Радиационная обстановка на территории Московского завода полиметаллов (АО МЗП), расположенного на юго-востоке Москвы, соответствует всем санитарным нормам и правилам. Об этом заявили в АО МЗП, комментируя распространившиеся в последнее время сообщения в соцсетях и интернет-изданиях о том, что московские власти собираются строить участок Юго-Восточной хорды на «радиоактивном могильнике».

Как сообщили на МЗП, радиационная обстановка на территории завода соответствуют всем санитарным нормам и правилам. «АО МЗП на постоянной основе проводит радиационно-экологический мониторинг, который включает наблюдение за грунтовыми и поверхностными водами, почвенным слоем и воздушным бассейном», — говорится в официальном сообщении предприятия. В 2018 году проводилось очередное обследование, по его результатам величина мощности эквивалентной дозы гамма-излучения составляет около 0,15 микрозивертов в час, что соответствует естественному фону города Москвы. При этом в АО МЗП уточнили, что не считают возможным комментировать информацию о радиационной и экологической обстановке за пределами территории промплощадки завода, так как эта территория не находится в ведении предприятия.

Член некоммерческой организации «Центр экологической политики России» Валерий Меньщиков подчеркивает, что в Москве не существует никаких ядерных могильников, то есть пунктов захоронения радиоактивных отходов. «Подавляющее большинство вопросов радиационного загрязнения земли, зданий и сооружений произошло в советское время и практически ликвидировано. Московский завод полиметаллов уже давно не работает с радиоактивными материалами. Территория завода, принадлежащая компании ТВЭЛ, по заявлению руководства компании очищена от радиоактивных загрязнений. Однако могут быть участки загрязнения за территорией завода. Поэтому необходимо провести комплексную проверку и радиационный мониторинг этих территорий, где могут прокладывать новую трассу и где находятся места для прогулки горожан», — уверен эксперт.

Комментируя сообщения о том, что на участках возле МЗП зафиксированы повышенные уровни радиации, эколог отмечает, что это могут быть участки земли, которые были загрязнены в советские годы во время работы завода полиметаллов. «То есть самих радиоактивных отходов там нет, но земля пятнами загрязнена, такое тоже может быть вполне», — сообщает Меньщиков. «Если у общественности есть вопросы, в этих местах надо провести комплексную проверку с профессиональными приборами вместе с представителями Росприроднадзора или с Московской санитарной службой (у них тоже есть радиационный отдел)», — отмечает он, добавляя, что в случае обнаружения пятен с опасным фоном эта земля должна быть вывезена на предприятие, которое занимается работой с радиоактивными отходами, — это ФГУП «Радон» под Сергиевым Посадом, которое занимается переработкой таких отходов.

Представитель Центра экологической политики России обращает внимание на то, что проведённая общественными организациями и МГУ выборочная проверка может оказаться некорректной в силу сомнения в отношении приборов, которые не проходили соответствующую проверку.

Исполняющий обязанности заведующего лабораторией радиоэкологии Института проблем безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук Сергей Панченко считает, что в данном случае неуместно использование термина «радиоактивный могильник». Судя по измеренным уровням мощности дозы, это, скорее, локальное загрязнение местности радиоактивными веществами.

«Реальной опасности нет», — уверен эксперт. Однако оставлять это место, как есть, нельзя, добавляет ученый. По его мнению, необходимо провести обследование территории компетентными организациями, и они дадут своё заключение. «Домыслы здесь неуместны», — подчеркивает Сергей Панченко.

«Никаких сравнений с Припятью быть не может. И масштабы не те, и содержимое», — говорит Альберт Васильев, директор Международного центра по экологической безопасности. «Здесь загрязнение естественными радионуклидами и продуктами их распада, которые находятся в равновесии с ними. Это уран, торий, радий», — поясняет эксперт и приводит в пример отвалы урановых рудников и некоторые угольные месторождения, которые имеют фон того же уровня. Он также делает акцент на том, что необходимы точные измерения: «На точность измерений влияют не только приборы, но и квалификация оператора». При этом он замечает, что сейчас вся аппаратура уже давно измеряет в микрозивертах, а не в микрорентгенах.

«Хотя не только смертельной, но даже большой опасности эти отвалы для людей не представляют, они должны быть приведены в абсолютно безопасное состояние: детально обследованы и рекультивированы с вывозом опасных компонентов в «Радон». Это стоит дорого, но все рано это придется делать», — полагает Васильев.

По его словам, специалисты «Радона» провели по заказу московских властей исследования на этой площадке, выявили опасные пятна и предложили план рекультивации территории.

