До выборов в Европарламент, которые пройдут в воскресенье, 26 мая, остались считанные дни, и в ход пошла тяжелая артиллерия. В случае с Италией — католические епископы, которые прямым текстом сообщили пастве, за кого следует голосовать. Точнее говоря, за кого не следует: за вице-премьера Маттео Сальвини, лидера самой популярной партии страны — «Лиги».

Маттео Сальвини
Маттео Сальвини
Иван Шилов © ИА REGNUM

Сальвини мешает прибывать в Италию мигрантам и вообще он ненастоящий католик — так звучит позиция значительной части иерархов. Их оппоненты убеждены, что такая политика для Церкви самоубийственна: если в Италии не голосовать за тех, кто против миграции, то придется голосовать за тех, кто за аборты и против распятий в школах. За тех, кто, если называть вещи своими именами, против Церкви.

Против миграции

Формальный повод для спора — отношение к нелегальной миграции. Сальвини выступает за ее резкое ограничение. Обещание побороть миграцию год назад принесло ему 17% на национальных выборах и место главы МВД. Реальные успехи (поток мигрантов сокращен на 90%) увеличили рейтинг еще в два раза.

Сальвини успешно монетизировал раздражение граждан против миграции. Ведь граждане видят не только обложки газет с плачущими детьми нищих мигрантов — они видят также улицы своих городов и хорошо одетых, ничем не занятых, нередко торгующих наркотиками и еще чаще некрасиво себя ведущих молодых людей со смартфонами.

Платят за них сами граждане Италии, причем совсем недавно расходы составляли более 1000 евро в месяц на каждого — в Италии есть несколько миллионов человек, которые зарабатывают меньше. Еще одно из многочисленных последствий — ситуация на рынке труда: чем больше мигрантов, которых можно нанять за небольшие деньги, тем ниже зарплаты у всех остальных.

Мигрант
Мигрант

Лодки с плачущими детьми — это миф; реальность — это билеты по тысяче евро и жизнь без перспектив, подталкивающая к преступлениям; не нужно поощрять нелегальную миграцию, которая приносит только зло и самим мигрантам, и тем, к кому они приезжают — так звучит позиция «Лиги».

Помимо политически-бытового уровня, есть и идеологический. Неправительственные организации, доставляющие мигрантов, финансируются миллиардерами во главе с Джорджем Соросом, и этого никто не скрывает. Сторонники Сальвини уверены, что Сорос не может ничего делать просто так. И что цель его — в том, чтобы сделать «мигрантами» всех.

Те же самые люди, которые требуют принимать мигрантов, рассуждают и о том, что владеть собственным жильем не так уж и обязательно, достаточно арендованного. Теневые владельцы Европы хотят лишить ее граждан корней, сделать их мобильной и низкооплачиваемой рабочей силой — так звучит идеологический бэкграунд.

За миграцию

Католическая Церковь в последние годы выступает с противоположных позиций — хотя так было далеко не всегда. Папа Бенедикт XVI ввел в оборот знаменитый тезис о «праве не эмигрировать». Он предлагал смотреть не только на саму миграцию, но и на ее причины. И причины эти — начиная с развязывания войн на чужих континентах — удалять.

Но шесть лет назад новым папой был избран Франциск, выходец из Аргентины и носитель совершенно иной традиции. Он выступает скорее за, чем против миграции не потому, что дружит с Соросом, а потому, что воспринимает миграцию как данность и намерен работать уже с последствиями. Он и сам, в конце концов, в известном смысле мигрант.

Работа эта должна заключаться в евангелизации. Итальянская молодежь в большинстве своем относится к вере прохладно (хотя в сравнении с другими странами здесь все в порядке), а вот мигрантов можно и нужно принимать и обращать. Папу скорее устраивает мир без границ, потому что он верит: до перемещающихся можно будет донести благую весть.

Время от времени Франциск оговаривается, показывая, что не является совсем уж абсолютным сторонником политики бесконечной миграции. Также нельзя сказать, чтобы ее поддерживали все без исключения иерархи. Однако доминирующей является именно эта позиция.

