Организация Церкви начинается с апостольства и социального служения

Христиане с зарождения своей организации делали всё, чтобы слово не расходилось с исполняемым делом

Игорь Бекшаев, 12 мая 2019, 10:22 — REGNUM  

В сегодняшнем, 12 мая, воскресном чтении Деяний апостольских можно видеть, как организовывалась с самого начала Церковь:

«В эти дни, когда умножились ученики, произошел у Еллинистов ропот на Евреев за то, что вдовицы их пренебрегаемы были в ежедневном раздаянии потребностей. Тогда двенадцать Апостолов, созвав множество учеников, сказали: нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о столах. Итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святаго Духа и мудрости; их поставим на эту службу, а мы постоянно пребудем в молитве и служении слова. И угодно было это предложение всему собранию; и избрали Стефана, мужа, исполненного веры и Духа Святаго, и Филиппа, и Прохора, и Никанора, и Тимона, и Пармена, и Николая Антиохийца, обращенного из язычников; их поставили перед Апостолами, и сии, помолившись, возложили на них руки. И слово Божие росло, и число учеников весьма умножалось в Иерусалиме; и из священников очень многие покорились вере» (Деян.VI:1−7).

Кто обделял вдовиц эллинистов — здесь понять невозможно. Не исключено, что раздаяние потребностей поначалу происходило на добровольных началах и носило характер спонтанный. В результате возникла дискриминация. Подробности происшествия не указаны, но явно уже с самого начала христианской проповеди возникло и имело место неравенство, при котором социальными «меньшинствами» пренебрегали. Причин, возможно, было несколько, не обязательно везде имела место злонамеренность. Попробуем разобраться в возможных причинах.

В те времена социальная защита была еще хуже, чем ныне. Вдовы, то есть женщины, потерявшие своих мужей, становились самой, пожалуй, незащищенной прослойкой общества, пенсий тогда не было, незащищенные были предоставлены сами себе. Мы далее из посланий апостола Павла можем видеть, что подобная инициатива христиан помогать наиболее незащищенным элементам встречно вызвала волну побирательства, находились такие, которые выдавали себя за вдов, так что с какого-то момента вдовы стали сильно даже докучать, что потребовало от Павла даже отдельно писать об этой категории граждан.

Здесь особого внимания заслуживает увещевание Павла к апостолу Тимофею, где он требует вдов «почитать», но только тех, которые «действительно вдовы» (1Тим:5). По всей видимости, серьезное отношение к вдовам быстро стало падать по очень многим причинам. Одной из них являлась повышенная экзальтация — особенно молодых — вдовиц. Вот что об этом сообщает Павел: «Молодых же вдовиц не принимай, ибо они, впадая в роскошь в противность Христу, желают вступать в брак» (1Тим 5:11).

Здесь очень неточный перевод, ибо речь идет не о том, что они, противясь Христу, хотят снова замуж, ибо такой перевод перечеркивает дальнейшие слова Павла: «Итак, я желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак, рождали детей, управляли домом и не подавали противнику никакого повода к злоречию» (1Тим. 5:14). А о том здесь речь, что они почитали себя уже замужем и не за кем-нибудь, а за Христом. «Утешаются Христом» переведено у Лопухина, но и это не совсем точно. Правильнее — «увлекаются», «испытывают порыв». И в этом «порыве» почитают себя замужем ни много ни мало за Христом.

То есть культ «невест Христовых» стал возникать с самого начала, возможно, даже имел поддержку, ну и если вдова себя позиционирует в таком статусе, то вполне могла для себя требовать и привилегий, и даже прибавки в обслуживании. По этой причине вдов с самого начала уже сортировали, не просто раздавали им вспоможение, но и возлагали на них социальную нагрузку: «Вдовица должна быть избираема не менее, как шестидесятилетняя, бывшая женою одного мужа, известная по добрым делам, если она воспитала детей, принимала странников, умывала ноги святым, помогала бедствующим и была усердна ко всякому доброму делу».

Не исключено что по этой или иной схожей причине хорошо знающие друг друга и своих близких люди охотнее помогали тем, кого знали лично, ибо все же «еллинисты», то есть прозелиты и евреи из иных уголков Империи, общавшиеся между собой по-гречески, были чужаками для довольно сплоченных евреев. К тому же в среде «еллинистов» могли возникать весьма причудливые формы понимания как миссии Христа, так и миссии христиан в мире. Во избежании путаницы и дискриминации апостолы решили взяться за дело благотворительности более организованно.

Фраза о том, что «нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о столах», очень популярна среди нынешних христиан. Но они не сильно вникают в ее подлинное содержание, сразу переносясь к мысли, что пещись вообще о чем-либо, кроме «слова Божьего», не стоит совсем. И по сей причине они все погружены в «слово». То есть бесконечное цитирование того, что написано две тысячи лет назад. Это очень, очень важное занятие — на все подряд находить нужное «слово».

Между тем забывается, что на социальное служение были избраны люди изведанные, мудрые и исполненные Духа. И что по меньшей мере один из них — Стефан — не оставлял слов, преследовался за слова и погиб за слово Божие. Апостолы же не могли оставлять слова не потому, что им плевать было на социальное служение, а потому, что апостолом считался человек, не привязанный к конкретному месту. Нынешние христиане разве бродят по свету, неся слово Божие людям? Да нет, сидят в соцсетях и там копипастой обмениваются цитатами.

Христианская Церковь, как мы видим, с самого начала своей организации делала всё, чтобы слово не расходилось с исполняемым делом. Нынешние же сокрушаются, что не могут достичь той степени духовности и исцелять прикосновением. Да кому нужны их прикосновения, организовались бы на что попроще полезное для начала.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail