Давид Гусейнович Пашаев (1940−2010), генеральный директор ФГУП «ПО «Севмаш» (1988−2004), член Общественной палаты Российской Федерации (2004−2008), президент Государственного Российского центра атомного судостроения (1993−2010).

Давид Гусейнович Пашаев — генеральный директор АО «ПО Севмашпредприятие»
Давид Гусейнович Пашаев — генеральный директор АО «ПО Севмашпредприятие»
Иван Шилов © ИА REGNUM

Герой Российской Федерации (1995), дважды лауреат Государственной премии РФ (2000, 2006), кавалер орденов Октябрьской Революции Трудового Красного Знамени, и двух медалей, Почетный гражданин Северодвинска (2001) (1).

Некоторое время назад о Д. Г. Пашаеве вышла книга Александра Холодова, журналиста АО «ПО Севмашпредприятие». Из обращения к читателям книги «Эпоха Давида Пашаева» президента России Владимира Путина: «Не раз встречался с Давидом Гусейновичем, видел, как много и напряженно он трудится, не боится брать на себя ответственность в решении важных государственных задач, настойчиво добивается поставленных целей, болеет за дело. Он никогда не отступал, стремился быть максимально полезным родному заводу, людям, своей стране…» (2).

Владимир Путин и Давид Пашаев
Владимир Путин и Давид Пашаев
© Пресс-служба АО «ПО Севмашпредприятие»

Александр Холодов собирал материалы в книгу полтора года. Получить предисловие В. Путина помогло областное отделение Союза журналистов РФ.

«Ко мне пришел Александр с предложением написать главу книги, и сказал — вот бы получить предисловие Путина. — Попробую, — сказал я».
Вячеслав Белоусов
«Мне позвонили из администрации президента на телефон, который я сообщили в письме. Девушка сказала, что предисловие Владимир Путин подписал. Я говорю — через неделю заберу. — Поторопитесь, ответили. Бланк в красивом конверте я потом передал в заводской музей «Севмаша».
Александр Холодов

Книга — уникальное собрание подзабытых свидетельств как российская власть в 1990-е годы готова была, официально об этом не заявляя, отказаться от стратегических ядерных сил морского базирования. Независимость страны оказалась под угрозой. Не будь противодействия, как это ни странно звучит, со стороны Д. Г. Пашаева, и наверняка наступили бы необратимые последствия. Д. Г. Пашаеву пришлось за государственные структуры разрабатывать программу строительства нового поколения АПЛ, уговаривать министерства согласовывать ее, а министров подписывать документы. Межконтинентальная «Булава» полетела во многом благодаря вводу в строй испытательной АПЛ «Дмитрий Донской», прокредитованной «Севмашем». Головной РПКСН «Борей», без серии которых ядерные силы морского базирования РФ через несколько лет завершили бы свое существование, Д. Г. Пашаев собрал из отсеков отмененных к строительству «Антеев» и «Барсов». Он выкрутился даже тогда, когда правительство в 1998 году утвердило годовой фонд зарплаты «Севмаша» в размере 2-х недель и предложило продавать оборудование в погашение долга по зарплате.

Как это удавалось Давиду Гусейновичу — могло бы стать курсом по менеджменту в лучших учебных заведениях мира. Чтобы привлечь влиятельного тогда Ю. М. Лужкова Д. Г. Пашаев назвал «Юрием Долгоруким» сдающуюся АПЛ, сыграв на честолюбии мэра Москвы. В результате тот, пользуясь квартирной зависимостью Минобороны, заставил министра обороны РФ И. Д. Сергеева подписать разработанную «Севмашем» программу строительства АПЛ следующего поколения. Во многом ради строительства на «Севмаше» буровой платформы «Приразломная» было создано российское АО «Росшельф», торпедировавшее планы разработки арктического шельфа международным консорциумом «Арктическая звезда». И здесь Д. Г. Пашаев поработал за государство.

Так получилось, что мальчик — сын русской женщины Варвары Сергеевны и бывшего заключенного Соловецкого лагеря Особого назначения азербайджанца Гусейна, спас ядерный щит России, за которым живем, любим и работаем все мы.

