Анатолий Новиков, лешуконский краевед: «Юрома <…> расположена на правом берегу Мезени, в 132 км по реке от пристани Каменка, в 44 км от села Лешуконского. Центр урочища Юрома и Юромского стана XV начала XVII века. Одно из самых древних русских поселении на Мезени. Названа по реке Юрома.

Дом потомков великого морехода Федота Рахманина в Юроме
Дом потомков великого морехода Федота Рахманина в Юроме
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

В перепись 1623 года называлась «деревня Погосская да к ней же припущена в пашню деревня Костина и Лежевская тож» и имела 33 двора А у местного населения называлась Юромой <…> в тексте писцовой книги 1623 года о землях крестьян деревни Погосской говорится о Юроме: «…и на Юромском наволоке пятьсот копен». Или следующая запись в той же переписи: «Погост в Юроме — церковь Архангела Михаила вверх церковь Пророка Ильи древяны. В келье просфорница Дарья, 3 кельи нищих, 2 кельи пусты. Церковная деревня: в дворе поп Офонасей Ермолин, во дворе церковный дьячок Мосейко Тимофеев…»

Или сведения о рыбных тонях и звериных промыслах: «На Печорских реках на Цильме, Косме речке с озеры и с ыстоки рыбные ловли и тони и звериной промысл и водяной на оброке за юромцы за Онашкою Башловкою да за Якушком Лимониным оброку и пошлин старого 5 алтын 3 денги…»

В сороковые моровые годы шесть семей выехали в Важский уезд, в 1646 году они вернулись. Десять семей «вышли в 150-м (1642 .— А. Н.) году и живут в Сибири и Мунгазее». Восемь семей вышли в 151-м году и живут в Важском уезде в государстве в Верховажской волости». Три семьи живут «у Соли Вычегоцкой на посаде». А всего пустовало 25 дворов из тридцати трех.

Статистические данные 1918 года оповещают, что в селе Юрома 290 жителей, 50 дворов» (1).

Ехал в Юрому и очень хотел увидеть Юромский погост с его церквями. Несбыточная мечта — церкви сгорели в 1930-х годах. От них только фотографии, даже местные не могут точно сказать, какая церковь где стояла. «Одна примерно здесь, а вторая примерно там». Небольшой грех — не знать, что было лет 60 назад на месте, где живешь. Главная из оставшихся достопримечательностей Юромы — дом Рахманиновых.

Церкви Юромы 1675 и 1783 года
Церкви Юромы 1675 и 1783 года

Лев Саватюгин, российский географ, полярник: «Рахманин Федот Ипполитович — знаменитый новоземельский кормщик XVIII века. Родился в 1731 г. в Юромской волости Мезенского округа. Плавал на море с 17 лет. До 1788 г. зимовал на Шпицбергене 6 раз, на Южном острове Новой Земли 26 раз (кроме того два раза плавал туда в летнее время) и 5 лет «препроводил в Сибири для тамошнего плавания из реки Енисея, на судне архангелогородского купца Лобанова». Рахманинов занимался мореходством и после 1788 г. Так, известно, что в 1797 г. в возрасте 66 лет он ходил на Шпицберген на судне «Иоанн Креститель». Ценные сведения по лоции Новой Земли Рахманин сообщил члену-корреспонденту Петербургской академии наук В. В. Крестинину, который отзывался о кормщике следующим образом: «Рахманин отличается от прочих кормщиков знанием своим читать и писать: он любопытен и имеет неограниченную склонность к мореплаванию и охоту к отысканию неизвестных земель. Нет из нынешних кормщиков другого, который бы совершеннее его знать мог Новую Землю вообще и особливо южную половину сего великого острова» (2).

Дом не производит впечатления древней (XVIII века) хоромины из толстенных, вечных, лиственичных бревен. Выглядит обыденно. Спросил Татьяну Ивановну Титову — главу Юромы: «Точно тех Рахманиновых, не однофамильцы?» — «Те самые!». Татьяна Ивановна не исключила, что в доме есть венцы «того еще дома Рахманина». Так часто бывает в деревнях — целые бревна предыдущей постройки используются в новой. В Неноксе в Никольской церкви есть бревно, дендрохронология которого показала 500 лет. А церкви — всего 300!

