В образовательной сфере Татарии — очередной скандал. Школьных педагогов обязали пройтись по местам жительства учеников с проверкой бытовых условий. Операцию, начавшуюся в Набережных Челнах, назвали «Быт», обосновав благими намерениями, но не подкрепив нормативной базой. Часть родителей приняла подобную ревизию в штыки, сравнив действия администраций школ со сбором досье на родителей. Подобные обходы по домам школьников — далеко не новинка уже много лет. Проходят они не только в Татарии, но и в других регионах. ИА REGNUM разбиралось в ситуации.

Визит домой
Визит домой
Цитата из /ф «Собачье сердце». Реж. Владимир Бортко. 1988. СССР

В одной из родительских групп соцсетей появилось видео, в котором группа женщин настаивает на том, чтобы или пройти в квартиру, или получить подпись на акте, что собственник отказывается запустить их. Не представившись, женщины уверяют, что они из школы, пришли проверить, «в каких условиях живёт ребёнок». Мужчина отказывается что-то подписывать, просит отпустить дверь, которую, судя по всему, кто-то удерживает, и напоминает, что у него есть право в своё жилище посторонних не пускать. Женщины грозятся вызвать полицию.

Мама детей, в чью квартиру пытались попасть «гости», в соцсетях рассказала ещё один нюанс — она ранее жаловалась на нарушения в школе. Алина Г. также уточнила, что работает в садике, не судима, на учётах не состоит, а ребёнок всегда чист и ухожен, то есть никаких «симптомов» неблагополучия нет.

Видео сопровождается текстом, что «семья не проблемная». Позднее под роликом появился комментарий начальника управления образования Набережных Челнов Рустема Хузина, который заявил, что операция «Быт» проходила по плану профилактической работы. В комментариях изданию «Вечерняя Казань» помощник республиканского прокурора Руслан Галеев уточнил, что таким образом выявляются «социально неблагополучные дети и семьи, находящиеся в социально опасном положении». Но он также добавил, что осмотреть помещение визитёры могут лишь с согласия родителей.

Дверь в квартиру
Дверь в квартиру
Брусника

Мнения жителей республики на операцию и саму ситуацию разделились. Одни не имели ничего против подобных визитов «школьных ревизоров»:

«Со времён СССР так было. Воспитатель и учитель ходили по квартирам своих учеников. И сейчас ходят. Ничего плохого в этом не вижу. Так могут возмущаться только те, кому есть что скрывать», «У меня мама 30 лет в яслях проработала и посещение своих воспитанников было обязательным. Иначе откуда можно узнать, что семья неблагополучная, если не видеть в каких условиях живёт ребёнок?», «Смотрят только, есть ли отдельное место для сна у ребенка. И есть ли место для занятия уроками. Холодильник не проверяют. И по всей квартире не ходят».

А другие высказались против :

«Школа № 70 г. Казань. У нас видимо целый класс плохо учится, неухоженный, неуравновешенный, всех родителей обязуют сообщить, в какое время можно к ним домой заявиться», «С ног на голову у нас все в Татарстане, соблюдайте законы РФ и все будет нормально. Инспектора по делам несовершеннолетних обязаны посещать неблагополучных детей и такие семьи. Именно для этого их и создавали. Они при погонах и при оружии. А не учителя после проверки тетрадей», «В любую квартиру, без веских причин (буквально нескольких случаев) даже ОФИЦИАЛЬНЫЕ представители закона не могут войти без постановления», «Вот чисто психология, никогда бы не пустила нескольких человек смотреть квартиру! Одно дело, если бы пришел только учитель, один, то могла бы впустить, но только если бы меня заранее учитель предупредил».

И есть ещё одна группа участников дискуссии, которая задаётся вполне логичным вопросом:

«Система образования конкретно чем-то может помочь таким семьям? Материально, морально… Иначе зачем все это?»

Большая часть родителей, выступивших против обходов, говорит, что при наличии перегибов в сфере ювенальной юстиции, когда любой недочёт в быту может трактоваться не в пользу родителей, рисковать своими детьми они не будут:

«Хорошо. Вот пришли они ко мне, а у меня два апельсина вместо трёх. И хамон я с утра не прикупила, а обошлась балтийской килькой. Я неблагополучная?», «А если ребёнок делает уроки на кухонном столе, а младший спит с мамой? В детдом заберут?», «По ситуации вроде как посыл властей правильный, нужный, необходимый. Но дальше как раз-таки может всё с ног на голову перевернуться. Вопрос в том, как будут использовать полученную информацию от проверок жилищно-бытовых условий. И есть один очень неприятный вариант. Это вплоть до изъятия детей из семей органами опеки. Называется это ювенальная юстиция».