Теперь решение о дальнейшей судьбе территории в компетенции властей.

Как отмечает Валерий Меньщиков, в соответствии с законодательством без предварительной проверки к земляным работам и строительству приступать нельзя: «По российскому законодательству данные по радиационной безопасности населения обязаны быть полностью открыты и доступны для журналистов и населения. Я лично буду прилагать усилия к публикации всех комплексных проверок, проведённых соответствующими государственными службами».

В Комитете по архитектуре и градостроительству города Москвы (Москомархитектура) заявляют, что при строительстве Юго-восточной хорды участок, где зафиксированы очаги с повышенным уровнем радиационного фона, затронут не будет. Однако при подготовке проекта строительства будут проведены все необходимые исследования, включая и оценку радиационного фона на участках стройки и прилегающей территории.

Стоит отметить, что работы по устранению остаточных очагов загрязнения уже ведутся ФГУП «Радон». Как пояснили на предприятии, которое занимается обезвреживанием радиоактивных отходов, в рамках соглашения между департаментом ЖКХ города Москвы и ФГУП «Радон» радиационное обследование и дезактивационные работы на территории, собственником которой является правительство Москвы, ведутся специалистами уже продолжительное время.

«На данный момент проведено детальное инженерно-радиационное обследование территории. Выявлены и подтверждены участки радиационного загрязнения (УРЗ), установлены их границы, определен вид, параметры и характеристики загрязнения поверхностного слоя грунта, получены данные о глубине залегания радиоактивных загрязнений, проведены гидрогеологические исследования состояния территории. Проведена оценка потенциального количества удаляемых отходов, объёма и способов оказания дезактивационных работ. Акт о результатах радиационного обследования, проведенного сотрудниками ФГУП «Радон», передан в управление МЧС по г. Москве в марте 2019 г.», — поясняют в «Радоне». Эксперты называют сообщения о «ядерном могильнике», появившиеся в СМИ, «крайне эмоциональными и искажающими профессиональную оценку специалистов».

«Естественный радиационный фон в районах, прилегающих к данной территории, составляет 0,08−0,14 мкЗв/ч. Мониторинг реки Москвы показывает отсутствие радиационного загрязнения воды и донных отложений на всем протяжении реки от музея-заповедника «Коломенское» до МКАД. На участках дорог г. Москвы, в районах вблизи Каширского шоссе и на территории ОАО МЗП радиоактивного загрязнения не обнаружено», — говорится в заявлении ФГУП «Радон».

В то же время специалисты подтверждают, что указанный участок действительно является объектом «советского наследия» — программ 1940−60-х годов по наработке редкоземельных элементов и химических соединений. Сейчас там на территории зарегистрировано семь локальных участков радиационного загрязнения с различной степенью загрязнения. Информация о них содержится радиационно-гигиеническом паспорте территории Москвы. В «Радоне» подчеркивают, что длительное нахождение людей в непосредственной близости к этим очагам может причинить вред здоровью, поэтому участки проведения работ были ограждены барьерными лентами и предупреждающими знаками.

«Работы по обследованию и мониторингу территории продолжаются. В составе отчетной документации, направленной заказчику и в префектуру ЮАО г. Москвы, даны технические предложения по реабилитации указанной территории», — говорится в сообщении предприятия.

С чем же связан столь мощный информационный всплеск по этой территории? Политолог Игорь Рябов полагает, что всё дело в московской предвыборной кампании. «Для тех, кто работает с протестной аудиторией и выступает против действующей московской власти, это прекрасный шанс заявить о себе и на теме борьбы за условное «благо» подняться, как пена, на волне народного гнева. В ход идут проверенные годами страшилки про Припять, Чернобыль, даже если ситуации совершенно не сопоставимы по масштабам», — констатирует он, добавляя, что те, кто используют такие сравнения, не несут никакой ответственности. «Их не волнует, что проблемой на месте многие годы занимаются специалисты, которые могут аргументированно доказать, что никакой опасности для местного населения нет, если оно в эти очаговые загрязнения само не лезет и грунтом из них не обмазывается», — подчеркивает политолог.

«Если действительно есть обоснованный общественный запрос на то, чтобы сделать эту территорию стерильной, то путь мне видится таким: московские власти выдадут подряд на ведение работ по вывозу грунта с принадлежащей городу территории предприятию, которое специализируется на такого вида работах. Но вообще, если посмотреть на то, как эта тема развивалась в публичном пространстве, то можно прогнозировать, что после выборов все эти страсти и страшилки про «московский Чернобыль» видоизменятся в рациональное обсуждение проблемы», — заключает эксперт.