Лев Саватюгин: «Железный — пролив, отделявший остров Ярцева от острова Междушарский, в проливе Костин Шар. Старинное название известно еще кормщику Ф. И. Рахманину в конце XVIII века — Железные Ворота.

Кусова Земля — остров в проливе Карские Ворота. Старинное название, сообщенное мезенским кормщиком Ф. И. Рахманиным, происшедшее, видимо, от фамилии промышленника. Остров был известен русским промышленникам — поморам уже в XVII веке.

Мучные — островки вблизи входного мыса губы Строганова, у юго-западного побережья острова Южный (Новая Земля). Старинное название сообщено кормщиком Ф. И. Рахманиновым в 1788 г. — «Мутные острова».

Рахманина — мыс в заливе Шуберта, на восточном побережье острова Южный. Назвали в 1927 году участники 14-й экспедиции Плавучего морского научного института на эс «Персей» <…> в честь известного мезенского кормщика XVIII века…

Рахманова — губа в заливе Цивольки на южном побережье острова Южный (Новая земля)» (3).

Недалеко от дома морехода, в первом ряду от реки Мезени — пустырь. «Здесь, — говорит Титова, — стоял дом где жил ссыльный Ворошилов. Его после 1957 года разобрали за ветхостью». «Из-за антипартийной группы Молотова — Маленкова, в которую входил Ворошилов», — поумничал я. «Хотим поставить стенд, — с гордостью сообщает глава Юромы: — «Здесь в ссылке жил К. Е. Ворошилов»». — «Может, избу похожую найти да поставить? Хоть один музей в селе будет. Опять же, глава государства, не просто член Политбюро. Мало сёл, где главы страны жили», — опять смущаю главу. Титова молча идет дальше, взяла паузу. Местные власти в селах, да и в районах, с 1991 года не уверены в правильности своих действий в отношении революционных мест или могил красноармейцев времен Гражданской, например. Установок сверху нет, в СМИ советскую власть поминают нехорошо — по-всему, лучше ничего не делать, чтобы по шапке не получить.

Заросший травой памятник К.Ворошилову, жившему в Юроме в ссылке
Заросший травой памятник К.Ворошилову, жившему в Юроме в ссылке
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Леонид Санников, архангельский историк: «Ворошилов Климент Ефремович (23.01.1881 с. Верхнее Бахмутского у. Екатиринославской губернии — 2.12.1969 г., Москва), рабочий революционер, советский и партийный деятель. Член РСДРП с 1903 года <…> В 1907 году был сослан в Архангельскую губернию, бежал из Пинеги (22.12.1907), снова сослан в Архангельск (15.10.1908), в ссылке в Мезени (1908−1909), в Холмогорах (1909−1911), в деревне Юроме, Усть-Вашке и в селе Дорогорском (1911), по истечении срока ссылки (27.07.1902) уехал в Донбасс. В 1925-1940 наркомвоенмор, с 1935 года — маршал Советского Союза. В 1953-1960 Председатель Президиума Верховного Совета СССР. Один из ближайших сподвижников И. В. Сталина» (4).

Но памятник Ворошилову свергнуть в 1959 году не решились — глава государства опять же. Весь он зарос травой, Климент Ефремович. Титова: «Не косим, кто этим будет заниматься? Коммунистов нет в селе». «Как бы не относиться к Ворошилову, некрасиво. Может силами администрации пропалывать памятник президенту СССР?». Титова похоже не поверила, что я на полном серьезе.

Дом в Юроме, где в ссылке жил будущий «президент СССР» К. Ворошилов
Дом в Юроме, где в ссылке жил будущий «президент СССР» К. Ворошилов

Анатолий Новиков: «Бросается в глаза самый крупный куст — Юрома (с Кельчемгорой) <…> Основные кусты объединяют дворы:

  • Юрома с Кельчемгорой — 192 двора
  • Устьвашка — 93 двора
  • Смолина Щелья — 82 двора
  • Азаполье — 81 двор
  • Кузьмин городок — 40 двора
  • Койнас — 85 дворов

Если первая церковь была построена, наверное, в Лампожне, то вторая — непременно, в Юроме. Юрома длительное время выполняла роль административного центра Нижней и Средней Мезени.

