16 октября в Москве прошло заседание Совета при полномочном представителе президента в Центральном федеральном округе Игоре Щёголеве. Повестка заседания — реализация национального проекта «Здравоохранение» в повестке майских указов президента.

Путин и медицина
Путин и медицина
© ИА REGNUM

Губернатор Тверской области Игорь Руденя выступил с инициативой пересмотреть порядок и условия приёма иностранных студентов в высшие учебные заведения медицинского профиля.

«Сегодня идет активная работа — строительство поликлиник, больниц. Мы должны обеспечить необходимое количество своих высококвалифицированных кадров, которые будут соответствовать потребностям региона»,
— отметил И. Руденя.

Очевидно, что эта озвученная на высоком уровне инициатива была не спонтанной. За день до этого, 15 октября, на заседании правительства Тверской области губернатор И. Руденя подчеркнул:

«Мы сегодня благодарны ректорам наших федеральных высших учебных заведений, что они пошли нам навстречу и согласились сократить или изменить число принимаемых на обучение иностранных граждан, взамен увеличив количество тверской и российской молодёжи, которая поступает на бюджетные места. Правительство Тверской области готово участвовать в том числе и финансово в процессе подготовки, обучения и трудоустройства нашей молодёжи, которая получает дипломы о среднем и высшем профессиональном образовании»

На этом заседании были обнародованы данные о катастрофическом дефиците медицинских специалистов в Тверской области. Потребность в них превышает предложение в 29,8 раза. На 4923 вакансии в этой сфере претендует всего 165 врачей и медсестёр.

Но перспектива побить рекорд по масштабам вынужденного самолечения населения была не единственным мотивом для озвученной тверским губернатором инициативы. Ещё 16 мая на медиафоруме Общероссийского народного фронта В. Путин заявил о том, что количество бюджетных целевых мест в российских вузах должно быть увеличено, чтобы обеспечить малые города и сельские населённые пункты специалистами с высшим образованием.

«У нас есть такой механизм, как целевая подготовка, которая может осуществляться по заданиям муниципалитета, учреждений медицинских или региона, республики. Он работает, его просто нужно расширять», — заявил В. Путин.

Назначенная в феврале 2019 года ректор ТГМУ Леся Чичановская отказалась от сотрудничества с фирмой ООО «Центр международного образования». Эта компания с уставным капиталом в 10 тысяч рублей вольготно чувствовала себя в течение 20 лет, до сего момента бесперебойно рекрутируя в Индии студентов на обучение в ТГМУ. В документе, подписанном ещё в 2012 году, в качестве плательщика участвует третья сторона — некая индийская фирма «Рус Холдингс Индия Правайт Лимитед». Её владелец — уроженец Бангладеш Саед Каммруззаман, который действует через управляющего компанией Мизанура Рахмана Чоудхури, одновременно являющегося генеральным директором упомянутой российской фирмы «Центр международного образования». Основным предметом деятельности этой компании является туристический бизнес.

Игорь Руденя
Игорь Руденя
Kremlin.ru

Выяснилось, что это через индийское юрлицо Саед Каммруззаман собирает с рекрутируемых в Индии абитуриентов по 50−60 тысяч долларов сразу за все шесть лет обучения. Возможно, индийское законодательство более лояльно относится к явному мошенничеству: деньги авансом за весь срок обучения принимаются с тех, кто ещё даже не сдал вступительных экзаменов и тем более не прошёл необходимых экзаменационных испытаний для перехода на очередной курс, не говоря уже о защите диплома. Или же у главы этой компании были железные гарантии, что медицинский диплом российского государственного образца можно таким образом фактически купить. Тем более непонятно, на каком основании, кроме мошеннического умысла, бангладешско-индийско-российский консорциум гарантирует рекрутам шестилетнее образование в российском вузе федерального подчинения. Попутно возникает сразу несколько вопросов.

Первое: кто и каким образом мог обеспечить такие гарантии в течение ряда лет, если на прохождение студентом полного цикла медицинского образования не может повлиять даже федеральный российский Минздрав? Второе: почему индийская рекрутерская компания перечисляла вузу стоимость обучения «своих» студентов наравне с российскими — в пределах 148 тысяч рублей в год, фактически образуя астрономическую ежегодную сверхприбыль со 150 человек в размере не менее полумиллиарда рублей? И не использовался ли престижный вуз втёмную, как банальная прачечная, легализующая эти деньги через липовый договор, в котором в качестве контрагента использовалась, возможно, банальная прокладка российской юрисдикции? Эти вопросы компетентным органам надо адресовать тем, кто все эти годы курировал в вузе направление работы с иностранными студентами. Тем более, что непосредственное отношение к этой сомнительной деятельности имели сами так называемые ОПС — отдельно прикомандированные к вузу (теперь уже бывшие) сотрудники ФСБ — полковники Александр Пестряков (десять лет на этом посту) и Виталий Зуев (восемь лет). Теперь они, после увольнения, по странному стечению обстоятельств трудоустроены в службе безопасности пресловутого «Центра международного образования». Они могли бы поделиться с правоохранительными органами необходимой информацией о деятельности гендиректора господина Чоудхури и его патрона Саеда Каммруззамана. Только закономерен ещё один вопрос: не потому ли они хранили молчание и даже активно лоббировали интересы своего нынешнего работодателя, что им щедро перепадало с барского стола ещё в период их пребывания на службе в российских госорганах?