Пашаев и Северодвинск

Модернизированная под испытания ракеты «Булава» АПЛ «Дмитрий Донской». «Севмаш» прокредитовал его модернизацию в связи с недофинансированием Министерством обороны РФ
Модернизированная под испытания ракеты «Булава» АПЛ «Дмитрий Донской». «Севмаш» прокредитовал его модернизацию в связи с недофинансированием Министерством обороны РФ
© Пресс-служба АО «ПО Севмашпредприятие»
«Министерство обороны прекратило строительство более десяти атомных подводных лодок, половина которых находилась на стапелях… Несколько кораблей, находящихся на испытаниях и в большой технической готовности в цехах, решено было достроить, но стала распадаться сложившаяся десятилетиями кооперация поставщиков оборудования и материалов. Ряд предприятий вообще прекратили свое существование. В условиях так называемого рынка резко возросли цены на комплектующие изделия, а качество многих снизилось. Начались перебои с электроэнергией и теплом. Температуру воздуха зимой в стапельных цехах, где стояли подводные лодки с загруженными активными зонами реакторов, снижалась до нескольких градусов тепла. Создавалась потенциально опасная в радиационном отношении ситуация. Поступающих финансовых средств не хватало даже на выплату части заработной платы работающим, не говоря об уплате налогов и оплате жизненно важных услуг и поставок, таких как топливо и электроэнергия. Население города стало стремительно уменьшаться. Численность жителей за годы перемен сократилось с 250 до 200 тысяч…» (3).
Александр Холодов, автор книги «Эпоха Давила Пашаева»
«В начале 1992 года, когда в производстве находилось в разной степени готовности 19 кораблей, был практически обнулен государственный оборонный заказ. Завод остался без работы. Требовались титанические усилия, чтобы сохранить трудовой коллектив… Поскольку выдачу зарплаты наличными деньгами мы постоянно не могли обеспечить, было разработано более сорока видов учета расходов работников, погашаемых предприятием в счет будущих выплат зарплат, в том числе за получение хлеба и продуктов. На предприятии была организована выдача продуктов по талонам. Также производилась оплата расходов на электричество, отопление, горячую воду, даже оплату учебы детей в институтах и многое другое. Для отдыха трудящихся, которые заплатили за путевки не более 20% от стоимости, нам удалось сохранить два замечательных оздоровительных центра — один в Евпатории, другой в Адлере… Очень выручал свиноводческий комплекс, который удалось сохранить: забивали по 20 свиней в день» (4).
Давид Пашаев
«…В 1996 году приехал Давид и говорит: «Что делать? Нечем людей кормить». Мы сделали незаконный шаг: направили продукты из госрезерва с крупной продовольственной базы у Вологды на «Севмаш»… Там заложены они были в Советском Союзе за копейки. Министр мне говорит: «Если хоть одна банка тушенки или сгущенки окажется на базаре, тебе башку отверну». Я звоню Пашаеву: «Загоняй этот эшелон на территорию, огораживай колючей проволокой, на руки ничего не давай. Готовьте в столовых, в детских садах, кормите, но на руки ничего не давай». Он выполнил это. …Банку консервов за рубль положили, а продать можно было за тысячу, тогда… я погорел бы» (5).
Вячеслав Мозгалев, заместитель министра экономики РФ с 1997 по 2000 г.
«Денег в стране не стало. А это было перед праздником 7 ноября. Тогда Пашаев договорился с московским банком «Арсенал» о получении кредита для выплаты зарплаты. Банк деньги насобирал, а как доставить наличку? Договорились с военными летчиками, и они вылетели с военного аэродрома из Чкаловска. Через некоторое время узнаем, что Архангельск самолет не принимает из-за плохой погоды. Тогда договаривается принять самолет на военном аэродроме Катунино, но у них полоса не чищена — нет бензина. Тогда Пашаев звонит губернатору Балакшину: «Выручай!». Губернатор позвонил командиру части и полосу расчистили. Самолет приземлился около 12 часов ночи. Его встречали заместитель генерального директора по режиму Андрей Бобрецов с охраной, и деньги для всех судостроительных предприятий Северодвинска привезли на «Севмаш» около двух часов ночи 6 ноября… Пашаев утром дал команду включить трансляцию, загремела музыка, и по радио объявили: «Приходите завтра получать зарплату». Утром ворота открыли, и весь народ с шариками, с детьми, пошел за деньгами на завод в выходной день (6).
Постоянной заботой Пашаева было сохранить кооперацию поставщиков… находившихся, как и мы, в тяжелейшем состоянии. Только наша финансовая служба насобирает на зарплату, вызывает генеральный директор: «Сергей Владимирович, надо перечислить деньги НПО «Аврора» — нашему поставщику систем автоматики, оно погибает».
— Давид Гусейнович, мы только собрали деньги, чтобы 5% долгов выдать.
— Сергей, я сказал, «Аврора» должна жить.
И так по каждому поставщику: Калужский турбинный завод, Нижегородский машзавод… А предприятия, которые изготавливали нам комплексы радиоэлектронного вооружения, они просто работали и ждали, когда им поможет «Севмаш» (7).
Сергей Мардаровский, заместитель генерального директора Севмаша, лауреат премии правительства РФ
«Пашаев сохранил не только «Севмаш», он сохранил все наши предприятия и город, — считает генеральный директор северодвинского электромонтажного предприятия СПО «Арктика» Александр Телепнев. — Рабочие, специалисты, руководители доверяли слову и делам, которые предпринимал Пашаев, поэтому не разбежались и держались за свои заводы» (8).
Александр Холодов

