Дорога Архангельск — Онега за деревней Кянда начинает серпантином петлять по лесу. Незадолго до деревни Тамица на обочине памятник. На мраморе слова: «На этом месте в селе Тамица в 1919 году интервентами были расстреляны руководители волисполкома: Кабиков И. М., Воронин Н. А., Волков И. Ф., Шадрин Ф. А., Зотов М. С., Васькин А. Е.». За памятником ухаживают — оградка покрашена, чистые искусственные цветы. Пара километров и Тамица — поморская деревня, самая заметная ее достопримечательность — мост с деревянными быками-ледорезами. Сразу за мостом, справа, место, где когда-то стояли две церкви: одна, Преображенская, — 1867-го, другая, Сретенская, — 1890-х годов постройки.

Самая заметная достопримечательность Тамицы — мост с ледорезами
Самая заметная достопримечательность Тамицы — мост с ледорезами
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
«Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии» за 1894 год: «Тамицкий приход состоит из села Тамицкого с тремя деревянными церквями в нем <…> Образование прихода относится к 1633 г. <…> Из двух ныне существующих церквей одна — однопрестольная, одноглавая — построена в честь Сретения Господня в 1839 г., она ветха и тесна и предположена к замене новой, каменной, на каковой предмет заготовлено около 200 тысяч кирпичей и собрано 1385 руб. 6 коп. Другая — пятиглавая — построена в 1867 г. и имеет три престола: главный — в честь Преображения Господня <…> И эта церковь нуждается в ремонте: крыша на ней сгнила и во всех местах дает течь <…> Приходским священником состоит Виталий Алексеевич Попов» (1).
Сретенская  и Преображенская церкви Тамицы. Сейчас на их месте клуб
Сретенская и Преображенская церкви Тамицы. Сейчас на их месте клуб

В годы советской власти одну из церквей приспособили под клуб, другую разобрали. То ли в 1960-м, то ли в 1970-х годах на их месте построили клуб. Слева от него с трудом видимый памятник. Надпись гласит: «Красным воинам, погибшим в боях за Родину с интервентами и белогвардейцами в 1918—1920 гг.». На судьбе тамицких церквей, в отличие от почти ВСЕХ онежских деревень, из трех которых не сохранилась ни одна, отразилась история ночи с 7 на 8 сентября 1919 года. В ней и ее продолжении — все, что нужно знать о Гражданской войне как таковой, где исполнение всеми «своего долга» ведет к непрерывному пролитию крови.

