В рамках федерального проекта «Чистая страна», который в свою очередь входит в нацпроект «Экология», в Челябинске рекультивируют городскую свалку, на завершение первого этапа работ решили позвать журналистов. На самом деле говорить о его завершении и начале следующего этапа работ, как минимум преждевременно. Но то ли время подошло отчитываться об «успехах», а может еще по каким неведомым нам причинам, отраслевое объединение мусорщиков решило собрать журналистов. Мы не могли упустить такую возможность, и побывали в Челябинске, о чем сейчас обстоятельно доложим.

Полигон ТБО в Челябинске
Полигон ТБО в Челябинске
Иван Шилов © ИА REGNUM

Челябинская свалка в фактах и цифрах:

Находится в центре города.

Начало эксплуатации — 1949 год.

Подлежит рекультивации с 1993 года.

Текущий статус: закрыта (с сентября 2018 года).

Количество размещенных отходов: 17,5 млн куб. м ТКО.

Виды отходов: ТКО и отходы, подобные коммунальным, строительные отходы.

Площадь — порядка 55 га.

Высота — 40−45 м.

Выбросы от свалки в атмосферу города составляют 12% от всех выбросов, зарегистрированных в Челябинске!

Ориентировочная стоимость реализации проекта рекультивации — 3,5 млрд руб. (из пресс-релиза ассоциации «Чистая среда»).

Жизнь не стоит на месте, Челябинск разрастался, и бывший до того на одной из промышленных окраин, превращенный в свалку полигон ТБО, оказался в черте города. Пусть и не в центре, как о том сообщают, но без всяких сомнений негативное воздействие свалка оказывает на значительное количество городских жителей.

Мы не оговорились, именно что превращенный в свалку. Иначе как объяснить слова главного специалиста, занимающегося рекультивацией ФГУП «РОСРАО» Дмитрия Тюрина о том, что при проведении подготовительных работ они наткнулись на железобетонные панели, которых на полигоне бытовых отходов по определению быть не должно.

Дмитрий Тюрин
Дмитрий Тюрин
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Также необходимо отметить, что свалка, за исключением отдельных кратковременных моментов, находилась под управлением городских служб. Примечательно то, что, отвечая на наши вопросы, начальник отдела отходов городского управления экологии и природопользования Дмитрий Никишин уклонился от ответов по существу. Поэтому узнать о морфологии свалки нам не удалось. Мы к этому еще вернемся, отметим лишь, что получить ответ на вопрос, что же будут жечь на факеле, нам не удалось. Местное начальство, начиная со специалиста Тюрина и заканчивая областным министром экологи Сергеем Лихачевым, встали что называется «на смерть», утверждая, что жечь будут лишь метан. Это основной газ, который выделяет свалка, а если и есть еще примеси, то они незначительны и вреда ни людям, ни окружающей среде не наносят.

Если не критически подходить к подобного рода заявлениям, данные утверждения можно было бы принять на веру и на том покончить. Только вот как оставить без внимания скандалы, которые сопровождают проект рекультивации, как только он был объявлен?

Главным камнем преткновения для всех подобных проектов дегазации, давайте называть вещи своими именами, является вопрос из чего состоит свалка, химический состав образующихся в ней газов. Именно от этого зависит самый затратный элемент проекта, выбор системы фильтрации.

Отсутствие точных данных о морфологическом составе свалки вызвало в местном экологическом сообществе активное неприятие проекта. Заказчикам дегазации и исполнителям работ ФГУП «РОСРАО», а также местным властям указали на то, что выбор пал на самый вредный и опасный метод рекультивации. Более того, как сообщили Челябинские СМИ, Роспотребнадзор, ознакомившись с проектом, внес порядка двухсот замечаний.

Ликвидаторы свалки заявили, что выявленные нарушения были устранены. Однако этим заявлениям никто не поверил. Более того, их обвинили в том, что под предлогом устранения недочетов проект подорожал на 1 миллиард рублей. От себя добавим, что, подробно изучив посвященные рекультивации Челябинской свалки страницы сайтов «Чистой среды» и «РОСРАО», мы также не обнаружили результатов исследования свалки.

Полигон ТБО в Челябинске
Полигон ТБО в Челябинске
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Первая часть пресс-тура в Челябинск, как читатель уже смог убедится, скорее породила вопросы, нежели ответы на них. Ни представители проекта «Чистая страна», ни главный специалист, он же главный инженер проекта рекультивации Тюрин, ни челябинский чиновник Никишин, не смогли внятно ответить, почему был выбран проект дегазации, что будут жечь, и каким способом намерены защитить челябинцев от продуктов горения. А это как ни крути бензопирены, фураны и, конечно же, диоксины.

