Провести ночной штурм позиций противника, поездить на БТР, БМП, МТ-ЛБ и стать участником воздушного десанта, держать оборону точки в условиях атаки превосходящих сил, пытаться вывести из строя технику противоборствующей стороны, превозмогать усталость и проверить свою физическую форму — все эти возможности предоставила участникам страйкбольная игра «Заря-6: Операция тайфун», которая прошла 24−26 мая на 255-м межвидовом полигоне Минобороны РФ, расположенном недалеко от города Чебаркуль.

Т-72
Т-72
(с) Фотограф игры «Заря» Данила Целяев

«Заря» — не просто страйкбольная игра, в организации которой принимают участие военные — это проект Министерства обороны РФ, соответственно, это уже совершенно иной уровень подхода к организации подобного мероприятия. В ней задействовали технику и ресурсы — до 40 единиц, в том числе несколько танков Т-72.

Т-72
Т-72
(с) Фотограф игры «Заря» Данила Целяев

Мне удалось поучаствовать в игре, и скажу честно — я получил массу совершенно новых впечатлений, несмотря на то, что в страйкбол играю с 2000 года, т. е. уже почти 19 лет.

Когда мы вечером 24 мая 2019 года приехали на полигон, он нас встретил не очень приветливо: на улице шел дождь, а температура воздуха была около 5−7 градусов по Цельсию. Сами условия никого бы не остановили, но дело в том, что они формируют высокий уровень влажности — из-за этого начинают запотевать защитные очки.

Игроки
Игроки
(с) Анна Андреева

После того, как прошло первое построение, объявили старт игры — началась первая ночная фаза, ситуация нормализовалась, но весьма специфически: температура упала до нуля и появился довольно сильный ветер. Проблему запотевания очков это решило, но появилась другая: что-то пошло не так с организацией транспорта, и наш взвод уехал на позиции лишь через два часа. Пришлось всячески согреваться на плацу. В итоге, забившись в УРАЛ, как сельди в бочку (все хотели попасть на игру побыстрее, и кому-то в течение около 40 минут пришлось ехать в неестественной позе), мы попали в игровую зону.

Там мы о погоде и недочётах организации уже совсем забыли. Прежде всего — благодаря группе имитации, чья работа была на высоте: отовсюду слышались выстрелы из огнестрельного оружия (стреляли холостыми), в зданиях горели оконные рамы, бахали взрывпакеты группы имитации и страйкбольные гранаты тех взводов, которые уже штурмовали здания. Я на играх, подобных «Заре», был первый раз и с таким высоким уровнем имитации ещё не сталкивался.

Ночная фаза — это очень специфическая часть страйкбольной игры, сопряжённая со многими проблемами. К ней люди готовятся заранее, в течение продолжительного времени. Покупают приборы ночного видения (ПНВ), «трассерные» системы, при помощи которых производится подсветка специальных шаров, мощные фонари и прочее снаряжение.

Перед «синей» стороной, за которую я играл, поставили задачи захвата ценного груза (ящиков с ПЗРК) и последующей обороны здания. Наша группа получила задание и выдвинулась к месту его выполнения. Те, у кого не было ПНВ, традиционно шли «хвостом» за теми, у кого они были. Глаза в темноте привыкают, но стоит «поймать» ими луч мощного фонаря, и в течение какого-то времени ты снова ничего не видишь. Ночная фаза закончилась около двух часов, и мы, снова загрузившись в УРАЛы и БТРы, выдвинулись к лагерю, где обсуждали, как прошла фаза, разбирали ошибки и делились впечатлениями.

Вертолет ВВС России
Вертолет ВВС России
(с) Фотограф игры «Заря» Данила Целяев

Второй день начался с того, что прилетели два вертолёта Ми-8, и около 120 счастливчикам удалось почувствовать себя участниками воздушного десанта. Мне не повезло, но зато я смог увидеть этот процесс со стороны.

