Клавдий Лебедев. Иисус беседует с фарисеями
Клавдий Лебедев. Иисус беседует с фарисеями

В XII главе Евангелия от Матфея, читаемого сегодня, 10 августа, приведены следующие слова Иисуса Христа:

«Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает. Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святаго, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем. Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду. Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься».

Недостаточно понятной и очевидной кажется связь между человеческим выбором «за» или «против» Христа, собирать с Ним или вопреки этому неизбежно транжирить и дальнейшими словами о непрощаемой хуле на Духа. Слова «кто не со Мною, тот против Меня» в религиозном контексте понимаются всегда однозначно, там логика простая: верить в Христа и по сей причине ходить в Церковь, там всё, что надо, скажут. А скажут тоже понятно что: как именно верить, как часто ходить и что ещё обязательно требуется делать. По замкнутому кругу. Но главное, дадут правило, как делать всё это правильно. Однако в цитируемом отрывке есть прямая связь со словами, сказанными чуть ранее в ответ на обвинение Его фарисеями в том, что все чудеса Его совершаются с помощью и применением демонических сил:

«Фарисеи же, услышав сие, сказали: Он изгоняет бесов не иначе, как силою веельзевула, князя бесовского. Но Иисус, зная помышления их, сказал им: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его? И если Я силою веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьею силою изгоняют? Посему они будут вам судьями. Если же Я Духом Божиим изгоняю бесов, то конечно достигло до вас Царствие Божие. Или, как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного? и тогда расхитит дом его».

Карл Шмидт-Ротлуф. Фарисеи. 1912 г
Карл Шмидт-Ротлуф. Фарисеи. 1912 г

Поэтому фраза «кто не со Мною, тот против Меня» является недостаточно верным переводом, приводящим к неверному пониманию всего отрывка. Сопоставим все вместе и увидим, что следует понимать так: кто инороден Ему по духу, тот Его противник. «Кто не со Мною» — это не так что айда за Мной, здесь не о последовании говорится, а о сущности того, что Он делает и Кем Он является в этих действиях. Противник тот Ему, кто не одного существа с Ним. Существо же это Иисус определяет как Духа Святого, который проявлен в благом исполнении и всяком продукте деятельности, в плодах этой деятельности. А религиозные сочинения фарисеев о том, что добрые дела, исполняемые Им ради людей, ради самого добра и во славу Отца, могут исходить от дьявольских сил и дьявольскими методами, есть хула на Духа.

Поэтому дальше Христос разъясняет о том, что по плодам и следует судить о всяком источнике, производящем действия: «Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду». Фарисейская же болтовня и обвинения ими Его имеют одну цель — защитить религию «от чуждого влияния». Чуждость его в их глазах проявляется в том, что Христом постоянно нарушаются установленные религией правила. Написано, что нельзя в субботу ничего делать — значит, нельзя. И хоть пусть все умрут, заболеют, но правило должно быть соблюдено. В первую очередь должно быть уважение к религии, все совершаться во славу её. И только так, в таком порядке это будет считаться как «во славу Божью».

А уважение к религии требует ещё и уважения к её ревнителям, служителям. Тут до Бога такая цепочка выстроилась, что пока всех не удовлетворить, Бога можно даже не поминать. Чем-то очень похоже на нынешнее распределение бюджета, да вообще на всякое «расходование средств». До цели назначения не всегда и доходит, а если доходит, то в таком количестве, что расстановка приоритетов по ходу движения этих средств сомнений не вызывает ни у кого. «Праздным словом» называет здесь Иисус эту религиозную болтовню. Говоря, что за это слово человек будет нести ответственность. Праздное слово, в том числе является и словом злым, производным от «избытка сердца».

Марк Шагал. Древо жизни. 1948 г
Марк Шагал. Древо жизни. 1948 г

Как это всё похоже на наше время. Добрых дел, говорят наши проповедники, вовсе недостаточно для «спасения». Добрые дела, вон, и еретики могут творить. А мы отличаемся от них тем, что знакомы нам подлинные пути к спасению. То есть и нынешняя религия обособляет себя какой-то особой исключительностью, настаивает на том, что нашла какие-то выдающиеся пути проникновения в божественные закрома, куда вот так просто, не пройдя всех кругов на тернистом пути «спасения», добраться никак невозможно. И попробуй намекни им, что слова эти все сплошняком праздные, исполнены совершеннейшим равнодушием к людям, так они искренне возмутятся: это же такого духовного подвига все требует! Поста. Молитвы. Смирения.

И прочей бездеятельной праздности. Которую религия создает для себя в таких каждый раз сложных и «защищенных» формах, что, указав на то, что всё это без исполнения главного есть пустое, тут сразу самое «искреннее» возмущение получишь. И обвинение в подрыве основ духовности. Но дерево должно приносить плод и узнаваться по плоду. Доброе оно или нет. Если же плодов нет, то дерево считается в лучшем случае просто бесплодным.