Нужны ли людям новые храмы? И где их можно возводить? И как выстраивать при этом диалог? Об этом недавно говорили в Мосгордуме. Одна из участниц круглого стола Алина Енгалычева высказала свое мнение, я хотел бы высказать свое.

Храм на Зелёном проспекте. Локализация
Храм на Зелёном проспекте. Локализация

Зеленую зону на Зеленом проспекте я знаю с детства. Эта огромная территория в 80-е годы была пустырем, теперь она частично заполнена деревьями и кустами. Для местных жителей — это традиционное место прогулок. Но одновременно, с начала девяностых, — это и мемориал, который именуют Афганским сквером. По инициативе ветеранов там установили «Памятник оставшимся без погребения» работы Вадима Сидура (автор склонялся к нелюбимому мною пацифизму, но скульптура, на мой взгляд, — символ мощи народного духа). Вокруг каменных скорбящих женщин с крестами на груди стали собираться ветераны нескольких недавних войн и конфликтов, родители и вдовы погибших.

Строить на этом месте «афганскую часовню» задумали довольно давно — по инициативе ветеранских организаций. Со временем возник проект полноценного приходского храма — с воскресной школой, социальными службами, помещениями для собраний молодежи и ветеранов. И как только о строительстве заговорили как о чем-то реальном, начался довольно внушительный протест.

То, что ситуация обсуждается в Мосгордуме, — уже хорошо. Наверное, с самого начала и церковной общине, и светским чиновникам нужно было максимально наглядно показать, что именно будет строиться, и какие возможности для местных жителей предоставит храм. Однако, похоже, сработала привычка к кулуарным решениям, которые прекрасно работали еще недавно, но не работают теперь. Игнорировать фактор интернетных и уличных дискуссий — мало того, что недальновидно и безрезультатно. Это еще и довольно безнравственно. Разве мы не доверяем людям — что «своим», что «чужим», забывая, что для Церкви практически все должны быть «своими»? Да, договориться с власть имущим Иван Иванычем проще. Но те же выборы в Мосгордуму показали его слабость. И без публичных действий теперь никуда.

Если не предпринимать их с самого начала, власть берет активное меньшинство, а в публичном пространстве доминируют страшилки. «Парк погибнет», — прямо так и говорят. Публикуют схемы, где больше половины его закрашено как «зона благоустройства», к проекту храма никак не относящаяся. На самом деле храм со всеми сопутствующими пристройками и прилегающей территорией займет процентов пять площади парка, причем пострадает лишь одно дерево — остальной участок не засажен. (Три фото прилагаю.) Ну и заметим, что нынешний проект церкви — для панельного Перова — просто шедевр.

Понятно, что гулять, например, с собаками и пить пиво рядом с храмом будет неудобно — но разве сейчас это удобно делать рядом с памятником погибшим? И не защитникам ли парка первым добиться запрета на выгул собак и на некультурный отдых? А прогулкам и занятиям спортом храм точно не помешает. К тому же общественное пространство у нас одно: там должно быть место и для молитвы, и для спорта. Наверное, и для собак — на специально огороженной площадке.

Говорят о нарушении закона — но еще лет пять назад, исследуя подобные вопросы в Общественной палате РФ, мы убедились, что даже на особо охраняемых природных территориях, а уж тем более на иных озелененных участках градостроительная деятельность возможна — конечно, при наличии всех решений и экспертиз, с компенсацией вырубленных насаждений (конечно, вместо одного дерева можно посадить у храма хоть десять).

Очевидно, что многие местные жители против, как и в случае любого нового строительства. Вот недавно мы с депутатом МГД Сергеем Севостьяновым общались с противниками создания ярмарки у Гольяновского пруда — сооружения, действительно там неуместного. «Это испортит вид на храм, — говорили многие. — Отдайте на достройку церкви деньги, которые пустят на рынок». Впрочем, к недостроенному храму уже привыкли. Когда-то выступали и против него, а теперь во временную деревянную церковь детей водят.

Может быть, и в Перове надо начать с деревянной постройки и с общины, где будут молиться и трудиться местные люди — соседи тех, кто выступает против.

Есть, понятное дело, и те, кому храм в принципе не по душе. Перенесут стройку — появятся новые претензии, как это было в Екатеринбурге. Поставили недавно в том же парке на Зеленом проспекте магазин «Дикси» — лидеры общегородских кампаний молчали. Вырубили через дорогу 127 деревьев — они тоже не беспокоились. Зато теперь мощно перекрикивают в МГД тех выступающих, которые им не нравятся. И называют православных общественников «бандой» и «ОПГ».

Депутат МГД Олег Шереметьев поступил правильно, пригласив сторонников храма, хоть и буквально накануне круглого стола. Диалог надо продолжать. При адекватном представительстве сторон, при равном их доступе к выработке решений. И в чем я согласен с госпожой Енгалычевой, — так это в том, что чиновникам негоже от этого диалога прятаться. Что церковным, что светским. Тишину вроде бы любят большие деньги. А вот большие дела — нет.

Читайте ранее в этом сюжете: В РПЦ настаивают на строительстве храма в парке на Зеленом проспекте