Вступающий в силу с 1 ноября 2019 года закон Приморского края об особо охраняемых природных территориях в новой редакции вызвал волну негодования со стороны учёных, однако не всё так однозначно, считает депутат краевой думы Владимир Хмелёв. В разговоре с корреспондентом ИА REGNUM он разъяснил свою позицию.

Читайте также: Новая редакция закона об ООПТ возмутила общественников Приморья

Парламентарий уверен, что учёные или плохо информированы о сущности вводимых поправок, или их намеренно кто-то ввёл в заблуждение относительно новой редакции закона об ООПТ.

«Их требования базировались на основе проекта самой первой редакции, которая ничего общего не имеет с той редакцией, которая дошла до третьего чтения и была принята. За новую редакцию закона проголосовали все фракции, что согласитесь, такое единодушие депутатов, даже оппозиционных, не часто можно увидеть в краевом парламенте. К проекту прилагалась пояснительная записка, в которой чётко было изложено современное состояние некоторых ООПТ, которые по сути таковыми уже не являются, так как по разным причинам утратили своё первоначальное предназначение», — рассказал депутат.

Владимир Хмелёв считает, что со временем происходящие изменения требуют и правильной законодательной корректировки, и именно эту цель преследовали депутаты, голосуя за принятие новой редакции закона об ООПТ.

«Никто не говорит об огульном снятии режима особо охраняемых территорий, скажем, под строительство, как то пытаются представить некоторые общественники. Мы говорим лишь о приведении текущего положения вещей в соответствующий формат, не более. Вот, например, в пояснительной записке указывается посёлок Волчанец под Находкой, который находится на территории ООПТ. Фактически, получается, что строить там ничего нельзя. Но ведь это не так, посёлок живёт, развивается, а сама ООПТ уже давно утратила там свою актуальность, надо привести в соответствие», — пояснил Владимир Хмелёв.

Как сообщало ИА REGNUM, общественники и учёные Приморского края были возмущены новой редакцией краевого закона об особо охраняемых территориях, предусматривающего упрощённый порядок снятия с территорий статуса ООПТ.