Очевидно, губернатор в своём выступлении перед полпредом ЦФО открыто встал на сторону российских бюджетных студентов, потому что понял, насколько позиция ректора ТГМУ в этом конфликте рифмуется с общефедеральной стратегией российского руководства.

Индийские студенты-медики
Индийские студенты-медики
Studyinrussia.ru

Для ИА REGNUM ситуацию комментирует ректор федерального Тверского государственного медицинского университета Леся Чичановская.

Недавно Минздрав РФ обнародовал катастрофическую статистику. Если не переломить нынешнюю тенденцию, то к 2024 году в страну придётся приглашать на работу 27 тысяч медиков из-за рубежа. При этом ТГМУ вынуждают в течение 20 лет принимать по 150 индийских студентов ежегодно. Экспортируем образовательные услуги с перспективой импортировать специалистов. Как это сочетается?

Это совершенно ненормально. Я возмущена. И когда 1 февраля 2019 года я заступила на пост ректора ТГМУ, я поняла, что образовательная и экономическая стороны этого явления противоречат целям и задачам, которые передо мной ставит Министерство здравоохранения РФ. Я проанализировала, кого, зачем и почём мы учим, я пришла в ужас.
Подавляющее большинство — свыше ста пятидесяти человек — принимаются на учёбу от некоей индийской фирмы. На протяжении десяти лет (по моим личным наблюдениям) уровень привозимых сюда студентов всё хуже и хуже. Последние наборы за редкими исключениями — в принципе не обучаемые. Мы выдаём диплом государственного образца Российской Федерации. Они должны овладеть всеми навыками в соответствии с требованиями РФ. Первые три года их обучают на хорошем английском языке. Дальше — клиника, контакт с больными. Эти студенты контактировать на английском не могут. Но они не имеют стимула к овладению русским языком и не желают социализовываться. Чтобы прояснить причину, я стала вникать в дела приёмной комиссии и почувствовала большое встречное сопротивление. Мне было заявлено, что все, кого привезла эта фирма, стопроцентно должны поступить. С российских абитуриентов сходит семь потов, чтобы сдать вступительные экзамены, а студенты из Индии почему-то оказываются в необоснованно привилегированном положении. В ответ на требования преподавателей эти студенты отвечают: «Нам обещали, что нам ничего делать не надо, нам и так выдадут дипломы. Нам не говорили, что здесь ещё и учиться надо». Получается, что фактически они оплачивают шестилетнюю турпоездку в Россию по системе «олл инклюзив», по завершении которой им выдаётся диплом нашего престижнейшего университета, занимающего 46-ю позицию в рейтинге «ФОРБС».

Вернёмся к экономике вопроса. Медицинское образование в любой стране мира — одно из самых дорогих. Наша страна — не исключение.

С той разницей, что это образование у нас — не частное, и основную часть реальной стоимости медицинского диплома оплачивает государство. Таким образом государство инвестирует в свою медицину, здоровье граждан, в своё будущее. Реально образование одного студента сопоставимо с подготовкой космонавта. В соответствии со стратегией государственного развития эти гигантские средства вкладываются в кадры. Именно они составляют фундамент для реализации этих планов. Помимо стандартной материально-методической базы, помещений, зарплат преподавательского состава, мы только на одно оборудование специального симуляционного центра в год тратим 50 млн рублей. Пора, наконец, понять, что высококвалифицированные кадры — это главное национальное достояние.
Мы имеем право заниматься внебюджетным образованием. Российский студент платит 148 тысяч в год. На посту ректора я столкнулась с ситуацией: иностранные студенты платят ту же сумму. При этом их обучают на английском языке, им предоставляется общежитие. Мы содержим целую кафедру русского языка как иностранного, отдельный деканат, паспортно-визовую службу. Только вспомогательного персонала, без учёта преподавательского состава, — 35 человек. И в плюс ко всем опциям — прикомандированный сотрудник ФСБ, который тоже должен отрабатывать своё жалование.

Остановимся на последних так называемых ОПС — отдельных прикомандированных сотрудниках. Все 20 лет ситуация с индийскими студентами развивалась на их глазах. Предположу — и при их непосредственном соучастии.

