Конюшенное ведомство Петербурга: между руинами и новой доминантой

В Северной столице до сих пор не могут решить, что делать с «черным пятном» на карте исторического центра

Карина Саввина, 24 мая 2019, 17:11 — REGNUM  

Судьба Конюшенного ведомства — «черного пятна» на сердце Петербурга — до сих пор не решена. Имеющийся проект реконструкции от студии Сергея Мишина и компании «СТАРТ-Девелопмент» называют одновременно сырым и несвежим — ему уже больше года, и дальше дело пока не идет. Одна из причин — в городе не могут решить, чем наполнить гигантские пространства в историческом центре Северной столицы.

В один ряд с Эрмитажем

Несколько лет назад Смольный отдал Конюшенное ведомство бизнесменам, братьям Зингаревичам, которые вознамерились устроить там апарт-отель. После массового недовольства градозащитников и общественности Смольному пришлось этот комплекс отбивать обратно — взамен бизнесменам отдали несколько знатных участков под гостиницы в других районах города. Власти занялись поисками нового проекта. Но Конюшенное ведомство помнит еще петровскую эпоху, и так долго ждать решения своей судьбы оно не может: четыре постройки были снесены, а западный портик здания постепенно сползает в Мойку. Сейчас этот «нарыв» прикрыт довольно безобразной тряпочкой.

Компания «СТАРТ-Девелопмент» Захара Смушкина предложила новый проект, который, впрочем, тоже не может сдвинуться с мертвой точки уже второй год. Согласно этой концепции, там должно появиться многофункциональное арт-пространство, чтобы из диптиха — Эрмитажа и Русского музея — Конюшенное ведомство создало бы триптих с современным наполнением.

«Было четыре строения, которые были снесены в последние годы, сейчас идет речь об их воссоздании полном или частичном», — сказал говорит архитектор Сергей Мишин. Его мастерская проанализировала план центральной части Петербурга. Основными доминантами здесь, безусловно, являются Эрмитаж, Русский музей, Филармония, Инженерный замок. Все они образуют некий «культурный» ареал. Но «пятно» Конюшенного ведомства напрочь выключено не только из культурной жизни, но и из жизни города вообще.

Выйти из тупика

В XVIII веке можно было пройти с Невского проспекта к зданию Конюшенного ведомства, так как их соединяла Рождественская улица — довольно широкая, ограниченная с двух концов церквями, что создавало перспективу. Затем эта улица была застроена. Известно, что каждый царский период создавал «свой Петербург» на архитектуре предыдущего, что-то сносили, что-то надстраивали. Мишин называет Конюшенное ведомство уникальным сооружением, которое еще помнит петровскую эпоху.

Архитектор хочет максимально задействовать внутреннее пространство дворов, сделать ведомство «пористым», пробив различные ходы, значительная часть которых — это исторически заложенные арки, которые необходимо открыть, чтобы «пустить туда город». Единственная арка, которую он считает необходимой, но которой не существует — это продолжение Малой Конюшенной улицы с Невского проспекта.

«Сейчас она упирается в идиотский памятник городовому, и дальше тупик. Если раскрыть арку, то мы получаем исторически существовавший прострел, можно будет, пронзив Конюшенное ведомство, выйти на набережную Мойки, появится новый маршрут. Это спорный вопрос, он нуждается в обсуждении с градозащитниками, обсуждении законодательной чистоты этого решения, но я считаю, что оно важно для города», — заявил Сергей Мишин.

Стоит заметить, что с ним согласен и архитектор Юрий Земцов. Так двор станет полноценной городской площадью, закрытой от шума и транспорта, какие встречаются в Италии и Испании. «Это большое, но тихое, уютное, камерное городское пространство, нечто вроде городской гостиной», — добавил Мишин.

Он считает, что у комплекса есть потенциал превратиться в настоящую доминанту. Площадь Конюшенного ведомства сопоставима с комплексами зданий на площади Сан-Марко в Венеции или даже Лувром. Масштаб зданий и внутренних холлов тоже гигантский. Даже Георгиевский зал или Галерея 1812 года в Эрмитаже существенно меньше.

