Россия — а точнее, та её часть, что припаяна к телевизору и медиа-шуму — обсуждает скандал на проекте «Голос. Дети». Его победительницей стала дочка АлсуМикелла Абрамова (наставница — Светлана Лобода). Зрители полагают, что выиграть должны были другие. Голосование за участников проекта велось через sms-голосование, и в нём отмечаются некоторые аномалии.

Голос. Дети
Голос. Дети
Okras

Вполне возможно. Шоу-бизнес — дело избранных. Дороги туда ведут не через постель даже, а через много постелей, к которым ещё пробраться нужно — через кумовство, кровные и другие связи, а также тысячи иных препон. Шоу-биз охраняется строго и трепетно, как нефтяные вышки. Посторонним вход воспрещён.

Конечно, хотелось бы, чтобы Россия обсуждала другие вещи — в связи с грядущим юбилеем Астафьева, например, его переписку с Эйдельманом. Но имеем то, то имеем. И всё же в связи с проектом «Голос. Дети» обсуждать надо совсем не победу дочери Алсу, а зло подобных передач в принципе.

Ведь такие шоу похожи на фабрики в Бангладеше, где малолетние рабы шьют одежду для тех, кто может себе её позволить. Да, на первый взгляд, у участников проекта есть выбор — участвовать в нём или нет. Но только на первый.

Потому чаще всего их тянут на шоу родители. И не ради детей, а исключительно ради себя. Ради удовлетворения собственных амбиций или преодоления собственных комплексов. Дети — это и ресурс, и одновременно возможность добиться того, чего сам не смог. Эксплуатация ребёнка, когда с утра до вечера он должен тренироваться петь, танцевать, а главное — ему всё время твердят: ты обязан добиться успеха, у тебя нет права на ошибку. Подобное и взрослого человека сломает, а шести-, семи-, восьмилетнего ребёнка?

Само общество внушает детям, что они должны попасть на экран. У каждого есть свои 15 минут славы, как сказал Энди Уорхол. Но 15 минут — слишком много, слишком жирно. Только, если повезёт. А так хочется. И вот пятилетняя девочка кривляется перед зеркалом, подражая то ли певице, то ли трансвеститу, засвеченному на экране. У неё есть микрофон — расчёска, она надела мамины туфли на каблуках. Она звезда.

Микрофон
Микрофон
NikolayFrolochkin

Но — у себя дома. А дальше начинаются отборы, конкурсы. Дальше стартуют крысиные бега, в которых нужно добиться успеха. Дойдут к финишу не все. Большинство отсеется — и навсегда запомнит свой проигрыш. А те, кто дошли — все ли они станут звёздами шоу-бизнеса, телевидения, медиа? Или — место кассира, работа в эскорт-услугах?

Был такой мальчик — Макколей Калкин. Тот, который снимался в «Один дома». Рано стал знаменитым. И не справился с ношей успеха. Где он сейчас? И насколько несчастна его жизнь? В гонке нет ничего хорошего. Для детей — особенно. А в раннем успехе — куда больше зла, нежели блага. Он разлагает.

Или ещё один мальчик — Майкл Джексон. Тот, которого отец эксплуатировал нещадно. Да, Джексон добился славы, но его травмы — нам рассказали о них. Впрочем, мы и без того знали. Несчастный, искалеченный человек.

Джексонами и Калкинами станут не все. А вот травмы в гонке получат многие. Навсегда останутся изуродованными. Превратятся в жертв, полных разочарования, обиды и высокомерия. Некоторые не успокоятся — и всю оставшуюся жизнь станут доказывать, что они достойны большего. Но нет — вот реальность: грязная, потная, суровая. И на экране — уже другие персонажи. Ты же, мальчик, которого тренировала Пелагея или Валерий Меладзе, повзрослел и никому не нужен. Сиди на кухне, пей пиво и — держись. Если сможешь.

К слову, вся эта история с наставниками — она ведь нелепая до ужаса. Чему может научить детей Лобода? Тому, как выбрать филлеры для губ? Или тому, как сметать всё на своём пути? Кто вообще все эти люди? Чего они добились? Кому интересны, кроме шоу-биза и аудитории телеканалов, впаривающих зрителям гнилостный коктейль из малаховых и бузовых?

Расскажите, какие наставники были у Кита Ричардса? Или у Курта Кобейна? Или у Роберта Планта? Хорошо, ладно, эти великие учились по записям. Они пострадали достаточно, чтобы стать иконами. Расскажите тогда, кто был наставником у Моцарта и Шостаковича. Лобода или Меладзе? Или кто посерьёзнее?

Светлана Лобода
Светлана Лобода
Okras

Проблема не в дочери Алсу и даже не в том, что любой конкурс — жуткая субъективность. Главная проблема — в гноблении детей, в навязчивом внушении им мысли, что они должны рвать жилы, дабы прославиться. Как в «Бойцовском клубе», помните? «Телевидение внушило нам веру в то, что все мы станем миллионерами, звездами кино и рока. Всё враньё. И мы начали это осознавать. И это приводит всех в ярость».

Да, когда-то и эти дети придут в ярость. Если переживут депрессию, если повзрослеют. Ведь «некоторые старятся раньше, чем успевают начать взрослеть». И тогда они спросят — сначала у родителей, а после и у общества: — ради чего всё это было? Почему вы загоняли нас? Клеили нам ресницы? Выбирали костюмы? Заставляли изображать взрослых на сцене? Ради чего? Почему не могли быть просто родителями? Почему не могли любить нас? Эти дети — жертвы проекта «Голос. Дети». И всех остальных. Тех, что делаются по франшизе. Тех, что не напомнят: между стремлением к славе и саморазвитием — пропасть, и на дне её лежат многие, присыпанные блёстками и разбитыми амбициями.

Позвольте детям быть детьми. И только. Свою порцию грязи они ещё получат — и без нас. Ещё наиграются в «успешных» и взрослых. Не отнимайте у них детство ради симуляции быстрой и лёгкой славы. Она не случится. Только боль, обида и разочарование. Да, и ещё записи в YouTube. Но они никогда не заменят детства. Наоборот.