Леся Чичановская
Леся Чичановская
Tvgmu.ru

Рекрутерская компания берёт с рекрутируемых абитуриентов по 7−10 тысяч долларов в год, причём всю сумму за шесть лет обучения авансом. Что происходит с этими деньгами, помноженными на сто пятьдесят студентов за два десятилетия, заработанными за счёт российского бюджета, — вот с этим и должны разбираться наши спецслужбы.

Одно из ведущих учебных заведений страны с мировым именем фактически работает как дом отдыха для индийских туристов с последующим вручением диплома.

Проблема усугубляется ещё и тем, что у владельца фирмы достаточно денег на то, чтобы вести широкую рекламную кампанию в других регионах и вузах России. И, насколько известно, на его «обслуживании» не одно российское высшее учебное заведение.
Формально это — не мой вопрос. В нашем университете мы наведём порядок. Но я — гражданин Российской Федерации, и расширение деятельности этой «странной» фирмы не может оставить меня равнодушной. С другой стороны, мне, как бывшей заведующей кафедры, понятно возмущение наших сотрудников, которых всё это время водили за нос и фактически сделали невольными спонсорами индийского здравоохранения.

Что вы предполагаете предпринять, чтобы выполнить распоряжение главы государства об увеличении количества бюджетных мест для российских студентов?

У меня сегодня болит душа за наш тверской регион, который по демографическим, медицинским и другим социометрическим показателям находится далеко не на лидирующих позициях. И мы понимаем, что переломить ситуацию мы сможем, если сконцентрируемся на подготовке качественных медицинских кадров для областной системы здравоохранения. Я поставила вопрос об увеличении бюджетных мест для наших студентов в Минздраве. Ломилась в открытую дверь. Оказывается, их у нас, наоборот, крайне мало. На днях я получила разрешение Министерства здравоохранения на открытие 100 дополнительных бюджетных мест с 2021 года. Получилось, что предыдущее руководство за счёт сокращения бюджетных мест искусственно раздувало квоты для индийских студентов. Ничего общего с пониманием государственной значимости задачи. И пока ничего, кроме банальной корысти, я в этом усмотреть не могу.
Я стала смотреть, кто работает в этой фирме. Оба бывших прикомандированных сотрудника ФСБ, полковники Зуев и Пестряков, после выхода на пенсию оказались трудоустроены в «обиженной» нами фирме. За какие заслуги?
На глазах государственных органов на протяжении многих лет фактически осуществлялся демпинговый экспорт наших образовательных услуг, а теперь мы стоим перед катастрофическим дефицитом медицинских кадров. Я как невролог здесь бессильна и анализ этой стратегии переадресовала бы специалистам психиатрического профиля.
Доходило до абсурда. Зимой этого года бывший проректор по работе с иностранными студентами Александр Иванов потребовал срочно освободить 37 мест в студенческом общежитии для индийских студентов. А российских учащихся пришлось спешно переселять в другое общежитие, для чего там пришлось делать авральный ремонт. Теперь представьте себе ещё один фактор снижения доступности медицинского образования для отечественных соискателей в угоду необоснованных привилегий иностранцев. На днях мне позвонила мать одного из наших студентов. Она пенсионер, инвалид, и у неё нет средств оплачивать для сына съёмную квартиру в Твери. Совмещать труднейшую учёбу с работой практически невозможно. Если, конечно, не учиться как индусы — «на автомате». Печальная перспектива — сменить мечту о медицине на неквалифицированный труд. Вот так и создаётся снежный ком кадрового дефицита в нашей сфере.
Тем не менее надо действовать. Я сняла с должности проректора по внешнеэкономической деятельности А. Иванова. Сейчас он понижен до сотрудника кафедры.

Этот чиновник отметился особым индивидуальным подходом к клиентам «Рус Холдингс Индия Правайт Лимитед». У меня в руках — его личное приглашение одному из индийских абитуриентов на английском языке, исполненное на официальном бланке ТГМУ с его подписью и гербовой печатью университета.

Действительно, это персональное приглашение студенту на обучение в течение шести лет. Это всё сделано за моей спиной. Иванов никогда не имел полномочий выступать от имени нашего юридического лица. В канцелярии под этим исходящим номером архивировано совершенно другое письмо. В нем усматриваются признаки как минимум 159-й статьи УК — мошенничество. И это должно стать предметом оценки компетентных органов. Я защищаю не себя. За мной уникальный коллектив и выполнение государственной задачи.

От автора. Прошу считать этот материал официальным обращением в Следственное управление СК РФ по Тверской области, а также в УФСБ РФ по Тверской области в соответствии с правоприменительной нормой возбуждения уголовного дела по факту публикации. Необходимые документы, обосновывающие поставленные в статье вопросы, находятся в редакции ИА REGNUM.