В качестве примечания, вновь в который раз повторим, что диоксины, разрушенные высокотемпературными способами, имеют свойство остывать в атмосфере, рекуперироваться и вновь выпадать на землю, отравляя все в радиусе не менее 25 километров на столетие. Только период полураспада составляет 50 лет.

Да простит читатель наш «цинизм», но рассказы о том, сколько машин, экскаваторов и бульдозеров работает на свалке и прочие подобные вопросы нас мало интересуют. Поэтому, отчаявшись получить ответы от чиновников рангом поменьше, мы с надеждой ждали встречи с областным министром экологии господином Лихачёвым. Предваряя впечатления от общения с министром, отметим, что диалог нас крайне разочаровал.

Рандеву с министром ожидаемо свелось к словесным жонглированию и эквилибристике. Все содержательные вопросы господин Лихачёв переадресовывал «Чистой стране» и «РОСРАО», и как нам показалось, просто вопиюще вызывающе пытался дистанцировать областную администрацию от какого-либо участия в проекте.

Подводя итоги нашего визита в Челябинск, отметим следующие, самые на наш взгляд вопиющие проявления. Посетив свалку и пообщавшись с официальными лицами, мы так и не получили ответов на самые важные вопросы. Мы не узнали, почему был выбран проект дегазации. Никто не смог ответить, из чего состоит свалка, каким образом защитят людей и окружающую среду от вредных выбросов. Очистка фильтрата методом обратного осмоса, о которой с гордостью рассказывал господин Тюрин, также не выдерживает никакой критики.

Поразительны высказывания официальных лиц о том, что они де не новаторы, и подобные способы ликвидации накопленного экологического ущерба с успехом применяются в других регионах, в частности, в Московской области. Нет, мы конечно понимаем, что челябинцам возможно нет никакого дела до мусорных проблем Подмосковья, и они могут и не знать, что проекты дегазации Подмосковных свалок «Кучино», «Ядрово», «Тимохово» и ряда других ввергли регион, не побоимся таких сравнений, в состояние гражданской войны. Буквально дня не проходит, чтобы не появлялись сообщения об очередных витках обострения противостояния «мусорных королей», областной администрации и местных жителей.

Описанная нами ситуация в Челябинске от Подмосковной отличается лишь тем, что в отличии от губернатора Воробьева, предпочитающего иностранных партнеров, и под руководством которого областное правительство доводит ситуацию на свалках до предела, а потом вводит режим ЧП. Который, в свою очередь, позволяет без конкурсных процедур, лишь произволом властей назначить ликвидатора экологической катастрофы, и также произвольно выделять финансовые средства, бесконтрольно увеличивая бюджеты рекультиваций.

В Челябинске же был выбран отечественный подрядчик, которым стал подконтрольный госкорпорации «Росатом» ФГУП «РОСРАО». Нет, мы конечно понимаем, что целью любой корпорации является извлечение максимальных прибылей. Нас только смущает то, что максимизацией прибылей занимаются государственные корпорации. Хотя участие государства в них, якобы нам, гражданам, должно гарантировать, что во главу угла будут поставлены забота о нашем здоровье и безопасности, а не извлечение сверхприбылей.

Полигон ТБО в Челябинске
Полигон ТБО в Челябинске
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Что же касается самого проекта рекультивации, выбранного ассоциацией «Чистая среда», он отнюдь не случаен. Борцы с потеплением умудрились сделать метан газом, оказывающим парниковый эффект, и протащить это в международные климатические соглашения (не смейтесь, пожалуйста). Россия, как известно, к этим соглашениям присоединилась, поэтому жечь метан стало очень выгодно. Ведь, когда мы дегазируем путем сжигания свалки, тем самым мы сокращаем влияние метана на образование парниковых газов.

Наши чиновники и главы госкорпораций давно забыли о том, что призваны служить государственным интересам. Во главу угла поставлено извлечение максимальных прибылей, а раз так, а это именно так, то и не удивительно, что из всех существующих методов был выбран самый варварский и вредный для населения способ дегазации.

Описание происходящего было бы неполным, если бы мы не попытались заглянуть в будущее и попытаться спрогнозировать дальнейшее развитие событий. Будущее. Как минимум для городского и областного начальства выглядит неутешительно, поскольку не «рекультиваторы», а они останутся один на один с гражданами, когда те рано или поздно поймут, что вдобавок к уже имеющимся загрязнителям окружающей среды, добавилась еще и дегазация свалки.

Читайте ранее в этом сюжете: Мусорный экоцид в Подмосковье