Пашаев и Арктика

Бюст Давида Пашаева в музее Севмашпредприятия
Бюст Давида Пашаева в музее Севмашпредприятия
© Пресс-служба АО «ПО Севмашпредприятие»
«Впервые я увидел нефтедобывающую морскую платформу в 1990 году в Норвегии… Вышел на нефтяников с предложением строить морские платформы. Они меня поддержали и подготовили протокол о строительстве платформ для Сахалина… Чснго бы что в таких дорогостоящих проектах необходимо у кого-то быть субподрядчиком. И возникло общее мнение о создании своей компании по освоению российского шельфа. Составили обращение к президенту Борису Ельцину, и я отвез его в Москву в Курчатовский институт к давнему другу предприятия Велихову… Говорю: «Евгений Павлович, ты должен передать это письмо президенту из рук в руки, никому не доверяя…» (9).
Давид Пашаев
«В это время создавался международный консорциум «Арктическая звезда», и шельф уже тогда просто пошел бы по рукам. Но президент нас поддержал… Создание «Росшельфа» активно поддержал В. С. Черномырдин, бывший в то время председателем правления государственного газового концерна Газпром… Новая компания рождалась в тяжелейшей борьбе, в остром столкновении противоположных интересов… Пришло письмо, подписанное сопредседателями со стороны западных и российских участников проекта «Арктическая звезда», в котором говорилось, что «Росшельфу» не следует участвовать в проекте в качестве пайщика… Стало очевидно, что впереди за получение лицензий компанию ждет бескомпромиссная борьба…
На совещании у премьер-министра В. С. Черномырдина было найдено компромиссное решение: лицензии будут выданы «Росшельфу» при условии передачи контрольного пакета компании концерну Газпром. 25 ноября… Б. Н. Ельцин подписал Указ о выдаче «Росшельфу» лицензий на право использования недр Штокмановского газоконденсатного и Приразломного нефтяного месторождения… В декабре 1992 год консорциум «Арктическая звезда» заявил о самороспуске…
…Был утвержден вариант конструкции стационарной платформы: проектировщиком основания платформы был определен «Рубин», изготовителем — «Севмаш»… Газпром выделил средства в объеме 16 миллионов долларов на крупную реконструкцию… цехов… В декабре 1995 года в стапельном цехе состоялась закладка первой отечественной морской ледостойкой стационарной платформы, позже получившей название «Приразломной»…
Настоящее развитие проект «Приразломной» получил лишь в 2001 году. …Давид Гусейнович напутствовал: «По сложности это сравнимо с созданием нескольких головных подводных лодок одновременно… Это в наше неспокойное время рыночной экономики «вторая нога Севмаша». Проект перешел под управление «Севморнефтегаза», 50% акций которого принадлежали «Роснефти». Первое предложение этой компании было свернуть строительство на «Севмаше» …и купить иностранную платформу «Канмар». Понадобилось вмешательство… министра обороны Сергея Иванова, руководителя ФСБ Николая Патрушева, чтобы «Севморнефтегаз» заключил контракт с «Севмашем» и то только на нижнее основание. Но это была огромная работа. Предстояло собрать и сварить в одно целое около 75 тысяч тонн металла» (10).
Александр Холодов
«Оценив разработанную «Рубином»… стальную конструкцию ледостойкой платформы гравитационного типа для нефтяного месторождения Приразломное… Пашаев твердо отстаивал эту концепцию на Совете директоров «Росшельфа», который проходил в «Рубине» весной 1995 года… Доклад делает председатель правления компании — в то время уже Б. А. Никитин, как выяснилось, сторонник варианта бетонного основания по норвежскому проекту… Встает Пашаев и говорит: «Сядь, Борис Александрович». Никитин от неожиданности сел. А Давид Гусейнович четко и кратко говорит: «Мы беремся делать стальную платформу по проекту, который предложил «Рубин». Никитин спрашивает: «Это мнение Совета?». Раздается хор: «Да, это наше мнение!»… Велихову оставалось только утвердить решение Совета о строительстве платформы по проекту «Рубина».
Когда новый глава «Роснефть» Сергей Богданчиков в 2002 году предложил прекратить строительство платформы на «Севмаше» и объявил о намерении сезонно добывать нефть на Приразломном месторождении с помощью канадской буровой платформы типа «Моликпак», Пашаев и Велихов объединенными усилиями предотвратили такое развитие событий…» (11).
Вячеслав Кузнецов, НИЦ «Курчатовский институт»