«В общем, мы располагаем сейчас четырьмя большими залами высотой примерно 12 метров площадью по 1300 метров. Это пространства, равных которым трудно найти в нашем городе по размерам», — сказал Мишин. Он предлагает сделать там «территорию взаимодействия различных культур». При этом основной ценностью останется аутентичность. «Меньше всего я хотел бы, чтобы это здание превратилось в новое, выхолощенное, мертвое воссоздание памятника», — подчеркнул архитектор.

Классика или современность?

На данный момент предполагается, что внутри разместится музей современного искусства, которого в Петербурге сейчас в принципе нет. При этом не исключено появление там и других институций: музея места, музея, связанного с Пушкиным, библиотек.

Однако не все готовы согласиться отдать Конюшенное ведомство именно современному искусству. Заместитель председателя регионального филиала ВООПИиК Александр Кононов вообще запретил бы употреблять слово «проект» относительно мишинской концепции, так как «мы находимся еще в самом начале пути». «Это даже не концепция, а предконцепция», — сказал он.

С точки зрения функционала, ВООПИиК не согласен, что здесь должен быть именно музей современного искусства, так как здание было построено по классическим законам. «Это предполагает, безусловно, музейную функцию, но более широкого плана. Можно было бы привлечь наши ведущие музеи», — полагает Кононов. Например, коллекции Музея истории города не выставляются, очень редко удается видеть и крупномасштабные экспонаты Эрмитажа и Русского музея.

Галерист Лиза Савина напомнила об экономической целесообразности музейного дела в принципе, особенно с учетом частных инвестиций. Чего в Петербурге явно не достает, по ее мнению, так это действительно большой выставочной площадки. Например, даже для Форума современного искусства, который грядет в августе. Единственное здание, которое готово вместить проекты подобного масштаба — это Манеж, и площадка там расписана до 2021 года.

«Нет места, где можно сделать консолидированную программу. Возможно, нам нужен не музей современного искусства, потому что это тяжкое бремя коллекции, которую надо покупать и хранить, и занимает огромный финансовый ресурс. А альтернативное Манежу кунстхалле, которое могло бы объединить всех игроков рынка — не то чтобы нужно, а физически необходимо», — подчеркнула Савина.

Арт-критик Дмитрий Пиликин несколько настороженно отнесся к упоминанию музея современного искусства, потому что у Петербурга не очень хороший опыт в этой сфере. По его словам, долгое время девелоперы с помощью этого термина «пытались отыграть какие-то хитрости». Одним из таких печальных примеров стал Варшавский вокзал, где тоже гордо анонсировали подобный музей, а устроили торговый комплекс.

Тем не менее проект Мишина он оценил, а также отмел критические замечания по поводу того, что петербургская — в том числе и культурная — общественность «делит шкуру неубитого медведя», когда рассуждает о наполнении Конюшенного ведомства на столь начальных этапах.

«Много раз это проходили в музейной практике. Когда для музея великий архитектор строит, а потом музей мучается, как это освоить. Это чудовищная практика. Только работа, изначальное проектирование вместе с архитекторами дает результат. К счастью, тот проект, который показал Сергей Мишин, достаточно взвешенный. Хотя есть лакуны для дальнейшего обсуждения, можно еще что-то подправить», — заметил Пиликин.

Подземный «космос»

Одной из таких «лакун» остается дилемма подземного пространства: стоит ли рыть под Конюшенным ведомством, устраивать там парковки или даже музейные залы. Александр Кононов призывает вспомнить о проекте братьев Зингаревичей, который был серьезно раскритикован. На данный момент якобы нет информации о состоянии грунтов в районе ведомства, однако, утверждает Кононов, Зингаревичи рапортовали о таких исследованиях.

«Они декларировали о том, что да, ситуация подземная изучена, материалы есть, технические отчеты есть», — сказал Кононов.

Главный архитектор Петербурга Владимир Григорьев убежден, что строить парковку под землей будет не сложнее, чем полететь в космос. А посему отказываться от нее было бы глупо.

«Я считаю, что освоение подземного пространства безусловно нужно. Опасения оправданы, но это опасения любого человека, которому понятно, что полететь в космос — это очень сложно, там перегрузки, и надо в ракету как-то залезть, но тем не менее в космос мы летали и летаем, и не сделать подземное пространство и подземную парковку — это довольно странно», — полагает Григорьев.

