Цены на железнодорожные билеты в плацкартные вагоны взлетели в два раза. Пока речь идёт о подорожании на два месяца — июнь и июль. Но, вспоминая фразу Венедикта Ерофеева, «кто поручится, что наше послезавтра не будет хуже нашего позавчера»? Глава Общероссийского объединения пассажиров Илья Зотов объяснил подорожание билетов в плацкарте тем, что перевозчику необходимо обновлять составы. Также причина роста цен кроется в сезонности.

Железная дорога
Железная дорога
Иван Шилов © ИА REGNUM

На самом деле, и первое, и второе объяснение подорожания плацкарта выглядят несерьёзно. Железнодорожная дорога в России — и без того не самое дешёвое удовольствие. Недавно я ехал поездом из Москвы в Петрозаводск за четыре тысячи рублей. И ехал, прямо-таки скажем, не в самом обновлённом вагоне. Хотя дороги-то — всего 10 часов. Касательно же сезонного роста, то это называется проще — по законам дикого капитализма: спрос рождает предложение. Тогда, когда людям надо ехать по России, железнодорожники планируют на этом нажиться. Где тут справедливость?

Проблема, впрочем, намного шире. Николай Бердяев, философ, как и Ницше, весьма популярный для цитирования, когда-то писал: «Русская душа, ушибленная ширью». Вся Россия ушиблена ширью. Век за веком наши предки осваивали колоссальные территории, заселяя то, что для жизни в принципе казалось невозможным и непотребным. И вот — мы мирно завоевали одну шестую суши. Однако знаем ли мы теперь Россию? Можем ли её познать? И способны ли в принципе нормально передвигаться по ней?

В плацкартном вагоне
В плацкартном вагоне
Анна Рыжкова © ИА Красная Весна

Брянская область. Небольшое село. Люди вынуждены ждать автобуса два часа на разваленной остановке. Повезёт — приедет, а дальше станет трястись по ухабам, точно калечный. Это ли наша доступность?

А вот человек собрался лететь в Крым, посмотреть наконец-таки красоты и прелести того, что стало нашим. Из Иркутска, к примеру, лететь. Самый дешёвый билет в один конец — от 25 тысяч рублей. Или человек, наслышанный о величии Байкала, решил совершить обратный маршрут. Ещё 25 тысяч. А как быть с великолепным Петропавловском-Камчатским, где все 40−50 тысяч отдать надо? И опять же — сезонность.

Железные дороги связали Россию. В этом состоит их главное предназначение — сделать страну доступной для каждого, обеспечить свободу передвижения. В советское время, собственно, так и было. За небольшие деньги ты мог лететь из Калининграда во Владивосток. Или перемещаться по «железке» из Благовещенска в Волгоград. Денег бы хватило ещё и на то, чтобы выпить и закусить. Потому что транспорт был доступен.

Анна Рыжкова © ИА Красная Весна

Сейчас всё иначе. Авиакомпании превратились в бизнес-структуры, выкачивающие из населения деньги. Хочешь-не хочешь, но заплатить придётся. А ещё при случае и получить порцию унижения в свой адрес. Чего только стоят легендарные сказы о сервисе компании «Победа». Железнодорожники в принципе не имеют альтернатив. Они монополисты. Сколько захотели, столько и запросили. Да, сервис, да, удобство, но при этом сколько старых составов, сколько хамства? И главное — если одна структура контролирует движение, то может ли она не считаться с населением?

Подобное создаёт существенные трудности. Взвинчивает цены. Напрягает людей. Ограничивает перемещение. В общем, делает жизнь сложнее. Потому что путешествие из Чебоксар в Сочи напоминает героический вояж из древнегреческих летописей. Только, пожалуйста, доберись.

Россия всегда отличалась ширью, и та действительно определяла сознание каждого живущего в ней человека. Однако стремление к доступности каждой точки нашей великой страны, сжатию разрывов, ощущению компактности в голове — одно из приоритетных направлений в улучшении жизни россиян. Ведь уверен, познай каждый из нас страну, мы бы любили её крепче. Потому что Петропавловск-Камчатский или бухта Тикси — это не точка на карте и не редкое упоминание в новостях, а часть родного, того, что должно быть доступно, что должно компактно умещаться и в головах, и в географии. Но можно ли быть в своей стране своим в полной мере, если ты не в состоянии добраться до её частей? И тут не только ушибленность ширью, но и таран гигантскими ценами. Россия, почему ты так недоступна?

Железная дорога
Железная дорога
Антон Привальский © ИА Красная Весна

Помните известное стихотворение Николая Курилова, прославленное Алексеем Балабановым и Сергеем Бодровым — младшим в культовом фильме «Брат 2»?

Я узнал, что у меня есть огромная семья:

И тpопинка, и лесок,

В поле каждый колосок!

Речка, небо голубое —

Это все мое, pодное!

Это Родина моя!

Всех люблю на свете я!

Так вот, действительно, хорошо бы наконец узнать свою Родину, если не колосок, то хотя бы поле. Свободно и доступно перемещаться по рекам и небу, по городам. Но то, что происходит сегодня с железнодорожными и авиабилетами, — это беспредел и диверсия, это издевательство над гражданами, которых, по сути, заставляют чувствовать себя чужими в собственной стране.

И данный вопрос должен быть подчинён не законам уродливого рынка (нормального у нас, простите, нет), а национальным интересам. Только так. И пусть подобное кажется утопией — соглашусь. Однако если вы не стремитесь к ней, то рискуете жить исключительно в антиутопии. Впрочем, мы уже в ней. Как вам — нравится?