Папа Римский Франциск
Папа Римский Франциск

Контекст

Итальянские партии в вопросе о мигрантах делятся на две группы. Так называемые «правые», то есть Сальвини, Берлускони и «Братья Италии» — резко против. Бывшая правящая Демократическая партия — за. Между ними мечется антиэлитное «Движение 5 звезд», которому принадлежит две трети постов в нынешнем правительстве. Раньше они были против, потому что это приносило голоса, теперь они за, потому что больше не приносит: все бонусы от борьбы с миграцией забрал коллега-конкурент Сальвини.

И как же эти промигрантские партии относятся к христианству? «Движение 5 звезд» месяц назад подвергло острейшей критике веронский Семейный конгресс, организованный партией Сальвини. Лидеры «Движения» назвали «средневековым» отношение участников форума к абортам как к убийствам.

Демократическая же партия — это та самая, которая убирала из документов слова «папа» и «мама» (теперь Сальвини их туда возвращает), из школьных классов — распятия (возвращаются и они), которая санкционировала в Италии гей-парады и гражданские однополые «браки». Казалось бы, у итальянских иерархов не должно быть никаких иллюзий. Однако их отношения с демократами — куда лучше, чем с Сальвини.

Молитва
Молитва

Спор о катехизисе

До недавнего времени конфликт держался в рамках разумного, но в мае он начал за эти рамки выходить. Епископ Доменико Могаверо заявил, что Сальвини не может называть себя христианином, поскольку его взгляды и действия несовместимы с христианством. И более того — что христианами не должны считать себя и те, кто голосует за Сальвини.

Это был сказано в отношении трети граждан страны, примерно сто процентов которых считают себя католиками. Однако никакого окрика «сверху» не последовало — наоборот.

Глава конференции епископов Италии Гуалтьеро Бассетти заявил, что тем, кто считает себя католиком, на предстоящих выборах следует поддержать партии, которые выступают за принятие мигрантов. Потому что Италия должна быть «лучшим лицом Европы». Чтобы никто не сомневался, против кого направлен выпад, в следующей фразе Буссетти заявил, что розарий в руках Сальвини на митинге — это недолжное использование религиозных символов.

Сальвини ответил, что свою христианскость он демонстрирует своей работой. Чем меньше поток мигрантов, тем меньше смертей в море. Далее он сделал ход конем и процитировал катехизис католической церкви, где сказано, что мигрантов нужно принимать, но лишь «насколько это возможно» (пункт 2241). А все возможные пределы, по его мнению, давно превышены.

Конечно, розарий в руке и обращение к Деве Марии с просьбой о поддержке — это и риторика тоже. Сальвини не похож на мыслителя и не пытается его изображать. Его образ — «последний нормальный человек в политике». В том числе — носитель традиционных ценностей. Отсюда — обещание «вернуть Европе христианские корни».

Но что же заставляет епископов измерять глубину веры Сальвини, ведь к демократам у них не было и нет и намека на подобную подозрительность? Почему тот, кто, с их точки зрения, лишь изображает из себя католика, опаснее тех, кто борется с Церковью и христианскими ценностями прямо и открыто?

Наблюдатели теряются в догадках.

Священник
Священник

Потерять не только молодежь

Сейчас весь этот спор ведется скорее на теоретическом уровне. На конкретных приходах и прихожанах, за редкими исключениями, он не сказывается. Однако пессимисты полагают, что если епископы продолжат в том же духе, то ничем хорошим для Церкви в Италии это не кончится.

Понятно, когда о неизбежности и даже благе миграции рассуждают владельцы финансовых потоков и журналисты принадлежащих им изданий. И те, и другие на этом зарабатывают. Но когда с аналогичными высказываниями выступают епископы, это означает, что как-то уж слишком далеки они от народа. Причем не только от итальянского.

Не так уж трудно ответить на вопрос, какая из двух ситуаций больше унижает мигрантов. Первая — когда мигрантов не впускают, потому что их уже слишком много. Вторая — когда их подталкивают к миграции, продают дорогие билеты на резиновые лодки, селят в социальные центры с прямой перспективой работать на черном рынке, и это еще в лучшем случае.

Пессимисты отмечают: чем реже епископы будут посещать предместья собственных городов и чем чаще они будут говорить вслух, что граждане, которые против миграции (а это куда больше половины страны), ненастоящие христиане — тем скорее эти епископы добьются исхода из Церкви вслед за молодежью и тех, кто постарше.