 251
  2. В. Обручев. Земля Санникова. М. 2016.
  3. Н. А. Окладников. Российские Колумбы. Архангельск. 2008. С.286−288
  4. В. И. Колчак, А. В. Колчак. Избранные труды. СПб. 2001. С.257
  5. Н. А. Окладников. Российские Колумбы. Архангельск. 2008. С.288
  6. В. И. Колчак, А.В.Колчак. Избранные труды. СПб. 2001. С.257−258
  7. Н. А. Окладников. Российские Колумбы. Архангельск. 2008. С.293
  8. В. И. Колчак, А.В.Колчак. Избранные труды. СПб. 2001. С.258
  9. Н. А. Окладников. Российские Колумбы. Архангельск. 2008. С.290
  10. Архив русской революции. В томах. М.1991. Тт.9−10. С.188
  11. Н. А. Окладников. Российские Колумбы. Архангельск. 2008. С.294−298
  12. Архив русской революции. В томах. М.1991. Тт.9−10. С.188−189
  13. Н. А. Окладников. Российские Колумбы. Архангельск. 2008. С.299
  14. Архив русской революции. В томах. М.1991. Тт.9−10. С.189
  15. Н. А. Окладников. Российские Колумбы. Архангельск. 2008. С.301−302
  16. Архив русской революции. В томах. М.1991. Тт.9−10. С.189−190
  17. Н. А. Окладников. Российские Колумбы. Архангельск. 2008. С.302
  18. Архив русской революции. В томах. М.1991. Тт.9−10. С.190
  19. В. И. Колчак, А. В. Колчак. Избранные труды. СПб. 2001. С.261
  20. К. В. Сахаров. Белая Сибирь. Внутренняя война. 1918−1920. М.2018.
  21. В. Обручев. Земля Санникова. М. 2016.

Читайте ранее в этом сюжете: Лучший архангельский губернатор, не отдавший норвежцам Русскую Арктику

Читайте развитие сюжета: Пиринемь: святые люди XVII и XXI века