Против Гитлера в тылу Москвы. Сурский рубеж спустя 77 лет: фотофакты

Кто сегодня стоит на рубежах Родины. Репортаж о том, что происходит на двух участках Сурско-Казанского оборонительного рубежа в Чувашии

Наталия Николаева, 7 июня 2019, 12:58 — REGNUM  

Прошло более 77 лет после строительства самого масштабного оборонительного сооружения, когда-либо проходившего по территории Чувашии, — 380-километрового Сурского-Казанского рубежа, возведённого в жуткие морозы (до — 45 градусов), минимальные сроки (за 45 дней) и рекордным числом строителей (до 110 тыс. человек ежедневно). Он был построен народом вручную, став памятником трудового подвига. Прибрежные сурские поля и леса до сих пор являются живыми хранителями тех событий: ещё можно наткнуться на сохранившиеся ходы сообщения и окопы, противотанковые рвы, командные пункты, артиллерийские площадки, огневые точки. Хотя время их постепенно сравнивает с землёй, маскируя травой и деревьями. И в тех местах, где поколению победителей не всё равно, память о бойцах оборонительных рубежей увековечивается, принимая разные формы. И на передовой оказываются новые бойцы, стоящие у современных рубежей Родины, — те, для кого память священна и для кого это дело чести.

В Чувашии в настоящее время такими оказались два города и два района. О том, что происходит на двух участках Сурского рубежа в Чувашии, — подробнее в репортаже ИА REGNUM.

ИА REGNUM благодарит за помощь в поиске и подготовке материалов по строительству Сурско-Казанского рубежа коллектив Государственного архива современной истории Чувашии (руководитель Светлана Казеева), заместителя директора Государственного исторического архива Чувашии Федора Козлова, лидера чувашского отделения партии «Патриоты России», историка Владислава Солдатова и его супругу Ирину Солдатову, главу администрации Алатыря Юрия Боголюбова, руководителя Алатырского отдела УФССП Юрия Гудкова, краеведа и историка Анатолия Пояндаева, учителя и руководителя поискового отряда школы № 3 города Шумерля Виктора Ласса, предпринимателя и фотографа Вячеслава Михайлова.

Читайте также: Как остановить Гитлера после падения Москвы на его пути к Казани?

Примеры для России

В Марпосадском и Порецком районах в 2010 и 2015 годах были открыты обелиски в честь строителей Сурско-Казанского рубежа. Но на этом, по ощущениям и имеющейся информации, дело закончилось.

Уникальный пример всей республике (а может, и всей России) сегодня подают города Шумерля и Алатырь.

В Шумерле с 2013 года не прекращается «вахта» строителей Сурского рубежа: силами детей и общественников здесь ежегодно восстанавливается и поддерживается в образцовом состоянии участок Сурского рубежа. Сегодня это развивающийся музей под открытым небом, где проводятся встречи и мероприятия. В это движение вовлекается всё больше школьников, которые на этом примере не только изучают историю, но и получают патриотическое воспитание, о котором сегодня модно говорить с высоких трибун. Тот самый настоящий и искренний патриотизм — не пиара и славы ради. Своего рода «командным пунктом» и бойцами в этом движении стали краевед Анатолий Пояндаев и учащиеся школы № 3.

Вахту памяти подхватил соседний Алатырь с приходом нового мэра Юрия Боголюбова, который не понаслышке знает, что значит — служить на военных рубежах Родины: он является подполковником в отставке и участником боевых походов за пределами России на атомных подводных лодках (в должности начальника медицинской службы). Он не просто поддержал инициативу начальника Алатырского районного отдела судебных приставов Юрия Гудкова по реконструкции участка Сурского рубежа, проходившего по территории Алатыря. Он сам показал коллеге сохранившиеся окопы, противотанковые рвы и площадки для укрепления огневого расчёта. Выяснилось, что в детстве будущий мэр играл в этих местах «в Чапаева и против фашистов».