Ида Волкова, онежский краевед, учитель: «После установления Советской власти был собран сход, на котором сельчане избрали членов Тамицкого волисполкома, в их число вошёл и мой дед Иван Фёдорович Волков (сорока двух лет) <…> Бабушка, Екатерина Михайловна, как будто предвидев судьбу членов волисполкома, сказала деду: «Белые придут, тебя убьют» <…> 7 сентября 1919 года в Тамицу со стороны Кянды прибыл карательный отряд интервентов и белогвардейцев, прозванный в народе «волчья сотня», руководили которым Хайн и Попов» (2).
Людмила Суханова, онежский краевед, библиотекарь: «Из-за угрозы окружения части красных войск вынуждены были покинуть Тамицу, и село вот уже пять дней жило беспокойной, настороженной жизнью. Около полудня 6 сентября 1919 года по всему селу разнеслась тревожная весть: «Белые идут!» <…> В деревню въехали «победители» — вооруженная пиками и винтовками «волчья сотня» <…> Кулаки и подкулачники Тамицы во главе со Щетининым и Шадриным вышли встречать с хлебом-солью «христолюбивое воинство». Командир сотни офицер Хайн слез с лошади с достоинством победителя, принял дар и тут же произнес речь <…> В деревне было объявлено военное положение <…> На заседании штаба белобандитов Хайн внёс предложение — расстрелять всех работников волисполкома <…> Было решено арестовать всех одновременно. Большую оплошность допустили волисполкомовцы, что не ушли вместе с красными» (3).
Поморская деревня Тамица, невдалеке от берега Онежского залива Белого моря
Поморская деревня Тамица, невдалеке от берега Онежского залива Белого моря
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Ида Волкова: «В честь прибывших был устроен торжественный молебен в церкви <…> Прибежал из церкви дьячок со словами: «Там каин попа кает, поп первым на ваш дом указал». Бабушка сказала: «Иван, ты бы убежал». А он ответил: «Если долго война пройдёт, так не отбегаешь». И сразу за ним пришёл солдат. Схватили и остальных членов волисполкома: председателя И. М. Кабикова 46 лет, заместителя председателя Ф. Л. Шадрина 35 лет, секретаря Н. А. Воронина 46 лет, делопроизводителя М. С. Зотова 22 лет, милиционера А. Е. Васькина 26 лет. Успел убежать до ареста С. Григорьев. В лесной избушке он скрывался до изгнания интервентов и белогвардейцев» (2).
Василий Елфимов, онежский краевед, о тамицких жертвах ночи с 7 на 8 сентября 1919 года:
«ВАСЬКИН Александр Евлампиевич, 26 лет, с. Тамица. Арестован за исполнение службы милиционера <…> Семейное положение: сведений нет.
ВОЛКОВ Иван Фёдорович, 42 лет, с. Тамица. Арестован за исполнение службы заведующего земельно-лесным отделом при волисполкоме <…> Семейное положение: жена и двое детей.
ВОРОНИН Никита Александрович, 46 лет, с. Тамица. Арестован за исполнение службы секретаря волисполкома <…> Семейное положение: жена и двое детей.
ЗОТОВ Матвей Семёнович, 22 лет, с. Тамица. Арестован за исполнение службы делопроизводителем по воинским делам <…> Семейное положение: отец, мать, жена.
КАБИКОВ Иван Михайлович, 46 лет, с. Тамица. Арестован за исполнение службы председателем волисполкома <…> Семейное положение: жена и четверо детей.
ШАДРИН Фёдор Александрович, 35 лет, с. Тамица. Арестован за исполнение службы товарища председателя волисполкома <…> Семейное положение: жена и трое детей» (4).
Самая заметная достопримечательность Тамицы — мост с ледорезами
Самая заметная достопримечательность Тамицы — мост с ледорезами
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Ида Волкова: «Арестованных каратели заперли в амбар, приставив часового <…> Утром связанных членов волисполкома повезли на телегах в сторону Кянды <…> На вопросы жён арестованных ответили, что повезли их на суд в Кянду <…> Но, отъехав 3 километра от деревни, в урочище Марьиной Лахты устроили зверскую расправу» (2).
Людмила Суханова: «Арест прошёл спокойно, никто не попытался сопротивляться. Всех арестованных, а их было шестеро, заперли в нежилой дом. Вскоре к дому подъехали белые на трёх телегах. Арестованных вывели, связали им руки назад и попарно посадили на телеги. «Господин офицер, куда вы нас повезёте?» — спросил у Хайна председатель волисполкома Иван Михайлович Кабиков. «В Архангельск для допроса, товарищ председатель», — ответил Хайн. Окруженные конвоем, телеги двинулись по тракту в сторону с. Кянда, куда шла дорога на Архангельск. Отъехали от деревни два километра <…> Хайн остановил их <…> «Арестованных ко мне», — раздался резкий голос Хайна. Он велел выстроить их в одну шеренгу вдоль канавы. «За измену Отечеству, за продажу единой и неделимой России, (Хайн не читал, а просто говорил), всех сотрудников бывшего Тамицкого волисполкома, в количестве шести человек персонально: Кабикова, Воронина, Шадрина, Волкова, Васькина и Зотова, полевой суд первой Северной армии в ночь на 8 сентября 1919 года приговорил к расстрелу».
<…> Председатель волисполкома И. М. Кабиков отделился от шеренги и подошёл к офицерам <…> Плюнуть бандиту в морду <…>: «Будьте вы прокляты, сволочи!» Тотчас же по сигналу Хайна началась дикая расправа над безоружными людьми. Их не расстреливали, чтобы не привлекать внимания сельчан. Их били березовыми аншпугами, кололи штыками <…> Кровавую расправу случайно видел тамицкий охотник Данила. Ночью офицеры и солдаты бегали на речку мыться, они были все в крови. Весть о страшном злодеянии Хайна и его сотни облетела всё село» (3).
Ида Волкова: «Похоронить замученных на кладбище не разрешили, сначала бросили в неглубокую яму, а через несколько дней разрешили похоронить в той же яме без гробов — напротив места расправы. Жутко было видеть растерзанные тела. У Александра Васькина, племянника моей бабушки, была содрана кожа с лица, как скальп, он был неузнаваем <…> У погибших разбиты головы, перебиты руки и ноги, глаза выколоты, распороты животы. На теле у одного из убитых жителей села насчитали 18 сквозных штыковых ран.
В феврале 1920 года Север был полностью освобождён от интервентов, а в марте того же года тела замученных перевезли и похоронили в братской могиле в центре деревни <…> Позже был установлен памятник. На месте гибели был установлен памятный столб, а позднее, по проекту архитектора М. Воробьёва, на Онежском заводе ЖБИ был изготовлен памятник, который стоит и сейчас» (2).
Людмила Суханова: «20 февраля 1920 года над Онегой вновь снова гордо реял красный флаг. 5 марта <…> была организована перевозка тел расстрелянных волисполкомовцев. Место для погребения было выбрано в ограде у церкви (там, где нынче стоит колхозный клуб, — прим. автора). Поп-предатель был арестован и расстрелян (маловероятно, что священник Попов предполагал, что Хайн казнит, да еще таким образом, тамицких волисполкомовцев, — прим. автора). Не ушёл от наказания и Хайн. Его тоже расстреляли.
Сейчас в Тамице на могиле замученных товарищей стоит памятник с именами погибших. Ежегодно в годовщину Великой Октябрьской социалистической революции и 1 мая здесь проходят митинги. Молодежь приносит на могилу цветы» (3).
Памятник на могиле казненных членов волисполкома, захороненных у церкви села. Ныне на ее месте клуб
Памятник на могиле казненных членов волисполкома, захороненных у церкви села. Ныне на ее месте клуб
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Надо сказать, что советские авторы памятников вольно обращались с памятью павших. Надпись на памятнике между Кяндой и Тамицей: «На этом месте в селе Тамица в 1919 году интервентами были расстреляны», — «это место» не в селе, а в 2-х километрах от него, расстреляны не интервентами, а белыми. Надпись на памятнике в Тамице не говорит, что здесь похоронены расстрелянные волисполкомовцы, вместо них говорится о «погибших красных воинах».

