Храм в московском парке заказывали?

Жители Новогиреево и Перово против стройки: очередной многолюдный митинг в Москве

Алина Енгалычева, 11 апреля 2019, 21:25 — REGNUM  

Градостроительная политика московской мэрии породила отчаянное сопротивление москвичей. Однако дело лишь спорами чиновников и горожан не ограничивается, в противостояние с гражданами, в частности, из-за строительства культовых сооружений в неподходящих для этих целей местах, регулярно вступает РПЦ. Этими противоречиями активно пользуются оппозиционные силы, которые еще больше накаляют градус противостояния и тем самым зарабатывают себе политические очки.

Алина Енгалычева, постоянный автор ИА REGNUM, жительница района и эксперт общественного экологического совета города Москвы, рассказывает о скандальном строительстве храмового комплекса на Зеленом проспекте и претензиях, которые рядовые москвичи выдвигают не только РПЦ и столичным властям, но и разномастным оппозиционерам, за их попытки оседлать народное негодование.

В тихом московском районе Новогиреево 6 апреля 2019 года состоялся митинг, который по количеству пришедших местных жителей превзошел самые смелые ожидания — во время проведения митинга более 1200 человек на 90 листах оставили свои подписи против строительства чего-либо в парке на Зеленом проспекте, в том числе против планируемого строительства храмового комплекса. Собравшиеся говорили о том, как власть игнорирует интересы множества людей, как застройщики и власти столицы, реализуя варварскую градостроительную политику, уничтожают остатки зелени в Москве, как власти города не оставляют людям выбора в методах защиты своих прав, толкая их на уличный протест.

Говорили также о нехватке зелени, парков, поликлиник и больниц, школ и детских садов, всего того, что мы называем «социалкой», и о причинах происходящего — варварской застройке города немыслимым количеством жилья, не считаясь ни с ограниченными территориальными возможностями столицы, ни с требованиями к нормальному и безопасному проживанию людей.

В подписных листах каждый сам вписывал свой адрес и дату, когда оставлена подпись. Как объяснили организаторы, такие меры потребовались для того, чтобы в будущем избежать попыток дискредитировать мероприятие, что постоянно происходит в отношении аналогичных митингов — дескать, подписывали «понаехавшие со всей Москвы» и совсем не во время митинга, а на митинге была «горстка, да и то не местных». (Подписные листы есть в распоряжении редакции).

На видеосъемке и на фотографиях хорошо видно, что действительно на этот митинг пришло очень много людей.

Показательно, что СМИ опубликовали данные о гораздо меньшем количестве участников — кто-то писал о 250 участниках, кто-то о 400, ориентируясь, возможно, на цифру, указанную в разрешении на митинг. Достоверную информацию отразило издание «Сокольники и весь Восточный округ», которое написало о 1202 подписях, собранных под резолюцией митинга.

Истинное количество участников на прошедшем 6 апреля митинге назвал Иван Климов, главный редактор информационного ресурса «Рупор Москвы», по его словам: «очень много пришло людей против любой застройки парка».

Надо заметить, что в 2014 году на митинге против стройки в этом парке было не меньше людей — более тысячи человек, как собственно и в 2015 году. Тем не менее власти проигнорировали мнение местных жителей, не отменив планы по застройке части парка, изъятой из общего пользования в ограниченное для РПЦ.

Не проявляя себя в течение пяти лет, застройщики вновь появились, вынуждая людей снова тратить свой выходной день, в очередной раз напоминая властям города и РПЦ о своем существовании и о своих правах.

На видео и на фотографиях видно, что в руках у пришедших людей нет ни одного флага, потому что этот митинг — пример самоорганизации гражданского общества и исключительной гражданской активности.

Уличная акция от начала до конца была организована и подготовлена простыми людьми, жителями района. В ее организации не принимали участия ни какая-либо партия, ни общественные движения. Тем не менее перед началом акции организаторы увидели, что два человека подняли флаги — один флаг движения Моссовет и один флаг «Левый фронт». По просьбе организаторов флаги были убраны.

Но позже стало понятно, что два человека с флагами появились на митинге не случайно: буквально сразу в СМИ появляется информация о том, что: «Как рассказал «СП» координатор «Левого Фронта» Сергей Удальцов, на акцию пришли около 400 человек — жители районов Новогиреево и Перово, представители МосСовета, «Левого Фронта», КПРФ, РКРП, партии «Яблоко».