Как игры «в Чапаева» довели до Сурского рубежа

В мае 2019 года в Алатыре начали восстанавливать участок оборонительного рубежа возле посёлка Зелёный — на границе города и Алатырского района. В годы войны здесь находился бетонный дот и геодезическая станция, которые были разобраны после Победы. Помимо данных объектов, по словам руководителя райотдела судебных приставов Юрия Гудкова, планируется восстановить линию окопа и танковый ров, построить противотанковые ежи, создать гранатомётную площадку. В ходе работ наткнулись на железобетонный столб для укрепления орудийного расчёта. К 75-летию Победы, в 2020 году, здесь появится стела.

Юрий Гудков рассказывает, что о Сурском рубеже он слышал от сельчан, сам участок ему показал глава администрации Алатыря Юрий Боголюбов, а на восстановление участка линии обороны «вдохновили рассказы бабушек», которые во время войны были детьми. Одна из участниц строительства рассказывала, что «вечером пришли к ним домой, постучали в окно и, назвав фамилию, имя, сказали, что завтра она должна выйти на строительство рубежа». Иначе — лагерь. Но тогда не было ни лаптей, ни тёплой одежды — пришлось снять сапоги и штаны с военнопленных немцев.

Юрий Боголюбов лично показал корреспонденту ИА REGNUM сохранившиеся участки Сурского рубежа в Алатыре. По его словам, они известны ему ещё с детства, когда он играл здесь в 80-е вместе с другими мальчишками «в Чапаева» и «войну против фашистов». Тогда Сура была судоходной, а у города каждый год появлялась новая «достопримечательность — деревянный мост» через реку: каждый год в паводок мост сносило и каждый год строили новый.

«И когда мы переходили через мост, то видели траншеи, ходы сообщения. В детстве я ещё застал здесь блиндаж и ДОТ, но блиндаж рухнул, а бетон в 90-х вытащили и унесли. Сейчас можно увидеть линии траншеи и противотанковые рвы. Возникал вопрос: «Войны тут не было. Тогда что это?». Жители посёлка Зелёный нам тогда рассказывали, как ходили сюда в любую погоду копать окопы. Копали те, кому было от 16 до 50 лет. В основном, конечно, сгоняли из близлежащих деревень и колхозов. Но запомнилось, как рассказывали, что женщины из Шемурши шли пешком сюда, а это — около 100 км через леса. Тогда я не знал, что такое Шемурша», — рассказывает Юрий Боголюбов.

Сура в 50-е годы сменила русло, в результате возле частично сохранившейся оборонительной линии — крутой овраг и старица. Из-за дефицита строительных материалов разобрали доски, использованные при строительстве рубежа.

«Когда Юрий Викторович (Гудков) обратился ко мне с предложением воссоздать участок Сурского рубежа, то я сразу поддержал, так как, во-первых, сам военный. Во-вторых, кто забудет историю — у того нет будущего. Примером этому является Украина, где за каких-то 20 лет сменилась идеология и набирают силу бандеровцы. Страшно, когда молодёжь забывает героев Победы. Страшно, когда на вопрос о том, кто такой Жуков, отвечают, что это певец. В советское время немцев в военных фильмах, может, немного глупенькими выставляли, а победителей — с некоторым пафосом, но идеологически акценты расставляли. А сейчас молодёжь утонула в гаджетах, и им интереснее смотреть фильмы, где какой-нибудь очередной Рэмбо одним ударом пятерых укладывает. И страшно, если молодёжь будет забывать историю и цену Победы. Поэтому я всегда первым готов поддержать подобные проекты», — говорит Юрий Боголюбов.

Отметим, что мэр Алатыря — из династии военных, в роду были и священники. Его дядя воевал на Северном флоте, отец служил на Тихоокеанском флоте. Прадедушка был священнослужителем и расстрелян в 1937 году.

