Сегодня, когда агитация и пропаганда необходимости принятия в нашей стране закона о профилактике домашнего насилия достигла своего апогея, хотелось бы предметно поговорить о нескольких вещах.

Владимир Маковский. «Не пущу!». 1892
Владимир Маковский. «Не пущу!». 1892

Во-первых, о последствиях его принятия.

Не нужно быть суперталантливым аналитиком, чтобы просчитать, что вступление в силу положений такого закона приведет к тому, что люди совершенно однозначно будут реже вступать в законный брак, да и в целом решаться на совместное проживание. Причины тоже понятны: когда любой конфликт двух людей может быть использован одной из сторон как рычаг давления, как рычаг привлечения к ответственности, как рычаг общественного осуждения, человек совершенно точно предпочтет свободные и ни к чему не обязывающие отношения.

Подобная ситуация совершенно логично приведет только к одному: снижению рождаемости. Я думаю, что с этим тезисом поспорить трудно, он очевиден и лежит на поверхности.

В то же время в положениях послания президента Федеральному собранию на 2019 год значительное внимание было уделено вопросам рождаемости, поддержки семей. Глава государства отметил, что «для нашего общества, для многонационального народа именно семья, рождение детей, продолжение рода, уважение к старшим поколениям были и остаются мощным нравственным каркасом. Мы делали и будем делать всё для укрепления семейных ценностей. Это вопрос нашего будущего. Общая задача для государства, для гражданского общества, для религиозных организаций, политических партий и средств массовой информации… Россия вошла сейчас в очень сложный демографический период. Рождаемость, как вы знаете, снижается». Была поставлена и задача — «на рубеже 2023−2024 годов добиться возобновления естественного прироста населения».

Послание президента Федеральному собранию
Послание президента Федеральному собранию
Kremlin.ru

А глава РПЦ патриарх Кирилл в своей речи на Всемирном русском народном соборе 18 октября 2019 года отметил: «Неблагополучная демографическая обстановка сдерживает экономический рост России. Угрожает социальным гарантиям старшего поколения, а в случае дальнейшего ухудшения чревата утратой территорий и распадом государства. И это не страшилка».

Таким образом, принятие закона приведет к тому, что поставленные президентом задачи не будут выполнены. Более того, это создаст прямые предпосылки для того, что тезис, озвученный патриархом, может быть реализован на практике.

Во-вторых. Россия сегодня является страной, где проживают люди различных национальностей с различными историческими и культурными традициями. И те положения, которые могут быть приемлемы для монокультурных стран, у нас не смогут быть реализованы или вызовут резкое неприятие и даже отторжение со стороны целых регионов.

Я не представляю себе, как этот закон может заработать на Кавказе и в южных регионах России. Однако могу дать сто процентов, что желающие помониторить практику его применения представители зарубежных правозащитных организаций, да и российских НКО, поедут именно туда. И будут расшатывать ситуацию там. Всё это приведет к обострению ситуации в данных регионах, повышению градуса неприятия федерального центра, принимающего такие законы.

В третьих. Говоря только об одном виде насилия — семейном, мы невольно отодвигаем на второй план, нивелируем, делаем второстепенными иные проявления этого опаснейшего для общества явления. Есть много иных проявлений насилия, которые носят не менее, если не более, опасный и вредный для общества характер. А кто будет бороться с ними?

Ведь совсем не обязательно, что речь идет о том, что отдельные люди звереют, только переступив порог своего дома. Сегодня градус насилия и готовность его совершить, к сожалению, не снижаются в целом. И склонный к насилию человек будет проявлять его и в другой обстановке, с другими людьми. Не получится ли так, что, ставя заслон в одном месте, мы спровоцируем их на еще большее проявление агрессии в других местах, отчего пострадает более широкий круг людей?

Полиция
Полиция
Мвд.рф

Это совсем не значит, что с семейным насилием не надо бороться и не надо его осуждать. Оно отвратительно как явление. Но говорить о нем необходимо в контексте общего противодействия насилию, всем его проявлениям в нашем обществе.

И здесь у нашей страны должен быть свой путь. Не копирование положений Стамбульской конвенции, в нератификации которой нас продолжают упорно упрекать, не следование западным стандартам. А тот, который будет приемлем для всего населения страны, который будет им принят.

Сегодня большинство насильственных действий и противоправных деяний совершается в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. Эта беда является главной причиной разладов и конфликтов в наших семьях. Об истоках такого положения надо говорить отдельно. Но и одними призывами к здоровому образу жизни проблему не решить.

Если мы говорим о профилактике, превенции домашнего насилия, то необходимо вернуться к практике принудительного лечения от этих страшных недугов. Реализация таких мер позволит существенно изменить основы и причины возникновения бытовых конфликтов, снизит общий уровень насилия в обществе.

Надо существенно пересмотреть вопрос, связанный с пропагандой насилия. Она захлестывает людей с утра до вечера, становится обыденным явлением, как бы частью нашей жизни. О чем говорить, если согласно проведенным опросам, 41 процент россиян оправдывают убийство сестрами Хачатурян своего отца. Прямой посыл: убивайте, и вам ничего не будет, достиг своей цели.

СИЗО
СИЗО
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Но стоит ли оправдывать убийство? Судя по материалам уголовного дела, отец сестер Хачатурян вполне мог уехать в места лишения свободы на срок от 15 до 25 лет. Но был убит родными дочерями. И сегодня из них делают героинь, мол, правильно всё сделали, туда ему и дорога. «Усилить» такой посыл пытаются результатами опроса общественного мнения, который не просто работает на оправдание конкретных убийц, но продолжительное время будет провоцировать других на совершение аналогичных действий.

Таким образом, становится видно, насколько глубокие вопросы затрагиваются в связи с темой домашнего насилия. И формирующийся посыл о том, что женщине можно как для своей защиты, так и для достижения своих целей в семейной жизни, неизбежно рано или поздно приведет к тому, что маятник качнется в другую сторону. Но нужно ли это и сколько к этому времени людей распростятся с жизнью или получат увечья, неизвестно. Я не говорю о распавшихся семьях и поломанных человеческих судьбах.

Нельзя неоправданно заужать тему домашнего насилия, говоря о жертвах, подразумевать только женщин. А дети, а представители старшего поколения. Да и мужья у нас тоже гибнут, к сожалению.

При этом не подумайте, что я против расширения прав женщин. Это нужно, и у нас есть Национальная стратегия действий в интересах женщин на 2017−2022 годы. Там есть раздел «Профилактика и предупреждение социального неблагополучия женщин и насилия в отношении женщин» — путь — мониторинг, формирование моделей профилактики, расширение практики проведения информационно-образовательных мероприятий, развитие материальной базы организаций, оказывающих помощь женщинам, содействие НКО, разработка обучающих программ, разработка мероприятий, направленных на ликвидацию сексуальной эксплуатации женщин. Заметьте, ни слова о необходимости разработки специального закона о профилактике семейно-бытового насилия!

Сегодня положения уголовного законодательства в полной мере охватывают все случаи противоправных деяний, которые могут совершаться в том числе и в отношении близких людей. Самое главное вывести домашнее насилие из латентной, скрытой зоны. И 90 процентов здесь должна сделать профилактика. А законодатели тех российских регионов, которые считают необходимым предусмотреть специальные меры противодействия этому явлению, имеют возможность предложить свои, региональные законодательные акты в указанной сфере. Не пытаясь подвести под одну гребенку всех в этом деликатном и чувствительном для людей вопросе.

И. Н. Соловьев, д. ю. н., профессор, заслуженный юрист России