Неужели цель «левых» сил — «пристроиться» и использовать многолюдный чужой митинг для собственного промоушена? При этом сознательно объявить об уменьшенном втрое количестве участников! На чью мельницу они льют воду? Именно это отворачивает людей от всех партий и движений. Почему от вас, господа, никуда не скрыться?

Самоорганизация граждан — ночной кошмар чиновника.

Может, не случайно всегда находятся те, кто дискредитируют активную гражданскую позицию обычных людей — тех, которых «поэтично» называют «местными жителями»?

Уважаемые и не очень, партии и общественные движения! Почему вы не даете людям возможности реализовать свое право на самоорганизацию? Почему вы постоянно приходите и разворачиваете свои флаги, не спросив организаторов и людей — а надо ли им это и хотят ли они этого?

Но вернемся к парку и стройке.

Во время протестов в 2014—2015 годах люди предлагали другие места под строительство, но власти всё это проигнорировали. Прошло пять лет. Люди расслабились и наивно решили, что стройки не будет. И вдруг в феврале 2019 года, когда отмечали дату вывода войск из Афганистана, в парк пришла огромная делегация в церковных одеяниях с иконами, и под камень заложили капсулу с землей Афганистана и… Сирии! И тогда же озвучили, что в ближайшее время начнется стройка.

Выяснилось, что в ноябре 2018 в Мосгордуме было даже проведено специальное мероприятие, чтобы придать пафосное патриотическое звучание захвату земли парка под застройку религиозным объектом.

Один из тех, кто озвучивал эти планы в Мосгордуме — «большой знаток» подобных действий депутат Мосгордумы Андрей Шибаев, заместитель председателя ветеранской организации инвалидов Афганистана. Он знаменит тем, что в 2015 году был уличен в использовании под пивной магазин помещения, предоставленного обществу инвалидов, на улице Суздальской в районе Новокосино (до «избрания» в Мосгордуму он был депутатом района Новокосино). В помещении, выделенном на безвозмездной основе организации ветеранов-инвалидов войны в Афганистане, был открыт пивной магазин.

При этом Шибаев, представляющий организацию ветеранов Афганистана, одновременно являлся соучредителем организации, открывшей этот магазин. В итоге районному Обществу инвалидов департамент городского имущества отказал в предоставлении площади для нужд общества, мотивируя это тем, что она уже была выделена ветеранам Афганистана.

Как тесен мир!

Если кто-то еще не знает, то вся эта история с некой несуществующей на самом деле «программой по строительству православных храмов в Москве» реализуется весьма специфичным образом. Целая армия неслучайных людей принимает в этом участие.

Как выяснилось, руководителем авторского коллектива Гильдии храмоздателей России является некто Андрей Анисимов. Он же указан архитектором планируемого комплекса в Парке на Зеленом проспекте.

В 1985 году глава Гильдии храмоздателей России Андрей Анисимов работал главным архитектором города Когалым и сидел в соседних кабинетах с Сергеем Собяниным — будущий мэр Москвы в то время занимал пост начальника коммунального хозяйства. «Я бывал в Москве и коробками привозил коллегам в Когалым чай «Бодрость», который всем в то время очень нравился, а на севере его не было. Мы любили пить чай в моем кабинете, он был очень уютным», — вспоминает Анисимов. В Москву Анисимов вернулся в конце 1980-х: запись об увольнении в его трудовой книжке подписывал тоже господин Собянин.

Главное зло на земле — это насилие.

Парк на Зеленом проспекте уникален тем, что здесь в 1992 году был установлен Памятник оставшимся без погребения «Скорбящие матери», выполненный по работе скульптора с мировым именем Вадима Сидура, музей которого находится неподалеку.

Памятник стали ассоциировать именно с Афганскими событиями, хотя сам автор не посвящал эту работу именно войне в Афганистане: скульптура была создана в 1972 году — за семь лет до начала ввода советских войск в Афганистан. На дату вывода войск из Афганистана в 1989 году автора не было в живых уже три года, а на момент установки памятника в 1992 году — шесть лет (Сидур умер в 1986 году). Этот памятник Вадима Сидура в Москве — единственный.