Архивные данные: стратегическое положение Алатыря

В книге архивиста Федора Козлова «В тылу как на фронте» приводится отчёт по рекогносцировочным работам в Алатыре, хранящийся в фондах Государственного исторического архива Чувашии. В документе, в частности, отмечается, что «упорная оборона» города и «удержание его даёт возможность держать в своих руках узел грунтовых дорог, обеспечивает жд движение по г. Алатырь с востока, прикрывает важнейшую грунтовую дорогу через лесной массив на восток» (Алатырь — Ибреси) и препятствует форсированию Суры противником на участке 10−15 км.

«Местность района Алатырь командует над окружающей местностью на 10−15 км в окружности, особенно по отношению к правому берегу р. Сура, по которому проходит Сурский оборонительный рубеж», — приводится фрагмент из отчёта.

«Исходя из того, что [для] обороны г. Алатырь предназначаются два пулемётных полка войск УР и необходимостью расположения обороны за естественными танконедоступными препятствиями, с целью уменьшения работ по строительству искусственных противотанковых препятствий, а также исходя из конфигурации местности, решено организовать оборону на ближних подступах к г. Алатырь с таким расчётом, чтобы основная полоса обороны, состоящая из батальонных оборонительных узлов сопротивления, проходила полудугой в расстоянии от города от 1 км до 3,5 км и примыкала на севере к р. Сура и Сурскому оборонительному рубежу и на юге к р. Сура и Сурскому оборонительному рубежу […]

С целью прикрытия основной оборонительной полосы в направлении основных дорог, идущих к городу Алатырь и на скрытых подступах (населённые пункты, лес, овраги) в 2−3 км за передним краем обороны расположена линия боевого охранения, состоящая из 9 взводных опорных пунктов, в большинстве своём имеющих взаимную огневую связь. Оборона батальонных узлов, ротных и взводных опорных пунктов круговая […]», — следует из опубликованного отчёта по рекогносцировочным работам.

Шумерля — сердце Сурского рубежа

Новую историю обретает участок оборонительной линии, проходивший через Шумерлю. В шумерлинском лесничестве руками детей и энтузиастов создаётся Музей под открытым небом. Он занимает приблизительно 400 метров по Суре и выходит с обзором на Красную речку. В отличие от открытого полевого участка в Алатыре, линия обороны здесь проходит по лесу: работы усложнялись тем, что приходилось выкорчёвывать деревья. И современные дети, помогая взрослым, смогли в полной мере ощутить на себе всю тяжесть этой работы. Свою лепту в эту работу внесли судебные приставы и пограничники.

Участок здесь восстанавливается общими усилиями (без учёта местных чиновников) шесть лет, с 2013 года. Работы эти продолжаются, планы — большие: за это время с местного уровня проект удалось сделать республиканским и два года подряд (2017−2018 годы) получать гранты главы Чувашии на поисковую деятельность, сейчас задача объединиться с другими муниципалитетами и выйти на федеральный уровень.

Нашёл это место в 2013 году краевед Анатолий Пояндаев. Как это часто бывает — случайно:

«Мы с другим краеведом, который работал в лесном хозяйстве, искали пристань Бобёр. Эта пристань знаменита тем, что в XIX веке с неё отправляли французским и немецким промышленникам дубовые клепки, тогда пристань считалась окном в Европу. Когда шли вдоль берега Суры, то на высоком месте обнаружили впадины и большие ямы. И потом поняли, что это уникальное место, сохранившееся со времён Великой Отечественной войны: Сурский рубеж. И давай заносить на бумагу, начали ходить, картографировать. Потом я обратился в школу № 3, у них тогда директором работала Людмила Лермонтова. Она заинтересовалась, предложила совместный проект со школой».

По словам краеведа, данный участок в 1941 году, предположительно, строили работники авиазавода (ныне — Шумерлинский завод спецавтомобилей), о чём могут свидетельствовать найденные здесь детали к самолётам (к примеру, дюралевые полоски): они использовались при возведении Сурского рубежа в качестве стройматериалов. В Музее под открытым небом сегодня можно увидеть реконструированные окопы, стрелковые ячейки, землянку, дзот, площадку под артиллерийскую установку. Противотанковым рвом является берег Суры.

