В предыдущей статье о том, как преодолеть демографическую катастрофу, я предложил пять конкретных мер, которые помогут изменить ситуацию. В них предложено сконцентрировать усилия именно на многодетных семьях, максимально расширив меры их поддержки. Почему?

Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Как предотвратить демографическую катастрофу России: пять мер

Известно, что сильное влияние на рождаемость оказывает урбанизация. Существует прямая связь между соотношением городских и сельских жителей и числом появляющихся на свет детей. Вымирающая Европа живёт в городах, вымирающая Россия — в огромных мегаполисах. В России 74% городского населения. А страны, где растёт население, преимущественно сельские. Индия, население которой увеличилось за сто лет в пять раз, — аграрная страна, большинство индийцев — сельские жители. И даже внутри страны взаимосвязь видна. Сельский север — самый растущий. Население индийской житницы Раджастхана увеличилось за век почти в семь раз и продолжает расти. А вот более городской юг страны уступает по демографии.

Более того, часть жителей российских мегаполисов не имеют проблем с рождаемостью. Это те, кого у нас принято называть «гастарбайтерами» — граждане центральноазиатских стран, приезжающие к нам на заработки. В Узбекистане и Таджикистане их ждут семьи. Население Узбекистана превышает 33,7 млн человек, хотя ещё в 1950 было 6,3 млн человек. Увеличение в 5,3 раза. В Таджикистане рост ещё значительней — с 1,5 млн в 1950 году до 9 млн сейчас. Или в шесть раз. Обе республики обгоняют по темпам даже Индию. Это притом, что физически часть населения присутствует в российских городах на заработках.

Таджики
Таджики
shuhrat.sadizade

В России тоже есть статистическая разница между рождаемостью в городе и сельской местности, но не очень большая. Пока горожане уверенно вымирают, село балансирует на уровне самовоспроизводства.

О других причинах, которые способствуют отказу от рождения детей, рассказал в комментарии ИА REGNUM секретарь Союза журналистов России, депутат Саратовской областной думы Вадим Рогожин:

«Кризис демографии — это не только недостаток материального положения семьи, но изменения в психологии европейцев, к которым относятся и россияне. Это, прежде всего, эгоизм, карьеризм, желание жить ни от кого не зависимо. Это и повышение возрастной планки инфантилизма. Порой даже в 30 лет люди ведут себя как подростки. И это проблема идеологической составляющей государства».

Всё так, но идеологическая борьба государством полностью проиграна. Об этом говорят результаты опроса ИА REGNUM, по которому лишь 22% женщин задумываются над деторождением. Задумываются, а не родят. Об этом говорят и кумиры нынешней молодёжи — популярные блогеры, артисты, сатирики. Очень немногие из них имеют семью и детей и уж точно не посвящают своё творчество семейным ценностям. Сколько в сети откровенного издевательств над матерями, высмеивающих «недалёкость»? Словосочетание «я же мать», написанное слитно, стало нарицательным термином, клинком войны, расправляющимся с достоинством этих женщин.

ИА REGNUM проводит опрос по демографической катастрофе, и часть людей, к которым обращаются корреспонденты, даже являясь грамотными специалистами в своих сферах, поддерживают и хвалят родителей, отказывающихся от деторождения, поддерживают «планирование семьи», «ответственность» при принятии решения о потомстве, а в качестве меры для роста рождаемости предлагают… закон о домашнем насилии.

Женщина с коляской
Женщина с коляской
markus53

Нет смысла подробно писать, кто формирует информационную среду и меняет сознание нашего народа. Просто зафиксируем результат — идеологическую борьбу нужно было вести раньше. Мы потеряли этих людей, им словами уже ничего не объяснишь. Это меры вчерашнего дня. Сегодня надо обухом по голове, иначе — не получится.

Нет смысла начинать процессы по расселению городов — мы не успели.

Материнский капитал и другие меры правительства, безусловно, нужны, но выправить ситуацию с демографией уже не могут. Это полезно, но не влияет на результат.

Нужна реанимация. И ей может стать исключительная поддержка многодетных семей. Во-первых, если семья решилась на многодетность в непростых условиях, она, возможно, лучше других умеет адаптироваться и переживать стресс. Во-вторых, дети — это доверие государству, стране, соотечественникам. И чем больше детей, тем доверие выше. Ну и в-третьих, только многодетные могут не словами, а делом разбить пропаганду в глазах остальных граждан. И для этого каждый житель страны заинтересован взрастить пример благополучия в виде крепкой большой семьи.

Главная слабость антисемейных пропагандистов в том, что недолго им осталось. Через десять лет все увидят молодящихся одиноких стариков и ничего, кроме жалости, испытывать к ним не будут. Но сумеют ли выбраться из этого болота те жители страны, кто ещё не потерял разум?