«За Веру Христову», биографический справочник: «ПОПОВ Виталий Алексеевич, священник. 1856 — родился и проживал в Онежском уезде Архангельской губернии. Сын дьячка. Окончил Духовное училище и Тотемскую учительскую семинарию.
1888, 11 февраля — рукоположен во священника и определен в Тамицкий приход Онежского уезда. Трудился законоучителем в Тамицком сельском училище Министерства народного просвещения.
С 1902-го — служил священником в Тамицком, Нименьгском приходах Онежского уезда <…>
1920, 21 июня — арестован по обвинению в «антисоветской деятельности». Во время ворзогорского восстания в Онежском уезде отслужил молебен в связи с уходом большевиков из уезда.
1920, 30 июля — постановлением Архангельской губернской ЧК приговорен к расстрелу.
1920, 5 августа — расстрелян.
1992, 25 июня — реабилитирован посмертно» (5).
Из обращения епископа Архангельского и Холмогорского Тихона к читателям биографического справочника «За Веру Христову»: «Страницы этой книги, повествующие о свидетелях веры, пропитаны драгоценной кровью достойнейших людей России. Их имена — не только наше вечное культурное достояние. Это наш духовный генофонд, нравственное богатство народа, та нерушимая основа жизни, которая помогает нам преодолевать все тяготы и невзгоды <…> И благодарная память заставляет нас преклониться пред верностью и подвигом этих мужественных людей, чтобы и нам не потерять своего достоинства, быть верными нашим идеалам правды, добра и красоты <…> Среди исповедавших Христа даже до смерти были выдающиеся иерархи, пастыри, богословы, монахи и простые прихожане многочисленных храмов. В горячем порыве веры они взяли свой крест и, страдая от боли, последовали за Христом» (6).

Пусть никогда в России Гражданская война больше не повторится!

Примечания:

  1. Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии. Под редакцией В. К. Ананьина. Архангельск. 2015. С. 237−238
  2. Л. Г. Суханова. Тамицкие жители в Гражданской войне. В сборнике: «В вихре двух революций: краеведческий альманах». Вып. 3. Онега. 2017. С. 52−55
  3. И. М. Волкова. Жестокая расправа. В сборнике: «В вихре двух революций: краеведческий альманах». Вып. 3. Онега. 2017. С. 56−59
  4. В. В. Елфимов. Жертвы Гражданской войны. В сборнике: «В вихре двух революций: краеведческий альманах». Вып. 3. Онега. 2017. С. 121−122
  5. «За Веру Христову». Духовенство, монашествующие и миряне Руссской православной церкви, репрессированные в Северном крае (1918−1951). Биографический справочник. Архангельск. 2006. С. 434
  6. Там же. С. 5−6

Читайте развитие сюжета: Город Онега — шесть раз в Гражданскую войну переходивший из рук в руки