Пашаев и авианосец «Викрамадитья», а также «Адмирал Горшков» и «Адмирал Нахимов»

«Министерство обороны и Военно-морской флот… не баловали «Севмашпредприятие» контрактами по военно-техническому сотрудничеству с зарубежными странами. …Россия должна была поставить иностранному заказчику восемь дизель-электрических подводных лодок проекта 636. И ни одна лодка по этому выгодному контракту, несмотря на тяжелое положение завода, не была распределена «Севмашу».
Д. Г. Пашаев добился перераспределения заказа. Он доказал, что полученная прибыль пойдет на строительство атомоходов нового поколения и требовал для завода четыре корабля. Предприятию было выделено для строительства две экспортные подводные лодки! И построили корабелы их быстрее всех — за два с половиной года… Республика Индия вышла с предложением о переоборудовании в авианосец тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Горшков» для своих ВМС. Корабль почти десять лет стоял у причала 35-го судоремонтного завода в Мурманске в ожидании ремонта. Военно-морской флот подготовил документы о переводе корабля для выполнения этих работ на Балтийский завод. Д. Г. Пашаев потребовал проведения конкурса на переоборудование «Адмирала Горшкова». Были разработаны условия конкурса, и «Севмаш» выиграл тендер у Балтийского завода… Вслед за ним таким же образом для ремонта последовали тяжелые атомные ракетные крейсеры «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Ушаков»…» (12).
Александр Холодов