Страстное желание построить храмовый комплекс во что бы то ни стало, захватив часть парка — маниакально и вызывает серьезные опасения в свете того, что в последнее время работы Вадима Сидура вызывают особую ненависть у представителей тех, кто сейчас прикрывается этим памятником и оправдывает именно им необходимость застройки парка храмовым комплексом (подчеркну слово комплексом, поскольку это не просто здание для молящихся, но еще целый огромный перечень разнообразных построек и помещений самого что ни на есть земного назначения).

В 2015 году православные активисты устроили погром выставки работ Вадима Сидура в Манеже. В 2016 году патриарх назвал «жуткими» работы художника. Следственный комитет инициировал проверку работ Сидура на предмет выявления признаков религиозной ненависти.

Тем не менее именно парк, где установлен памятник авторства Вадима Сидура, заподозренного в «богохульстве» и «оскорблении религиозных чувств верующих», стал местом планируемого строительства очередного храмового комплекса под предлогом создания мемориального комплекса в память о погибших.

Учитывая приведенные факты, даже страшно представить, что придумают эти изобретательные умы в будущем. Теперь Парк на Зеленом проспекте упорно стали называть неправильным названием — Афганский сквер, хотя есть официальный ответ, что никакого переименования не было.

Делается это с определенной целью — дескать, очень патриотично построить храмовый комплекс на земле парка, назвать процесс «созданием мемориала погибшим», используя находящийся в парке памятник Сидура, который даже предположить не мог, что его имя будет одновременно и поругано, и цинично использовано РПЦ.

Мог ли предположить автор памятника, искалеченный душой и телом на войне с фашистами, нетерпимый к насилию и отразивший это неприятие во всем своем творчестве — думал ли он, что его работа станет предлогом для насильственных действий по захвату земли парка под застройку?

Думали ли когда-нибудь ребята-афганцы, не вернувшиеся домой или ставшие калеками на всю жизнь, что от их имени без их согласия будет происходить захват земли и помещений? Не говоря уже о том, что в Афганистан отправляли не только исключительно православных верующих — там воевали и погибали самые разные советские парни: мусульмане, иудеи, буддисты, атеисты и многие другие.

Думали ли люди, когда радовались установке этого памятника в 1992 году, что спустя почти тридцать лет любимый всеми памятник станет разменной монетой и предлогом для реализации хищнических планов по захвату земли парка? Разумеется, нет. И всё происходящее — позор, от которого не отмыться.

Парк или сквер? Вот в чем вопрос

Слово «сквер» вместо «парка» повторяют снова и снова, как заклинание. Только вот сквер от парка отличается размерами — сквер в несколько раз меньше. Так что можно предположить, что в итоге оставят местным жителям для прогулок и отдыха. Особенно красноречиво это просматривается на схеме пресловутого «проекта планировки», утвержденного постановлением правительства Москвы.

И хотя люди категорически возражают против строительства на этом месте чего-бы то ни было, в том числе храмового комплекса, и совершенно справедливо предлагают построить храм при реализации программы реновации, которая вовсю уже идет в районе — тем более, что планировка районов реновации в Москве будет предусматривать строительство храмов, о чем имеется официальная информация — это никто даже слушать не хочет, прикрываясь ветеранами Афганистана.

Ветераны-афганцы, выступившие на митинге, не одобряют происходящее. Как справедливо сказал один из них, лучше отдать матерям погибших те деньги, которые планируется потратить на застройку парка храмовым комплексом.

Такой вот «патриотизм»…

Жители ближайших домов однажды обнаружили в своих почтовых ящиках вот такие «агитки», где уже весь парк называется «парком храма» и погостом. Кроме того, в этих «посланиях» мирянам усматривается разжигание религиозной ненависти: мол, если не построим тут «исконно русской святыни», то вместо звона «родных колоколов» нас будут «значительно чаще и больше» тревожить «муэдзины, созывающие на намаз».

Каждый раз люди, которые раньше не сталкивались с происходящим, широко раскрывают свои глаза, начиная понемногу понимать суть вещей. Авторитет Церкви как общественного института катится по наклонной плоскости.

Но саму Церковь, похоже, это не очень заботит — патриарх просто предложил «умолкнуть» противникам строительства храмов, не вдаваясь в причины и подробности.

Продолжение следует…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail