На воскресной сегодняшней, 13 октября, литургии читаются слова Христа, приведенные в 6-й главе Евангелия от Луки:

Иван Крамской. Христос в пустыне. 1872
Иван Крамской. Христос в пустыне. 1872

«И ка́к хотите, чтобы с вами поступали люди, та́к и вы поступайте с ними. И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то́ же делают. И если взаймы даёте тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. Но вы люби́те врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд».

В другом месте (Мф. 5:48) Христос призывает быть совершенными, как Отец. Здесь — милосердными. И из предыдущих слов понятно, что это одно и то же. Что милосердие Божие и Его совершенство — это одно и то же. У нас же в само учение внедрилась мысль, что заповеди Христа невыполнимы. Что суть их в том, чтобы человек постоянно ощущал свое ничтожество и, главное, каялся в том, что не может исполнить, что он ничтожен. Чтобы учился таким образом молиться, со слезами, навзрыд, потом сердечно. Ну и словить в итоге от такого усердия Божию благодать. Вот она «цель христианская» — научиться молиться, ничего при том христианского не делая. Ибо оно все неисполнимо, христианское-то. Не для того дано, чтобы исполнять. А чтобы каяться, что невозможно.

Рембрандт. Христос и грешница. 1644
Рембрандт. Христос и грешница. 1644

Учат всему этому всерьез, ссылаясь на приведенные выше слова Евангелия. Призывает Христос делать добро без оглядки на то, добр человек по отношению к нам или нет — а мы не можем! Неисполнимо. Сейчас пойду помолюсь в углу, что не могу так, и Богу должно понравиться. Точно понравится. Духовник так сказал. Что если с усердием и от «чистого сердца», то примет Бог такую молитву. Прокатит. Быть совершенными захотеть, как Отец, так это может такая гордыня возникнуть! Век не замолить потом. В прелесть впасть, в самые тенета диавола, врага рода человеческого. А враг не дремлет, и постоянно подсовывает помысл о собственной значимости, и, Боже упаси, спасением добрыми делами.

Нет уж, мы лучше будем ощущать свое собственное ничтожество, ничтожествами и в землю сойдем и откуда уже транспортирует нас Бог в рай, где самочувствие себя ничтожеством уже будет постоянным и непоколебимым никогда и ничем. Ибо будем помилованы. Цитатку под этот случай можно сыскать. Что, мол, ничтожное Бог избрал, а все высокое у Бога низко. Нарыть цитат плевое дело для подтверждения любой глупости. Но отсюда же следует, что христиане не хотят, чтобы и с ними поступали по доброму: «Ка́к хотите, чтобы с вами поступали люди, та́к и вы поступайте с ними». А зачем нам это? Пусть они тоже молятся до осознания себя ничтожествами. Бог продиктовал, что делать, в Библию продиктовал, святым отцам надиктовал уже более даже четко. Все написано, вот читайте Библию, читайте святых отцов, ходите в храм и молитесь, чтобы вас помиловали. Все ясно от А до Я.

Лукас Младший Кранах. Христос и блудница. 1532
Лукас Младший Кранах. Христос и блудница. 1532

Это не пародия на церковную действительность, это сама действительность, являющаяся пародией на основания Евангелия. Огороженная, как частоколом, цитатами из святых отцов, посмертных и пожизненных поучений различных старцев, звучит на публичных проповедях, размножена в брошюрах, в книгах с золотеющим переплетом. Все это слушается, читается, транслируется далее. Однако совершенство Отца по Христу — это не остановка себя в том, чтобы исполнять добро. По церковному учению совершенство это божественное — непостижимо, ибо представляет собой блаженство Бога в Неприступном Свете всей Пресвятой Троицей. Там, кроме блаженства, вообще ничего нет и чистое совершенство. Все, кто об этом писал, измарав прорву бумаги, точно знают, что это так: Неприступный Свет. Вся Троица в одном месте. И Блаженство. Блаженствует, ощущая полное совершенство. И подумать даже, мыслью коснуться о таком совершенстве — грех.

Христос же учит, что нет предела в том, чтобы утверждать добро, устраняя вокруг зло. Зла в мире много, и быть подобным Отцу значит утверждать добро своей жизнью. Таким образом, совершенства Отца не требуется «достигать». Но собою, своими поступками, словами осуществлять. И нет в этом ничего «неосуществимого», ни даже особо сложного. Как мы уже отметили, в словах Христа предложение и призыв взаимооборачиваемы. В призыве быть милосердными/совершенными предлагается поступать с людьми так же, как хотелось бы, чтобы они поступали по отношению к нам. Но если совершенства, «как у Отца», нереально «достигнуть», то мы и не хотим, чтобы по отношению к нам поступали по-человечески. Это значит, что нормой мы считаем всякую несправедливость, обиду по отношению к нам.

К особо «невозможному» относят в первую очередь «любовь к врагам». Тут слово «любовь» — любимое православное слово — вызывает диссонанс, ибо давно стало пониматься как особое духовное пылание нежными неземными чувствами. Не надо пылать чувствами. Достаточно быть внимательными, понять, разобраться, в чем причина неприязни, и постараться эту причину снять. Это требует внимания, терпения и чуткости, которые, в свою очередь, невозможны, если человек сам является эгоистом. Обычно такие врагов в первую очередь и наживают. Для таких и заповеди «неисполнимы».