Он напомнил, что инвестору будет сложно представить себе экономическую целесообразность проекта, если заложить в концепцию только реставрацию и сохранение памятника культуры. А как определить пределы этого бизнес-проекта, убежден Григорьев, знает только сам инвестор, который должен сделать процесс экономически выгодным.

«Мне кажется этот проект очень важным для города, и жалко, что он двигается с таким трудом. Почему с таким трудом, я понять не могу. Я не разбираюсь в экономике и, наверное, не должен высказываться про искусство, а что касается архитектуры и градостроительства — безусловно, центр города нуждается в развитии. У нас катастрофически не хватает общественных пространств любого вида. И музеев, и кунстхалле. Наверное, по-русски это звучало бы «художественная галерея». Не знаю, почему русский язык не нравится людям», — счел необходимым отметить Григорьев.

Плацдарм для новой культуры

Глава «СТАРТ-Девелопмент» Захар Смушкин подтвердил, что инвестор в первую очередь оценивал экономическую целесообразность проекта. В целом девелоперу всё равно, кому сдавать в аренду помещения, а за их наполнение должен отвечать наниматель.

«Для начала надо понять, мы строим его или не строим? Наш первый подход заключался в том, чтобы проект был экономически самодостаточным. Поэтому изначально мы отказались от проекта отдельной реставрации Конюшенного ведомства. Это чисто затратная история, кто бы ее ни делал, будет иметь дефицитный бюджет всегда», — заявил бизнесмен.

Использование подземных пространств тоже обусловлено экономической моделью проекта. Кроме того, компания указывает и на необходимость определенных вливаний и из городского бюджета. «Мы об этом, не скрывая, сказали на презентации еще год или полтора назад», — добавил Смушкин.

Уже во вторую голову следует решать вопрос общественной адаптации зданий, что, впрочем, компания тоже считает очень важным. По мнению Смушкина, общество должно само принять структуру функциональности, на которую оно готово — при исторической сохранности объекта, которая не обсуждается.

Пока, по мнению девелопера, здесь вся полемика и происходит. В его понимании, Конюшенное ведомство могло бы стать этаким плацдармом для новой культуры, хоть в визуальной, хоть в пластической форме. «Мы же понимаем, что если говорить о классическом искусстве, то в одном небольшом пространстве можно разместить 20 портретов великих генералов. А если говорим об абстрактном искусстве, то одна картина требует одну стену», — заметил Захар Смушкин.

Он указал на потребность в реализации частных коллекций, организации выставок огромного числа художников, которые живут в регионах и вообще нигде не выставляются.

«Главное, чтобы была объективная селекция этих работ, чтобы был создан некий художественный совет, не зависящий от владельцев здания, который и должен определять, что хорошо, а что плохо. Вот он, принцип западного либерального отношения к искусству. А как это будет называться — кунстхалле или не кунстхалле — это другой вопрос», — добавил Захар Смушкин.

В противном же случае петербуржцам предстоит наблюдать, как Конюшенное ведомство постепенно превратится в руины. По мнению бизнесмена, обсуждаемый проект выглядит несвежим именно потому, что изначально он был достаточно продуманным, так что за последние 1,5 года особенно в нем ничего не поменялось.

«Мне искренне сегодня кажется, что он самодостаточен», — заключил девелопер.

Справка:

Конюшенное ведомство занимает участок площадью 2 га в центре Петербурга, недалеко от храма Спас-на-Крови и Русского музея. Первое здание Конюшенного двора было построено архитектором Гербелем в 1720—1723 гг. В 1817—1823 гг. архитектор Василий Стасов перестроил старое здание, сохранив конфигурацию и стены. Центральный объем симметричного здания — церковь Спаса Нерукотворного Образа, где в 1837 году отпевали Пушкина. За главным корпусом сохранились фрагменты Конюшенного двора: экипажные сараи, мастерские (середина XVIII в. — 1840-е гг.).

Императорское Конюшенное ведомство — уникальный памятник культуры, который в настоящий момент находится в аварийном состоянии и требует принятия срочных мер по реновации.

Читайте ранее в этом сюжете: В Конюшенном ведомстве Петербурга предлагают выставить экспонаты музеев

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail