О роли церкви в жизни армянской общины, долге священнослужителя, вере и любви к ближнему редакции газеты «Ноев Ковчег» рассказал настоятель Армянской апостольской церкви Святого Вардана Мамиконяна города Кисловодска, духовный пастырь армян Дагестана священник Тер Саргис Погосян.

© Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»

Григорий Анисонян: Тер Саргис, армянский храм действует в Кисловодске уже более 20 лет. Какова роль церкви в жизни общины? Как велико число прихожан? Кто они?

Тер Саргис Погосян: Я нахожусь в Кисловодске уже 26 лет. В 1993 году армянской церкви в городе не было. Сначала мы установили небольшой вагончик, импровизированный молельный дом, в котором и началась моя служба. Общими усилиями соорудили купол, водрузили крест, повесили колокол. Постепенно вокруг вагончика стали появляться строения, которые вы видите сегодня.

Строительство храма было начато в 1993 году и завершилось через четыре года. 31 августа 1997 года при участии и благословении Его Святейшества Католикоса всех армян Гарегина I, находившегося с визитом в Кисловодске, состоялось торжественное освящение и открытие церкви Сурб Вардан. Два года тому назад мы отметили 20-летие храма, радостное для всей армянской общины событие.

Что дает церковь человеку? Церковь — для верующего человека. Это очень важный посыл. Лично я, а я такой же прихожанин, как и все, только облаченный в рясу и имеющий определенные полномочия и обязанности, нахожу в церкви возможность общения с Богом, возможность воскресной исповеди, покаяния, причастия.

Но если выйти за рамки религиозного аспекта, мы понимаем, что церковь играет в жизни диаспоры и другую важную роль. Если в Армении церковь выполняет, главным образом, религиозную миссию, то за пределами республики она является также объединительным, духовным, культурным и воспитательным центром нашего народа, помогает ему сохранить свою идентичность через вхождение в свое лоно.

При нашем храме функционирует воскресная школа, где дети учат армянский язык, созданы различные молодежные объединения. Консолидированная вокруг церкви армянская община Кисловодска — единое целое. Община — это люди, которые ходят в церковь, прихожане. Конечно, церковь не занимается такими вопросами, как, например, обеспечить прописку нашему соотечественнику, это прерогатива общины. Церковь отвечает за нравственное, духовное воспитание человека. Но вместе мы все смотрим и движемся в одну сторону.

Церковь и община — единое целое, как душа и тело. Они существуют вместе, дополняют друг друга, прислушиваются друг к другу. В Кисловодске нам это удается, в том числе благодаря Олегу Гамлетовичу Айрияну, председателю кисловодской армянской национально-культурной автономии «Крунк». Армянский храм — центр духовной жизни общины, здесь мы собираемся, обсуждаем самые разные вопросы.

Григорий Анисонян: Какова численность армянской общины Кисловодска?

Тер Саргис Погосян: Армянское население Кисловодска насчитывает около 10 тысяч человек.

Что дает церковь человеку? Каждый человек в той или иной мере соприкасается в своей жизни с церковью. В церкви венчаются, крестятся, совершается отпевание усопшего.

Когда молодые люди оканчивают школу, мы приглашаем их в храм и поздравляем с этим важным в их жизни событием. Перед началом учебного года к нам приходят ребята, для которых школьная жизнь только начинается. Они получают благословение, причащаются. Родителей еще не крещеных детей мы приглашаем в храм совершить обряд крещения.

Ежегодно 24 апреля армяне Кисловодска приходят к храму возложить цветы к памятнику жертвам геноцида, принять участие в молебне. Так или иначе, каждый хотя бы раз в жизни соприкасается с церковью. Конечно, есть в храме сложившийся костяк верующих.

Тер Саргис Погосян
Тер Саргис Погосян
© Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»

Григорий Анисонян: Таких людей много?

Тер Саргис Погосян: Немного. Главное, что внутри человека. Человек приходит к Богу тогда, когда это становится ему необходимо. Вера — не обязанность.

Григорий Анисонян: Часто люди обращаются к церкви тогда, когда у них возникают проблемы. Они делятся с Вами своими бедами?

Тер Саргис Погосян: Если я вижу в храме человека с тревогой на лице, слезами на глазах, обязательно подойду и поинтересуюсь, что произошло, могу ли я быть чем-то полезен. Правда, иногда человек плачет и от радости. Я думаю, что за 26 лет наладить диалог с людьми мне удалось. Недавно в храм пришла семейная пара, оказавшаяся на грани развода. И с этой большой проблемой они обратились к церкви. Священник тоже доктор и лечит, правда, не все это осознают.

Григорий Анисонян: Надо признать, что не все священники пользуются таким доверием, а Вам доверяют…

Тер Саргис Погосян: Господь выделил мне поле и сказал: вот твое поле, твой сад, в котором растут деревья. Он сказал: ты отвечаешь за этот сад и за это поле. Отвечать за них — моя обязанность, и я молюсь за то, чтобы в саду все было хорошо.

Иногда я спрашиваю людей, что говорят обо мне. Сам Христос хотел знать у своих учеников, что люди думают о нем. Мне также интересно, как воспринимают меня прихожане. Их мнение необходимо для того, чтобы меняться в лучшую сторону, я же земной человек, и я не всегда бываю прав. Жизнь научила меня слушать людей, прислушиваться к их мнению. Прихожане — семья, и мы принимаем решения семьей.

Григорий Анисонян: Вы также являетесь настоятелем армянского храма в Дагестане. Как живется нашим соотечественникам там?

Тер Саргис Погосян: Я родился в Махачкале, вырос в Ереване, где окончил русскую школу и поступил в военное училище. Но, оставив учебу в военном училище, в 1991 году пошел учиться в Духовную семинарию Св. Эчмиадзина. Для меня Дагестан не просто место моего рождения, там похоронены мои дедушка и бабушка. Они жили в Кизляре.

В свое время мои предки перебрались сюда из Армении. Они происходят из села Мастара Талинского района. Несколько поколений моей семьи служили в армянском храме села Мастара начиная с 1801 года. А дедушка уехал из Мастара после войны, чтобы избежать преследований, так как происходил из семьи священников, и осел в Кизляре.

В 2000 году с благословения владыки, главы епархии Армянской апостольской церкви Юга России епископа Мовсеса Мовсесяна я был назначен духовным пастырем армян Дагестана. За это время мы привели в порядок кизлярское кладбище, построили часовню и освятили ее. Местное население и власти никогда не препятствовали нам. Я всегда чувствовал их поддержку.

Григорий Анисонян: Сколько армян проживает сегодня в Кизляре?

Тер Саргис Погосян: Совсем немного. В XVII—XVIII веках армянское население Кизляра составляло 70%. Молодежь уезжает, и не потому, что ее притесняют, а по экономическим соображениям, в поисках лучшей жизни. Старики остаются, но их становится все меньше.

Григорий Анисонян: Армянские храмы в Дербенте существуют?

Тер Саргис Погосян: В Дербентском районе находятся две армянские церкви. В самом Дербенте — церковь Святого Всеспасителя, построенная в 1860 году. В настоящее время в этом армянском храме располагается музей, это памятник архитектуры. В свое время купол церкви был разрушен и восстановлен. Храм Святого Всеспасителя находится под защитой ЮНЕСКО. В этой церкви по согласованию с директором музея мы иногда проводим обряды крещения и венчания.

Вторая церковь — храм Святого Григориса, находится в селе Нюгди Дербентского района. Она относится к IV веку, но каждые 100−200 лет перестраивалась и только в 1916 году обрела свой сегодняшний вид. Храм был заложен на месте гибели Католикоса Кавказской Албании святого Григориса, внука святого Григория Просветителя, первого Католикоса всех армян. Святой Григорис мученически погиб, и на месте его гибели воздвигли часовню, где хранились мощи святого. Позднее их перевезли в Арцах, гробница святого Григориса находится в Амарасе.

Восстановительные работы храма Святого Григориса начала семья председателя Армянской культурно-религиозной общины Дербента Виктора Михайловича Даниеляна в конце 90-х годов. Сегодня церковь действует. В августе мы совершим в этот древний храм паломничество, как и каждый год. В церковь Святого Григориса приезжают армяне Дагестана, наша группа из Кисловодска. Храм приведен в порядок и снаружи, и внутри. Освящен крест, заканчиваются работы в алтаре.

Григорий Анисонян: Армяне в Нюгди проживают?

Тер Саргис Погосян: В этом селе армян нет, там живут азербайджанцы, лезгины. Храм Святого Григориса — национальное достояние Дагестана. В людях есть особое отношение к святости, а в Дагестане особенно.

В республике хорошо относятся к армянам. Я ощущал это всегда и чувствую до сих пор. Мне в Дагестане часто говорили: «Среди вас плохих нет». Думаю, что армяне Дагестана зарекомендовали себя хорошо.

Григорий Анисонян: Армяне Кисловодска уезжают в Армению?

Тер Саргис Погосян: Я знаю несколько семей, которые переехали в Армению. И это были люди, которые родились и выросли в Кисловодске. Причины отъезда разные, в том числе и учеба детей. Но главный мотив — желание жить на родине.

Григорий Анисонян: Что бы Вы пожелали читателям «Ноева Ковчега»?

Тер Саргис Погосян: Прежде всего, хочу поблагодарить вас и весь коллектив редакции, который трудится для того, чтобы газета выходила, и желаю всем удачи.

Читателям, соотечественникам хочу пожелать молиться друг за друга, любить друг друга. В любви аккумулировано все: и уважение, и умение выслушать и понять. Мы должны любить друг друга, даже если имеем разные мнения, разные характеры, потому что все мы братья и сестры. Так положил нам Господь. Если есть любовь, цепочка замкнется. Я уверен в силе молитвы. Благодаря молитве все вызовы, которые выпадают и выпадут на нашу долю, мы сможем преодолеть.

Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»