Воздушный десант
Воздушный десант
(с) Фотограф игры «Заря» Данила Целяев

После этого мы снова загрузились в машины и выдвинулись на другую часть полигона, где расположена учебная деревня. В этой фазе организаторы задействовали технику по-максимуму, лично мне удалось впервые в жизни проехаться в десантном отделении БМП-2 (в БТР-80 я ранее уже ездил). Водители традиционно не стеснялись, и мы получили море впечатлений от транспортировки (шлемы очень помогали тем, у кого они были). Забавный момент: в БМП мы грузились раза три, поскольку ожидали приказа на выдвижение, а он всё не поступал. Дизель немного дымил, и мехвод периодически открывая заднюю дверь, заглядывал к нам и спрашивал о том, живые ли мы, предлагая подышать свежим воздухом. Мы, конечно, не отказывались. Стоит отметить, что десантный отсек БТР-80 по сравнению с БМП — просто «гостиница».

БМП-2
БМП-2
(с) Анна Андреева

С точки зрения страйкбола, та часть полигона, на которой проходил второй день, для игры не очень подходила: местность открытая, и сильный ветер постоянно сдувал шары в сторону. Впрочем, все с этим смирились, и игра вышла достаточно динамичной, в частности, кому-то (включая меня) пришлось много побегать от техники (стоит отметить, что это достаточно бесполезное занятие).

Во время игры
Во время игры
(с) Анна Андреева

Те, кто привез на «Зарю» специальные игровые средства, пытались поразить машины, включая танки Т-72. Один из них во время штурма позиций произвел выстрел.

Т-72
Т-72
(с) Анна Андреева

Во время второй ночной фазы перед синей стороной поставили задачу не дать противнику захватить некую «свечу». К сожалению, как потом мне пояснили другие игроки, её на позиции почему-то не оказалось, и оборонять, по сути, было нечего. Победу в итоге не засчитали ни одной стороне.

Наверное, самым удачным с точки зрения страйкбола получился третий день игры. «Синяя» сторона должна была выдвинуться на технике в новую часть полигона, найти в полевых укреплениях и ближнем лесном массиве три ящика с ПЗРК, защитить их, а затем перевезти два оставшихся ящика в укрепрайон и отбить штурм. «Желтые», соответственно, в процессе штурма должны были эти ящики захватить.

Местность была очень интересной для игры: с открытыми пространствами, лесными массивами, окопами и прочими укреплениями. На этой фазе также задействовали много техники. «Синим» в итоге удалось отбить штурм, и на этом «Заря-6: Операция «Тайфун» закончилась. Итоговый счет — 5:5, т. е. ничья. Не все игроки согласились с подобным решением организаторов, но, стоит отметить, на больших играх редко когда бывает иначе.

Перед построением
Перед построением
(с) Анна Андреева

Большая игра открытия сезона — это всегда масштабное событие в жизни страйкболиста. Зимой в России не очень-то поиграешь, по понятной причине — холодно. Температура окружающей среды предъявляет особые требования к экипировке, и прежде всего, к «приводам» (так в среде страйкболистов называют игровое «оружие») — риск их поломки при температуре ниже нуля многократно возрастает. Конечно, многих все эти проблемы не останавливают: кто-то играет на крытых полигонах, а кто-то продолжает играть на улице со специально подготовленными для этого «приводами». Но, как бы то ни было, зимой людей играет намного меньше, поэтому первые большие весенние игры собирают максимальное количество участников.

В первый раз на открытие в Челябинск я попал ещё в 2009 году. Ещё тогда меня удивило, что челябинские организаторы смогли наладить контакт с силовиками: на игре присутствовала такая техника, как БТР-80 и бронеавтомобиль «Тигр». В Перми тогда о таком мы могли только мечтать. Впоследствии Челябинск не раз удивлял нас подобным образом. Екатеринбург в тот период двигался в несколько ином направлении: ребята для игр переделывали различную отечественную технику во всякие «Хаммеры» и «Абрамсы» и иногда задействовали грузовую технику ДОСААФ.