Пашаев и ядерный щит России

Ракетный подволный крейсер типа «Борей» в акватории «Севмаша». Головную лодку проекта Д.Г.Пашаев по причине отсутствия материалов и финансирования «собрал» из отсеков недостроенных АПЛ «Барс» и «Антей»
Ракетный подволный крейсер типа «Борей» в акватории «Севмаша». Головную лодку проекта Д.Г.Пашаев по причине отсутствия материалов и финансирования «собрал» из отсеков недостроенных АПЛ «Барс» и «Антей»
© Пресс-служба АО «ПО Севмашпредприятие»
«Предприятию необходима была стабильная нагрузка военными заказами на долгие годы, государству — новые ракетоносцы…, а это могла дать только программа вооружений на ближайшие 10−15 лет. Но ее не было. В 90-е годы не было ничего. Пришлось заводу взять инициативу на себя. Несколько лет понадобилось Давиду Гусейновичу… на разработку, согласование и утверждение этого важнейшего государственного документа. Программа поддержания и развития морских стратегических ядерных сил до 2015−2020 годов обеспечивала поддержание существующих носителей и комплексов: АПЛ проекта 667 БДРМ и создание новой группировки кораблей проекта «Борей» с ракетным комплексом «Булава-30»…
Осталась одна утверждающая подпись министра обороны. Но получить ее оказалось труднее всего, и они (Д. Пашаев и главный конструктору В. Здорнов — прим. автора) обратились за помощью к мэру Москвы Лужкову, тогда одному из самых влиятельных политических деятелей в стране. Юрий Лужков так описал эту ситуацию:… «Послушайте, это не совсем дело мэра». «— Юрий Михайлович, кроме Вас никто не будет этим вопросом заниматься, помогите!»… Мы этому министерству много помогали. Сергеев (в то время министр обороны РФ — прим. автора) относился к мэрии Москвы с уважением. Я пришел к нему в кабинет и говорю: «Игорь Дмитриевич, нам нужно создать ситуацию уверенности в будущем нашего флота… Без утверждения программы вооружений такой уверенности нет… Подпишите программу!»… Он мне отвечает: «Я не знаю. Я уже отказался ее подписать, потому что средства, которые выделены, нам не позволяют эти задачи решать». Я обнаглел и говорю; «…Подпишешь программу — будем пробивать ее, будем находить средства, будем завод заставлять работать», — …и он подписал. Давид не поверил своим ушам, когда я ему позвонил, что программа подписана» (13).
Несмотря на то, что финансирование по гособоронзаказу в это время составляло лишь около 20% от необходимого, Севмаш продолжал строить головной корабль проекта «Борей», по предложению мэра Москвы получивший название «Юрий Долгорукий». Закладка подводного крейсера состоялась 2 ноября 1996 года… Для изготовления корпуса не было корабельной стали, поставщик которой — металлургический завод «Азовсталь» — остался за границей, на Украине… После неудачных трех пусков ракет с наземного стенда Министерство обороны принимает в 1997 году решение прекратить работы по созданию ракетного комплекса морского базирования Д-19 ТТХ, для размещения которого предназначался «Юрий Долгорукий»… Разработка нового комплекса передается… — Московскому институту теплотехники… для установки нового комплекса потребовалось новое перепроектирование подводного крейсера…
Но в каждом плохом надо искать хорошее. И Давид Гусейнович нашел. На стапелях уже больше пяти лет стояли ненужные флоту корпуса подводных лодок проекта «Барс» в стапельном цехе и проекта «Антей»… Для носа и кормы подошли блоки корпуса проекта «Барс», для средней части, где должен был размещаться ракетный комплекс — блоки проекта «Антей»… Отпала необходимость закупать металл, …практически на четверть, сократилась трудоемкость постройки… Принятые решения позволили сэкономить огромные средства, миллиарды рублей, и на несколько лет приблизить срок окончания постройки корабля (14).
… В стапельно-сдаточном цехе Севмаша находился на модернизации в высокой степени готовности крейсер проекта «Акула» «Дмитрий Донской». Мы вышли с предложением использовать крейсер для отработки комплекса в условиях, приближенных к реальным… Давид Пашаев горячо поддержал нас… «Дмитрий Донской» был достроен и подготовлен к проведению испытаний ракетного комплекса… Министерство обороны финансировало этот заказ по остаточному принципу. И все же генеральный директор сдержал обещание и обеспечил спуск на воду крейсера в 2002 году» (15).
Александр Холодов

