27 июля решением Синода новой, «автокефальной» Православной церкви Украины (ПЦУ) в ее структуре был создан румынский викариат. Официальная мотивация — необходимость удовлетворить «пастырские потребности румыноязычных православных общин в Украине». Викариат будет являться особой административной структурой с правами самоуправления в составе религиозного объединения ПЦУ.

Епифаний
Епифаний
Gov.ua

В целом это реплика тех действий, которые румыны предприняли еще в 1948 году, когда создали Украинский православный викариат у себя в стране (в 1952—1990 годах функционировал как Украинское православное благочиние). Но есть нюанс.

Викариат в Румынии и сейчас существует как комплекс административных церковных единиц (церквей-приходов), которые в значительной мере зависят от румынских епископов, на канонической территории которых приходы расположены (73-я статья Устава Румынской церкви). То есть они управляемы — любое несанкционированное движение может быть купировано не только патриархом, но и соответствующим епископом. В украинском же варианте «румынский викариат является «особой административной структурой с правами самоуправления», причем «права самоуправления и устройство Православного румынского викариата УПЦ (ПЦУ) закрепляются в Уставе управления Православного румынского викариата УПЦ (ПЦУ), который должен быть выработан совместно с представителями религиозных организаций, желающих войти в состав викариата, в братском сотрудничестве с Румынской православной церковью в соответствии с высказанной ранее ее Священным синодом позиции».

Разница ощутимая… Фактически румынский патриарх Даниил и Синод его Церкви получает цельную зону влияния на территории ПЦУ, которая задумывалась и провозглашалась ка автокефальная, поместная и соборная. И эта «зона» расположена будет в Южной Бессарабии, Буковине и Тяческом районе Закарпатья: то есть на границе с Румынией. С политической точки зрения это полноценная церковная ирредента: территория проживания части этноса, составляющей меньшинство населения в пределах данного государства, но компактно проживающей в непосредственной близости к государству, в котором близкий или идентичный ей народ составляет большинство. То есть, и от этого никуда не деться, перспективная территория сепаратистских настроений.

Патриарх Даниил
Патриарх Даниил
(cc) Sorinionite

Вопрос:

Зачем «автокефальная» Церковь Украины сознательно ослабляет свою «соборность», допуская на свою, вроде бы каноническую территорию, автономную структуру, явно подконтрольную другой Церкви?

Вырисовывается один ответ: это «жест отчаяния».

Прошло уже более семи месяцев с момента провозглашения (предоставления автокефалии) Православной церкви Украины (6 января), но до настоящего времени ни одна из автокефальных церквей (кроме Константинопольского патриархата) ее не признала. А ведь внешние связи являются эксклюзивной «зоной ответственности» ее предстоятеля, митрополита Епифания. Попытка Епифания «соблазнить» греков путем создания Ольвийской епископии (с поручением духовного окормления именно грекоязычной паствы ПЦУ) и рукоположения в епископы клирика и проповедника Димитриадской митрополии Элладской православной церкви Епифания (этнического грека Димитриу) не прошла.

Ведь заявление Константинопольского патриарха Варфоломея о том, что в ближайшее время «первой церковью, которая признает поместную православную церковь Украины, будет братская сестра-церковь — Элладская православная церковь», было откровенно опровергнуто в самой Греции.

Признать ПЦУ может только Священный синод иерархии Элладской церкви, а ближайший Синод под председательством архиепископа Афинского и Всея Греции Иеронима состоится только 8−11 октября этого года. Причем, согласно эксклюзивной информации Romfea. gr, «в повестку дня иерархии проблема Украины не включена».

Архиепископ Иероним II
Архиепископ Иероним II
(cc) Evripidis Stylianidis

И теперь «румынский викариат» можно рассматривать как попытку «подхода» к Румынской церкви. В принципе, грамотно. Румынская церковь — это вторая (после Русской) автокефальная Церковь восточного православия, и в настоящий момент она находится в особых «политико-церковных связях» с Иерусалимским патриархатом. А Иерусалим — это уже одна из пяти «древних Церквей» (наряду с Антиохией, Александрией, Константинополем и Кипром) с их высочайшим историческим авторитетом. И, по большому счету, «мать-Церковь» для всех остальных, поскольку Сын Божий прошел свой Крестный Путь именно в Иерусалиме, а не в Сирии, Египте или Турции.

Поэтому предложить именно Румынскому патриархату преференции на территории Украины в обмен на каноническое признание — это очень логичный и перспективный ход. Правда, если «румынский сценарий» не пройдет, то у Епифания Киевского могут назреть очень большие проблемы. Ведь планировавшийся массовый переход церковных общин Украинской православной церкви в новосозданную ПЦУ не произошел. После «всплеска переходов» января-апреля 2019 года (532 эпизодов) процесс фактически обнулился. В мае произошел один переход, в июне — семь, в июле — один. Да и переходы эти, в значительной своей части если не криминальные, то скандальные. Во всяком случае, не менее 103-х церквей в настоящее время не имеют настоятелей.

И в любом случае, 544 общины (перешедшие в УПЦ) из 12 350 приходов и монастырей Украинской православной церкви (традиционно называемой «Московского патриархата», по состоянию на 10 декабря 2018 года) совсем не впечатляют. И нового «всплеска» в обозримом будущем не предвидится, поскольку основному локомотиву «переходов», Петру Порошенко, сейчас совсем не до жиру: перспектива уголовной ответственности давит со всех сторон. Да и с этими общинами проблема. Потому что «филаретовский раскол», происходящий в ПЦУ — это не версия, а объективная реальность, данная нам в ощущениях.

Поэтому если что-то качественно не изменится, то грозный клич «Анаксиос» (ἀνάξιος — недостоин) будет всё громче и настойчивей звучать в ушах Епифания, митрополита Киевского. А с этим кличем в ссылку и монастыри отправили не одного церковного предстоятеля.

Читайте ранее в этом сюжете: Трагедия и фарс восточного православия: украинская сцена