Если в новгородский период была волость Мезень, то после официальной передачи этих земель Москве и вхождения Поземья в Двинской уезд здесь был учрежден Юромский стан. Стан объединял все селения Мезени, до Удорского рубежа. В Юроме основалось мезенское управление <…> Уже после учреждения Кеврольско-Мезенского воеводства и Мезенского уезда с центром в Окладниковой слободе воевода в своей памяти от 14 августа 1615 года просит:

«список <…> прислали бы естя в Юромский стан или в Окладникову слободку к воеводе к Василью Костянтиновичу Нестерову».

Видимо вновь созданная волость Мезень (наряду с волостью Малая Немнюжка) в составе Мезенского уезда оставила местом управления Юрому, сохранилось там какое-то управленческое учреждение…

Похоже, в XV—XVI веках на Архангельском Севере понятия волость и стан (иногда и погост) смешались и становились зачастую равнозначными. До 1613 года селения по Мезени входили в Двинской уезд как Мезенский (Юромский) стан или Мезень — волость <…> Сьаям на вотчину Антониево-Сийского монастыря 1578 года говорит о деревнях «в Юромском стану на Мезени», то есть Юромский стан и волость Мезень означают один и тот же территориальный округ…

Юромский стан на Мезени — самое раннее территориальное образование Московской Руси в Мезенском крае. Стан объединял все деревни по реке Мезени от моря до притока Пылемы с одноименной деревней. Выше по Мезени русских поселений вначале не было (были только чудские печища) до притока Пижмы. Самые верховья Мезени относились к Удорскому краю, заселялись зырянами.

До переписи 1552 года крестьяне Юромского (он же Мезенский) стана платили оброк один рубль за право ловить рыбу в реке Мезени «с верховья вниз до моря». Верховье — это Пылема, то есть здесь заканчивалась территория стана. Эта же перепись отмечает 11 непашенных починков и три займища на участке реки Мезени от Пылем — острова до притока Пижмы. Этим починкам даются льготы на 5 лет для освоения пашни. Этим починкам даются льготы на 5 лет для освоения пашни. И с этого участка назначен оброк на рыбную ловлю — один рубль. Как видим, волость уже начинает разрастаться, хотя она остается единственной на Мезени до переписи 1658 года» (5).

От церквей Юромы осталось место, где они стояли
От церквей Юромы осталось место, где они стояли
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Горушка на берегу Мезени, чуть повыше Юромы, очень похожа на средневековое городище. Археологи у вас не работали? Нет, не было археологов. Сейчас уже и не приедут. Археологические исследования недешевы, все меньше они на бюджете, все больше на заказчиках, которых в Юроме нет и, похоже, не будет. А Юрома, наверное, самая богатая на археологию — в отличии от более древней Лампожни. Но Лампожня — на постепенно смываемом в сторону моря острове, а Юрома — на материке. Только Мезень может сравниться в средневековой археологии с Юромой. Лет 200 в Юроме, скорее всего на этой горушке, сидели начальники Юромского стана — после передачи новгородских владений на Мезени Москве, москвичи не захотели сидеть в новгородской Мезени и основались в Юроме. Причиной была еще зимник — древняя тайбола, выходящая от Пинежского волока на реку Мезень у Юромы. От 200 «столичных» лет под землей остался частокол острога, очевидно ров, заваленный всякой всячиной, интересной археологам: шпоры гонцов, сломанные пики, копья, стрелы, сабли, пряжки и прочий металлический хлам, который за века стал сокровищем.

Примечания:

  1. А. В. Новиков. Деревни Лешуконья. Архангельск. 2007. С.434−444
  2. Л. М. С аватюгин. Архипелаг Новая Земля. История, имена и названия. М. 2017. С.578−579
  3. Там же. С.311 402, 477, 578, 579, 642
  4. Поморская энциклопедия. В 5 томах. Архангельск. 2001−2016. Т.1. С.109
  5. А. В. Новиков. Лешуконье. XV—XIX вв. История края. Архангельск. 2003. С.28−32

Читайте ранее в этом сюжете: Пезский волок: младший брат Северного морского пути

Читайте развитие сюжета: Лучший архангельский губернатор, не отдавший норвежцам Русскую Арктику