Чуть в глубине леса хорошо видны зигзагообразные ходы сообщения.

«Когда 28 октября 1941 года вышел указ о строительстве оборонительного рубежа, был трудовой энтузиазм. На тот момент земля ещё не промёрзла глубоко, и начали копать по прямой, вдоль Суры. Тогда в Шумерле формировалась 16-я сапёрная бригада. Когда на место строительства приехали сапёры, то они забраковали ходы сообщения, сказав, что надо делать зигзагами — так сложнее подстрелить при отступлении. Если по прямой делать окопы, то снаряд и уложит всех по прямой. Зато приняли ДОТ, сделанный не из бетона (материалов не дождались), а из дуба, стены там были метровой толщины. Никакая бомба не возьмёт — и всё, приняли», — рассказывает Анатолий Пояндаев, отмечая, что в жуткие холода приходилось отвоёвывать у земли сантиметр за сантиметром:

«Брали участок метр на метр, в одном углу пробивали углубление и потом ломами просовывали, ломали землю кусок за куском».

Участник строительства Сурского рубежа из Шумерли Владимир Серов, который ходил на окопы в 16-летнем возрасте, вспоминает, что «в первый же день стёрли руки до мяса», а из-за морозов продувало до костей, в результате не то что работать, стоять было сложно.

«Лом и лопата. Всё, больше ничего. Верхний слой костром подогревали, всё для фронта, всё для Победы. Всё было на добровольном начале, патриотизм был огромный», — рассказал он несколько лет назад журналисту ГТРК «Чувашия».

Сегодня реконструкция участка в Шумерле идёт «только по оставшимся следам». В планах — воссоздание на высоком берегу командного пункта, который уже получил название по имени речки — Краснореченский.

«Командный пункт был на очень высоком месте и в то же время незаметен. С него прекрасно просматривалось место вероятного прорыва противника. Как сказал Чапай, не впереди должен идти командир, а стоять, наблюдать и корректировать оборону или наступление. Вокруг командного пункта — землянки и окопы. Есть вероятность, что неподалёку был лесопромышленный посёлок численностью 150 человек», — рассказывает краевед.

Молодой учитель и руководитель школьного поискового отряда «Поиск» (школа № 3 города Шумерли) Виктор Ласс, который присоединился к этой работе в 2016 году, добавил, что детям рассказывали о том, как «ходили на окопы» на уроках мужества.

«Мы говорили, что боевые действия до нашей республики не дошли, но у нас строился оборонительный рубеж на тот случай, если немцы прорвут оборону Москвы и пойдут на Казань. Сегодня мы со школьниками регулярно бываем здесь, выходим на субботники, поддерживаем здесь порядок. Этот участок Сурского рубежа, который восстанавливали горожане, сейчас считается городской достопримечательностью и передан на уровень города. Здесь деньги не выделялись, всё своими силами делали. Поэтому он такой ценный, это наш общий проект.

При развитии этого проекта, лазая по интернету, также обнаружили, что в Мордовии (Большие Березники) также поисковые отряды поставили памятник строителям Сурского оборонительного рубежа, мы с ними связались, переговорили и пригласили их сюда. Они приехали, посмотрели, как у нас всё сделано, и создали свой. С финансами у них всё проще: рубеж установлен на базе МЧС и оформлен как музей».

Анатолий Пояндаев добавил, что 28 октября хотят сделать историческую реконструкцию начала строительства оборонительного рубежа. Уже готовятся сценарий, одежда тех времён, атрибутика. Помочь в подготовке реконструкции обещали мордовские поисковики, где уже провели подобную реконструкцию.

Читайте ранее в этом сюжете: «Здесь кровь сочилась из ладоней»: как в Чувашии шли «на окопы»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail