Солончак. Барсакельмес, Узбекистан. Закат
Солончак. Барсакельмес, Узбекистан. Закат
Олег Кугаев © ИА REGNUM

«А вы знаете, как переводится название территории «барсакельмес»? Пойдешь — не вернешься. Вам точно туда надо?» — прозвучал вопрос в Ташкенте перед самым началом экспедиции по пустыням Средней Азии.

— Вот и проверим.

Первая фотография перед экспедицией. Ташкент
Первая фотография перед экспедицией. Ташкент
© Георгий Мазуров

Вообще нашей задачей было познакомиться с пустыней, увидеть ее настоящей, жаркой, прохладной, цветущей, засушливой, но главное — увидеть ее живой. Организовала нашу экспедицию Инициатива по пустыням Центральной Азии. За месяц нам предстояло объехать часть пустынь Узбекистана и Казахстана. А чтобы проверить информацию про Барсакельмес, нам пришлось две недели добираться на УАЗике до этого места. Нас, изрядно набравшихся по пути впечатлений, было все сложнее и сложнее чем-то удивить. Вараны мелкие; плов м-м-м… прошлый был вкуснее; черепаха… да это просто черепаха, едем дальше.

Плов — это особое блюдо в Узбекистане. Есть места, где  приготавливается только он. Ташкент
Сцинковый геккон
Плов — это особое блюдо в Узбекистане. Есть места, где приготавливается только он. Ташкент (слева). Сцинковый геккон (справа)
Варан переходит бархан
Встреча с богомолом
Варан переходит бархан (слева). Встреча с богомолом (справа)
Розовые скворцы прячутся в тени саксаула
Стрела-змея
Розовые скворцы прячутся в тени саксаула (слева). Стрела-змея (справа)

Барсакельмес стоял на предпоследнем месте на карте Узбекистана. Но «свет жоқ», а «бензина совсем жоқ» — так было написано на единственной бензоколонке в поселке на местном диалекте. Жоқ — это нет. И «пойдешь — не вернешься» стал последним, что мы должны были увидеть в Узбекистане. Приехали туда днём, солнце стояло уже в зените, на солончак без слёз не взглянешь — свет резал глаза. Температура +40, тень спасала от ожогов, но не от жары. В режиме ожидания захода солнца мы провели несколько часов, узнавая у наших гидов подробности этого места.

Подчинковая зона Аральского моря
Подчинковая зона Аральского моря
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Закат над поющими барханами
Закат над поющими барханами
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Соль лежит со времен бывшего океана Тетис, который существовал миллионы лет назад. Сейчас это примерно 65 км белого космоса в длину или тонны поваренной соли для нужд людей и их домашних животных. Диких животных на этой территории нет от слова совсем: всех, кто сюда попадал по ошибке, ждала смерть, т. к. и воды, и еды тут жоқ, и это касалось по большей части насекомых, которые ковровой дорожкой лежали по краю солончака. Привлекал их блеск воды, но концентрация соли в ней настолько высока, что она же их и убивала.

Ковер из мертвых насекомых перед солончаком
Ковер из мертвых насекомых перед солончаком
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Солнце постепенно садилось, дышать становилось все легче, кислород разбавил сонливость. Собрав все силы, штативы и камеры, мы выдвинулись к солончаку. Путь до него лежал через песок, мне очень хотелось запомнить ощущения от прохождения по нему босиком. Эти ощущения не похожи на те, которые получаешь на пляже. Песок влажный, но ты не проваливаешься. Он принимал форму ступни, смягчая шаг, и ты чувствуешь, как стабилизируется мир, как будто кто-то чертовски рад тебя видеть. Но эхом в голове отдавалось «пойдешь — не вернешься». Так все хорошо, что включается настороженность. Ветер усилился, на фоне заката появились грозовые тучи, запахло магией. Пройти босиком по солончаку невозможно, и, надев обувь, мы пошли дальше. Соль хрустела, как снег под ногами, иногда славливал полное ощущение, что нахожусь дома, в Сибири, только уши не отваливаются от холода.

Двести метров незабываемого релакса
Свет исчезает быстро, и на поиск кадра остается мало времени
Двести метров незабываемого релакса (слева). Свет исчезает быстро, и на поиск кадра остается мало времени (справа)
Команда, работающая над созданием передачи «Все, как у зверей» на территории Узбекистана. Олег Кугаев, Мария Грицына, Валентин Солдатов, Евгения Тимонова, Георгий Мазуров и Василий Тиселько
Солончак. Барсакельмес, Узбекистан
Команда, работающая над созданием передачи «Все, как у зверей» на территории Узбекистана. Олег Кугаев, Мария Грицына, Валентин Солдатов, Евгения Тимонова, Георгий Мазуров и Василий Тиселько (слева). Солончак. Барсакельмес, Узбекистан (справа)

Тем временем закат подсвечивал грозовые облака, а те, в свою очередь, играли разными цветами. Все было так нереально, что, встретив на своем пути воду, наш мир окончательно перевернулся. Белая гладь воды отражала облака, солнце, нас и где-то вдалеке — дождь. Ориентиры стерлись, понимание, что происходит, тоже. Но первый сильный порыв ветра отрезвляет — к нам идет огромная грозовая туча. Гиды, смекнув что к чему, пошли в лагерь ловить палатки. А мы, завороженные, стояли и смотрели, как огромная масса воды движется в нашу сторону. Но все, что принес ветер, — это бабочки: они использовали его как метро, на огромной скорости пересекая солончак. Для репейниц это, возможно, единственный шанс добраться на другой берег. Начало уже темнеть, туча обошла нас стороной. Остались снимки и полная уверенность, что это сон. Обычно такое происходит после экспедиции, а тут прям сразу. «Пойдешь — не вернешься», и ведь правду сказали — какая-то часть меня не вернулась и осталась там, на Барсакельмесе.

Солончак. Барсакельмес, Узбекистан
Солончак. Барсакельмес, Узбекистан
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Приближение тучи. Солончак. Барсакельмес, Узбекистан
Приближение тучи. Солончак. Барсакельмес, Узбекистан
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Солончак. Барсакельмес, Узбекистан. Восход
Солончак. Барсакельмес, Узбекистан. Восход
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Читайте ранее в этом сюжете: Хранители сибирских вод