Нижний Тагил. Хорошо помню этот город. На подъезде к нему, чуть вдалеке — клубы цветного дыма. Точно гигантский дракон переел красителей и пыхтит. Сам же город — весьма органичный сплав промышленности и искусства. Тут тебе и танковый завод, и галереи живописи и фоторабот. Могучий город.

Иван Шилов © ИА REGNUM

И вот здесь — очередное измывательство над людьми, над народом. На этот раз — над сиротой. Она встала на учет в управление социальной политики еще в 2013 году. Шесть лет прождала — и вот сироту направили в квартиру. Счастье! Но когда у нас оно было таким простым и доступным? В новой квартире не оказалось пола, входная дверь запиралась на болт, а оконные проёмы заколотили деревянными щитами. Ещё в 2017 году это место ужасов зафиксировали как непригодное для проживания.

Теперь представьте чувства несчастной сироты. Родителей нет, жизнь в детдоме, многие из которых в России подобны пыточным, ожидание своей крыши над головой, большие надежды, вера в лучшее и — счастье так близко. А потом — заколоченные окна. Что испытал человек, когда увидел всё это? Ему и без того тяжко, больно, а тут ещё и чиновники поиздевались.

Я могу написать тут лишь слова. Подбирать, искать их. Но как бы то ни было, они передадут лишь малую часть эмоций и чувств сироты. Потому что лишь некоторые могут понять то, что она испытала, глядя на то, как чиновники поиздевались над ней.

Вопиющий случай? Да, но и нет тоже. В том, собственно, и ужас. Повседневность, обыденность — в общем-то, уже и не изумляемся даже. Вот что страшно. Некоторые — а может, и многие — прочтут такую новость и скажут: «Ну это ж Россия, а что вы хотели?».

И, с одной стороны, действительно. Столь жуткие случаи ведь, мягко скажем, не редки. Как, например, в Севастополе, где ветеранов поселили не в квартиры, а в нечто сомнительное — с сюрреалистической планировкой, без газа и централизованного отопления. Перечислять подобные издевательства можно долго. Они разбросаны по России, как бомбочки — потому что взрывают народ, подрывают его доверие к государству.

И отчего так? Неужели чиновники, заселявшие сироту в Нижнем Тагиле, не знали о состоянии той квартиры? Сомневаюсь.

Брошенный дом
Брошенный дом
Skitterphoto

Подчас дело в глупости. Но это — не оправдание. Наоборот. Потому что именно с глупостью и в глупости зачастую происходят самые страшные, самые разрушительные вещи на свете. А её, этой глупости, в России стало тотально много. Человечество вообще — медицинский факт, пусть вас не обманывают байки о прогрессе, — стремительно тупеет. И в политике, и в искусстве, и в повседневной жизни — во всех сферах. А в России, кроме того, есть столь «прекрасные вещи», как уничтоженное образование и разваленная наука. Пусть и на бумаге всё вроде бы неплохо.

И это тоже аспект разрушения. Ведь есть два принципиально разных подхода. Первый — это когда в основе человек. Второй — это когда в центре всего бюрократическая закорючка. Не стоит обманываться, «для людей» и у нас, и в других странах редко и мало когда что делается. Мир потребления устроен не для обогащения (во всех смыслах) человека, а для его эксплуатации. Однако в последние времена (именно так) у нас даже перестали делать вид, будто что-то совершается для человека.

Процветает иной подход, иная схема. Откат на откате, суммы наверх переводишь, голоса даёшь, самому хватает — и хорошо. Как в монологе мэра Галагановой из фильма «Дурак» Юрия Быкова. Пересмотрите. Тут дело даже не в конкретных людях, а в том, что порядочный человек, попадая в подобную систему, должен либо самоустраниться, либо модифицироваться, встроившись в неё.

А постепенно отсеиваются все, кто изначально не подходит под заданные гнилостные стандарты. Они в принципе существуют за кругом коррумпированного радиуса. Не приближайся, не мешай. Оставайся вне зоны принятия решений. Данная система — на свой манер не бездушная машина, а, по сути, живой организм, который напоминает живой труп — бодренький, но разлагающийся от внутренних болезней и радиоактивных влияний извне. А вот действует он по предельно бездушным лекалам. Иные тут в принципе невозможны.

И сирота из Нижнего Тагила в них не вписывалась. Как и многие люди. Потому что сирота — человек. А таковой представляет не только вред, но и опасность для установленной схемы. Он может внести сумятицу и дисбаланс в идеальную череду цифр, демонстрирующую, как растёт благосостояние и комфорт общества, как улучшается наш дом Россия. Вот только часто для людей, не имеющих рычагов воздействия, не добившихся по тем или иным причинам успеха, среда обитания всё больше напоминает дом ужасов. И беда в том, что он, этот заколоченный проклятый старый дом, не имеет ничего общего с подлинной Россией. Той, которую мы любим, сколько бы на неё иные не кричали «уродина», и той, за которую нам необходимо бороться.