Сегодня многое изменилось. Практически каждый страйкболист знает, что такое «Сутки на броне» (самая масштабная игра в России, которая проводится на армейском полигоне Алабино в Московской области при участии Минобороны), многие слышали про «Зарю». Министерство обороны РФ посчитало, что его участие в подобных мероприятиях имеет смысл, и создало соответствующие программы в рамках военно-патриотического воспитания граждан.

Игрок
Игрок
(с) Анна Андреева

Последние три года я сделал паузу в своей страйкбольной деятельности и не особо следил за происходящим, хотя и понимал, что развитие движения не стоит на месте. Поэтому когда я ехал на «Зарю», то я не очень понимал, что именно меня ждёт. У меня был опыт участия в играх, в организации которых участвовали структуры Министерства обороны, и могу сказать, что это явление неоднозначное, ставящее перед организаторами весьма сложные задачи. Не все такие игры получаются хорошими с точки зрения страйкбола.

Надо понимать, что страйкбол — это всё-таки специфическое, но хобби, и страйкболисты — публика весьма разношерстная. Сама игра накладывает некие требования на поведение участников, в плане той же дисциплины. Если её не будет совсем — играть просто не получится, не выйдет наладить командное взаимодействие, что неминуемо приведёт к проигрышу.

Но уровень дисциплины в страйкболе всё же далек от армейского — никого из-под палки заставить делать ничего невозможно. Конечно, разные команды по-разному подходят к этому вопросу. Есть такие, где дисциплина сродни армейской (особенно если в них есть действующие военнослужащие), но есть и такие, в которых всё достаточно «либерально».

В связи с этим я выражаю глубокое уважение организаторам «Зари» и подобных игр — они проделывают просто титаническую работу. Сделать такую игру, с таким количеством техники, да ещё и без особых эксцессов — очень сложно. Всего в организации были задействованы около 40 человек.

Я человек от армии далёкий, но мне кажется, что Министерство обороны совершенно правильно решило встроиться в такое уже давно существующее в России явление, как страйкбол. На мой взгляд, польза от этого колоссальная.

Посудите сами: на различные сборы резервистов и всех прочих собрать просто так практически невозможно, кто-то вообще срочную службу в армии не проходил, а тут… Никого заставлять не надо, люди сами готовы ехать в другой регион страны, порой весьма удалённый (некоторые страйкболисты приехали из Москвы), готовы оплачивать игровой взнос, с радостью ходят в поле и получают опыт взаимодействия с военной техникой, охотно таскают на себе тяжести (кто-то добровольно одевает «разгрузки» и «броники» с весом, соответствующим реальному). Все получают возможность проверить уровень своей физической подготовки (у тех, кто этому уделяет недостаточно внимания, «батарейки» на игре садятся весьма быстро). Остаётся только ввести для желающих различные занятия и стрельбы, уверен — многие так же охотно будут в них участвовать.

Юнармия
Юнармия
(с) Фотограф игры «Заря» Данила Целяев

Конечно, некий налёт несерьёзности в этом будет присутствовать, поскольку страйкбол — это всё же игра, в которой участвуют гражданские лица. Но, повторюсь, на мой взгляд, польза от этого с точки зрения военно-патриотического воспитания граждан и их подготовки всё-таки колоссальная.

Уверен, многие задаются вопросом: почему в страйкбол играют действующие военнослужащие? Которые, казалось бы, должны считать это занятие несерьёзным. Об этом — наша следующая статья, на вопросы ИА REGNUM ответит один из организаторов «Зари».

Читайте ранее в этом сюжете: В страйкбольной игре «Заря-6» задействовали до 40 единиц техники Минобороны

Читайте развитие сюжета: Почему военные играют в страйкбол?