Воскресеньем 18 августа читается III глава Первого послания Коринфянам апостола Павла, стихи 9−17:

Апостол Павел
Апостол Павел
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Ибо мы соработники у Бога, а вы Божия нива, Божие строение. Я, по данной мне от Бога благодати, как мудрый строитель, положил основание, а другой строит на нем; но каждый смотри, как строит. Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос. Строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы — каждого дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть. У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду. А у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем, сам спасется, но так, как бы из огня. Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот храм — вы».

Слова «впрочем, сам спасется, но так, как бы из огня» указывают на «спасение» несколько неординарное, сбивающее христиан обычно с толку. Поскольку понятия «огонь» и «спасение» явно не совместимы. В огонь, как принято считать, угораздят те, кто не спасся, поэтому на эту тему ужас как много настолько духовных толкований, что ум за разум зайдет. Здесь две «духовные» версии, друг другу противоположные. Одну из них следует считать «либеральной» и «гуманной» мол, все спасутся, но помаются немного. Другая, совсем не либеральная, принадлежит, естественно, Златоусту, кому же еще, вот что он пишет: «Эти слова означают следующее: он сам не погибнет так, как дела, не обратится в ничто, но останется в огне. Это апостол и называет спасением; потому не просто сказал: спасется, а прибавил: «как бы из огня». Так и мы обыкновенно говорим: в огне сохраняются — о таких вещах, которые не сгорают и не вдруг обращаются в пепел. Потому, слыша об огне, не думай, что сожигаемые обратятся в ничто. Не удивляйся и тому, что апостол называет такое мучение спасением; он нередко о предметах неприятных употребляет хорошие выражения, а о предметах приятных — нехорошие».

Себастьяно Лучани. Иоан Златоуст. 1511
Себастьяно Лучани. Иоан Златоуст. 1511

То есть проще говоря, в аду ему место найдется. Раз жив остался, то считай, что «спасен». Не сгорел и ладно. Несогласных с этой галиматьей довольно много и не только по «либеральным» и вообще «гуманным» соображениям. Составители сборника Лопухина указывают на то, что «по Златоусту» выходит вообще безграмотно. Дальше у Лопухина идет разоблачение католического учения о чистилище, которое на этих словах апостола во многом держится, однако вопрос подвисает, оставшись неразрешенным. Претыкаются тут все от того, что в наличии имеется любимое христианское слово: «спасение», имеющее единственное понимание. Но мы внимание обратим на выражение «ибо день покажет». Дальше вслед за ними читаем: «Потому что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть». Причины-следствия тут не ясны. Так выходит, словно «день» посылает огонь. Выражение «день покажет» тут следует понимать как «жизнь покажет». А жизнь — штука длинная, за срок жизни обнаруживает качество («открывается») того, что человек делает. Если тяп-ляп делает, то при пожаре, который охватывает обычно целые городские кварталы, будет видно, что он там построил. Будет ли куда вернуться.

Поэтому здесь все проще, чем насочинял Златоуст, да и прочие. Апостол говорит, что во время пожара люди успевают обычно выбежать, а вот что от их жилища останется — это отдельный вопрос. Будет ли где жить после того, как пожар стихнет? Сам спасется, а дело его нет. Здесь не о том «спасении», о котором все уши прожужжат на проповеди. Апостола вот это «спасение», которое сделалось культовым заданием христиан, не интересует вовсе. Его интересует дело, которое человек делает, поскольку «получивший награду» за дело, которое у него устояло, то есть оказалось крепким, он не «спасается». Не от чего спасаться. «Спасение» здесь вообще не благополучный исход. Сам спасся, а дело свое бросил, так следует понимать. Значит, и относился к делу своему абы как. Наплевал на дело, самому бы спастись. Иллюстрацией к словам апостола, кстати, служит сказка «Три поросенка» «спасались» там те поросята, которые не усвоили мысль, что «дом поросенка должен быть крепостью».

«Спасение» у христиан ныне главное дело. Основная задача. У апостола нет. По его мнению, главная задача — устроить дело так, чтобы оно было прочным. И здесь, конечно, речь не о деле «личного спасения», которое только всех и интересует. А о том деле, которое будет приносить плоды после, окажется людям нужным. Это и означают слова: «получит награду». Христиане со своим «личным спасением» игнорируют акцент в мысли апостола на то, что на основании, которое есть Христос, строить нужно так, чтобы строение соответствовало основанию. Было столь же надежным, понятным, прочным. А сейчас попадись им на глаза любимое слово «спасение», так разводят тотчас богословское кудахтание а как это «из огня», а можно ли, а что это за способ спасения столь странный… Кончается, впрочем, одинаково «молиться, чтобы Господь помиловал». Основание, прямо скажем, так себе.