Воскресеньем 25 августа читаем отрывок из 17-й главы Евангелия от Матфея об исцелении ребенка:

Икона
Икона
«Когда они пришли к народу, то подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени, сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду, я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его. Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда. И запретил ему Иисус, и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час. Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его? Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас; сей же род изгоняется только молитвою и постом. Во время пребывания их в Галилее, Иисус сказал им: Сын Человеческий предан будет в руки человеческие, и убьют Его, и в третий день воскреснет. И они весьма опечалились».

Род неверный и развращенный… О ком это? Некоторые всерьёз считают, что это Иисус так апостолов обозвал, осерчав на них за то, что ничего не могут без Его божественного всемогущества. Ужасно бесполезные существа эти люди, сколько можно Богу среди них отираться, пора бы уже возвращаться домой, в свет неприступный, и там продолжить блаженствовать втроём в вечности. Скорбя, конечно, обо всем этом. Ну да ладно уж, исцелим ещё одного, чтобы видели и понимали, с кем имеют дело. С кем, с кем — со вторым лицом Троицы! Вот с кем. Давно пора понять было.

Василий Беляев.  Исцеление бесноватого в Капернауме. 1903
Василий Беляев. Исцеление бесноватого в Капернауме. 1903

Но нет. Здесь Иисус апостолов не ругает, не стыдит, не срывается и не выплескивает на них свое жгучее желание поскорее улететь в неприступный свет к блаженству. «Род сей», искаженный и потерянный, — это тот же самый род, что «изгоняется постом и молитвой», о котором говорится далее. Речь идет о мире демоническом, который есть источник болезней, всякого зла и насилия над человеком. Слова Христа здесь следует понимать как сочувственные. «Буду с вами, буду терпеть» выражает Его соучастие в общем бедственном положении всякого человека, страдающего от болезни. Не слова кого-то внешнего, соучастие которого происходит лишь ради подтверждения непричастности ко всему такому, как подачка сверху, и чтобы видно было, что она именно сверху. Это же перекликается с тем, что говорит Писание: «Он взял на Себя наши немощи и понес болезни».

Сколько еще человеку жить под надзором и контролем над ним внешнего зла? Для современного человека, бегло нахватавшегося научпопа и потому твердо уверенного в том, что причиной болезней являются «никакие эти ваши не бесы, а микробы», для таких людей — всё это сказки, свидетельствующие об отсталости тех, кто в них верит. Зло и добро также являются продуктами адаптации, полагают многие люди, кто мыслит даже слегка шире, чем те, кто знает только про микробы. По крайней мере, они познакомились еще со словом «адаптация», то есть решили для себя практически все онтологические вопросы.

Николай Алексеев. Исцеление прокаженного
Николай Алексеев. Исцеление прокаженного

И, между прочим, «наши верующие» тут от них мало чем отличаются. Для них добро и зло — тоже условности в этом мире. Добро — это «исполнение воли Божьей», а зло — делать наперекор ей. «Волю Божию» они не знают, но старательно ищут, адаптируясь к ней тем, что перемещаются от монастыря к монастырю, от духовника к духовнику, пока не найдут «настоящего». Он и передаст волю. В итоге выяснится, что его экспромты с волей Божьей совершенно совпадают. Такова уж духовная жизнь, тут учиться и учиться. Понимание зла как духовной высокоорганизованной природы, обладающей волей и сознанием, плохо дается как неверующим так и верующим.

У верующих тут даже еще хуже, ибо для них зло — «отклонение от воли Божией». Или «отпадение» от нее. То есть вообще полный кисель и размазня, а не объяснение. Те из них, кто из школы унес кое-какие знания, могут это всё даже геометрически изобразить на листе. Волю эту Божию, как такую прямую линию, и всевозможные от нее отклонения стрелочками или, как более «грамотно», векторами. Тут обычно уже наукообразные объяснения заканчиваются и начинаются привычные всем сказки. Мы их не станем пересказывать, кто интересуется, может накупить брошюр в книжной церковной лавке и все их прочесть. Только не при детях! Упаси Господь, пусть их минует чаша сия.

Христос, между тем, указывает здесь в приведенных словах на зло, как на внешний по отношению к человеку «род». Род злой и извращающий все ради своего существования. Как на живое, сознательное существо, сосуществование с которым выглядит неизбежным и выражается в человеческом терпении, ибо человек не в силах этому всерьез противостоять. Единственным же эффективным средством борьбы с внешним злом называет самоограничение и постоянную связь с Богом — «пост и молитва». Конечно, это не формальные пост и молитва. И не технически правильное их исполнение может привести к желаемому результату.

«Никто, войдя в дом сильного, не может расхитить вещей его, если прежде не свяжет сильного, и тогда расхитит дом его», — учил Иисус учеников. Надо быть сильнее, ловчее и увереннее того, с кем связываешься, а для того надо прежде изучить повадки противника, в конце концов, увидеть его, уметь различать. Всё это требует изрядного самоограничения, совершенствования, ибо противостоять злу может лишь благорасположение ко всему живому, что без связи с Источником Жизни попросту невозможно.

Здесь же, этими в сердцах оброненными словами, Иисус опровергает также мнение, что болезни посылаются людям «в наказание за грехи». Всё живое страдает от внешнего зла, находясь под его неусыпным контролем. Зло учит человека, что «стать сильнее» можно лишь сделавшись еще более злым. Но Христос учит апостолов, что зло не проникает лишь туда, где человек поставил ему преграды. Духовная аскеза — это комплекс мер, направленных на то, чтобы выбирать для себя лишь доброе, и тогда ничто не будет казаться невозможным, поскольку созидательная сила веры укрепляется благостью.