Что говорит закон?

Операция «Быт» в Татарии — явление далеко не новое. В 2016 году она уже проходила. Одна из мам-активисток Екатерина Матвеева обратилась в прокуратуру, и ещё три года назад прокурор в письме отметил, что никто не вправе проникать в жилище без согласия собственника. Тогда же отмечалось, что операция «Быт» проводится с целью выявления социально неблагополучных семей.

«Без согласия проживающих классные руководители не вправе обследовать бытовые условия обучающихся и их законных представителей», — говорилось в ответе зампрокурора А.П. Марковой от 2016 года, размещённом в группе «Поборы в школах и детсадах».

Тогда же, в 2016 году, в Набережных Челнах разразился громкий скандал. Родители обнаружили в интернете персональные данные отдельных семей. В сеть каким-то образом попали социальные паспорта, похожие на те, что составляют по итогам поквартирных обходов.

Чем тогда закончился скандал, неизвестно, но начало нового учебного года не обходится без конфликтов, связанных с визитами учителей по домам.

Проверка быта учеников происходит в разных регионах России. Например, есть она в Алтайском крае, где классный руководитель проверяет наличие места для уроков у ребёнка, его бытовые условия.

Стоит отметить, что визиты в дома — это лишь часть «внимания» администраций школ к родителям. В одной из российских школ, к примеру, в начале текущего учебного года, не уведомив законных представителей, не спросив их согласия и мнения, детей опросили на предмет «вредных привычек» родителей. Среди вопросов «анкеты» были такие, как «приходил ли родитель домой с запахом алкоголя», «опрятно ли одеты родители», задавались наводящие вопросы об уровне дохода. Для чего собирается подобное досье, никто родителей не уведомил. Сложилось впечатление, что в некоторых учебных заведениях закон о защите персональных данных — пустой звук.

Детская комната
Детская комната

Мнение педагогов

Хотят ли сами педагоги выполнять роль ревизоров? Чаще всего нет.

Как в беседе с корреспондентом ИА REGNUM сообщила педагог одной из школ, вынужденная делать обход своих учеников, как классный руководитель, конфликты с родителями никому не нужны, потому она старается заранее, ещё до визита, получить согласие и объяснить свои действия.

«Это практика региона. Чаще всего родители не отказываются, хотя и говорят, что подобное «внимание» неприятно. Кто-то категорически против и отказывается запускать в квартиру. Я не настаиваю, мне тоже не хочется тратить своё личное время (а посещения чаще всего проходят вечерами) на визиты с конфликтами и ссориться с родителями я не хочу», — отметила она.

Также ситуацию прокомментировала и учитель из Татарии, представившаяся Марией Эрнестовной. Она отметила, что дают дом на 300 квартир, который она должна обойти поквартирно и «проверить наличие детей школьного и дошкольного возраста, также надо проверять условия проживания своего класса». Учителя в большинстве своём не в восторге от дополнительной нагрузки в виде обходов жилищ учеников, но пока со школ эта обязанность не снята, ходить будут вынуждены.

В 2017 году проектом «Юрист для учителя» даже были подготовлены основания, когда классный руководитель обязан посещать детей. Например, если из подразделения по делам несовершеннолетних поступил сигнал о неблагополучной семье. К объяснениям также была приложена судебная практика в Московской, Нижегородской областях о доступе в жилище, ссылки на которых обнародованы в группе «Омбудсмен образования». Так в апелляционном определении Нижегородского областного суда от 01.08.2017 года по делу № 33−8973/2017 говорится: «…В соответствии со ст. 25 Конституции РФ, ч. 2 ст. 3 ЖК РФ, проникновение в жилое помещение без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан допускается на основании судебного решения…». Схожие выводы сделал и Московский городской суд в определении от 31 июля 2017 года. Обширный материал с правовым обоснованием ситуации был подготовлен в группе для педагогов и объяснял, когда они обязаны посещать ученика, а когда нет.