Пашаев, Ельцин и Лужков

«…Давид Гусейнович обратился за помощью к Юрию Михайловичу. Тот ужаснулся состоянию дел на «флагмане отрасли» и стал оказывать всяческую поддержку предприятию, которая была оформлена договором о шефстве над строительством крейсера «Юрий Долгорукий». Первая помощь была оказана детям Северодвинска. Они на несколько лет были обеспечены завтраками и обедами, учебными пособиями в садах и школах. Ежегодно стали поступать большие средства на развитие детской городской больницы… В 2008 году вышло распоряжение правительства Москвы о строительстве в Северодвинске двух многоквартирных домов для судостроителей и моряков Северного флота» (16).
Александр Холодов
«…О двух визитах президента России Б. Ельцина в наши края. Первый состоялся в апреле 1992 года. По протоколу на посещение Севмаша отводилось порядка трех часов… Президент «сломал» весь протокол, посвятив весь день Севмашу… Давиду Гусейновичу удалось по-хорошему расположить к себе президента: …выяснилось, что оба в разное время заканчивали один институт — Уральский политехнический, оба в разное время были на практике в одном месте — Белоярской АЭС… Через некоторое время состоялся второй визит Б. Н. Ельцина в Архангельскую область» (17).
Виктор Дарда, заместитель гендиректора Севмаша с 1979 по 2008 годы, Лауреат Государственной премии
«Я узнал, что завод не включен в программу посещения Бориса Николаевича. Меня не пригласили на встречу в аэропорт, что также было очень странно. Принял решение все же в аэропорт поехать. Мне все же удалось проехать на летное поле, и я встал крайним от трапа, в шеренге встречающих. Б. Н. Ельцин, выйдя из самолета, увидел меня и, минуя всю шеренгу, направился ко мне. Поздоровавшись спросил: «Что же делается у тебя на заводе?»… Я рассказал президенту о финансовых проблемах, что из тех средств, которые он пообещал заводу, чиновники выделяют только четверть… Президент тут же дал поручение своему помощнику разобраться и доложить об исправлении положения…». …Позже мы узнали, что до вылета и в самолете «доброжелатели» доложили президенту, что на Севмаше сложнейшая ситуация, одно чучело президента жгут на костре… Обстановка там накалена» (18).
Давид Пашаев

Пришел весь Северодвинск

Памятная доска Давиду Пашаеву на доме в Северодвинске где он жил
Памятная доска Давиду Пашаеву на доме в Северодвинске где он жил
© Пресс-служба АО «ПО Севмашпредприятие»
«Заболел он неожиданно. Людмила не отходила от него ни на шаг. Всегда рядом, и дома, и в бесконечных поездках по врачам и клиникам. Была и сиделкой и медсестрой и переводчиком. Давид боролся с недугом изо всех сил. Но по истечении некоторого времени сказал и поступил как мужчина: «Поскольку много времени провожу на лечении, принял решение — ухожу на пенсию, как ни тяжело расставаться с заводом» (19).
Евгений Лисин, друг Давида Пашаева
«6 апреля 2010 года Давида Гусейновича Пашаева не стало… Попрощаться с Давидом Гусейновичем, почетным гражданином города, пришел весь Северодвинск. Цеха завода, которому отдана вся жизнь, проводили своего директора в последний путь длинными гудками» (20).
Александр Холодов
«Мне довелось под руководством Пашаева работать начальником производственного участка и заместителем начальника стапельно-сдаточного производства, а потом — заместителем генерального директора… Сегодня мы завершаем грандиозные проекты, у истоков создания которых стоял Давид Гусейнович…» (21).
Михаил Будниченко, генеральный директор Севмаша

Примечания:

  1. 60 лет на страже Родины. СПб. 2018.
  2. А. Холодов. Эпоха Давида Пашаева. Северодвинск. 2014. С. 7
  3. Там же. С. 57
  4. Там же. С. 51−55
  5. Там же. С. 275
  6. Там же. С. 269
  7. Там же. С. 270
  8. Там же. С. 175
  9. Там же. С. 79
  10. Там же. С. 79−93
  11. Там же. С. 246−247
  12. Там же. С. 101−103
  13. Там же. С. 107−111
  14. Там же. С. 111−113
  15. Там же. С. 117
  16. Там же. С. 123
  17. Там же. С. 212−213
  18. Там же. С. 213−215
  19. Там же. С. 169
  20. Там же. С. 173
  21. Там же. С. 5

Читайте ранее в этом сюжете: Архангельск, река Повракулка: где сгнили пленные шведские корабли