В конце минувшей недели, 29−31 марта, в Вероне прошла встреча Всемирного конгресса семей, участники которого обсуждали способы поддержки семьи в современном мире. Конгресс вызвал острую полемику в итальянских СМИ. Сочетание нападок в прессе с ЛГБТ-манифестациями на улицах превратило атмосферу конгресса в оборонительную. Хотя такой атмосфера для христиан в Западной Европе, в том числе и в Италии, является уже довольно давно.

Атаки в прессе

Участие в работе конгресса приняли политические, общественные, религиозные деятели из десятков стран. Главной политической звездой стал вице-премьер Италии Маттео Сальвини — именно его партия «Лига» выступила организатором встречи.

Конкретные обсуждаемые на конгрессе вопросы мало интересовали критиков мероприятия. Исключением стало лишь появление в «наглядном материале» пластиковых копий абортированного ребенка. Это вызвало немало ахов. На то, как выглядит «право женщины на аборт», никому не хочется смотреть даже в пластике; уютнее защищать, не присматриваясь.

Недовольство критиков конгресса вызвала не конкретика, а сам тот факт, что кто-то в 2019 году может называть аборт убийством. И добавлять, что нужен если не запрет, то как минимум активная помощь будущим матерям с целью сделать всё возможное для предотвращения этого убийства. Недовольство вызывает тот факт, что кто-то в 2019 году может говорить, что «гей-союзы» — отнюдь не то же самое, что семьи. А потому и права (к примеру, на усыновление) у них должны быть отнюдь не теми же.

Основные итальянские СМИ контролируются крупными транснациональными корпорациями, которые поддерживают ЛГБТ в рамках общей установки «занимайтесь чем угодно, кроме реальной власти». К тому же толерантность к ЛГБТ не просто в моде, она стала практически непременным аксессуаром «прогрессивного европейца».

Атаки на конгресс начались задолго до его начала. Использовался весь традиционный арсенал пропаганды. Чего стоит хотя бы беспрестанно повторяемое большинством ведущих СМИ словосочетание «конгресс проходит в атмосфере конфронтации», хотя сами же критики эту атмосферу и создали. Плюс традиционное передергивание: «Участники конгресса выступают за ограничение прав женщин» — именно так переведена на язык ЛГБТ фраза «аборт — это убийство». И просто вранье: «Средневековый конгресс, участники которого сводят роль женщины к рождению детей».

Получить лучшее представление о противостоянии христиан и «широкого ЛГБТ» в Италии можно из сводки новостей за последнюю неделю марта. Хорошие для христиан новости: мэрия Триеста не согласовала гей-парад, указав, что граждане выбирали ее не за этим. Обычная для Италии новость номер один: глава национального института статистики передумал приезжать на конгресс, потому что его застыдили феминистки («глава национального института должен представлять всех, а не только католиков»). И номер два: в одном из муниципалитетов Милана ввели официальный запрет на аренду муниципального имущества для любых компаний, которые не поддерживают право на аборты и «гей-браки» («мы хотим упредить возможность реализации мракобесных инициатив в нашем пространстве»).

Вывод прост и давно известен. ЛГБТ — это тоталитарная секта. Она требует предоставления прав, потому что «мы тоже люди». Получив права, а потом модность и власть, эта секта начинает лишать прав всех, кто не разделяет ее единственно верное учение.

Папа Римский Франциск
Папа Римский Франциск
Republic of Korea

Народ, Ватикан, политика

А что же народ? Народ безмолвствует. Было бы большим преувеличением говорить, что большинство в итальянском обществе выступает на стороне конгресса или же на стороне «широкого ЛГБТ». Социологические опросы показывают дискретность представлений. Две трети граждан считают, что жизнь начинается в момент зачатия. Но три четверти — что запрещать аборты нельзя. Большинство итальянского общества описывается устойчивым выражением «credenti non praticanti», то есть «верующие, но не практикующие». Там, где нет практики, пропаганда работает куда эффективнее. Высказываться против церкви вроде как нехорошо. А высказываться против абортов и легализации «гей-браков» вроде как просто нельзя. Приходится совмещать несовместимое.

Но еще интереснее, что семейный конгресс не получил и поддержки главы католической Церкви. Папа Франциск сказал журналистам, что разделяет мнение о важности затрагиваемых в Вероне тем, но считает, что методика работы ошибочна. Итальянские католики, преодолевая чувство такта по отношению к папе, называют эту позицию самоубийственной. Методы, конечно, всегда можно улучшить. Но не поддерживать единственную близкую христианству политическую силу в стране, где, несмотря на присутствие штаб-квартиры папы и на сильнейшую традицию, уже видна невооруженным взглядом коррозия — это, мягко говоря, очень странно. Папу поддерживают часть священников и кардиналов, хотя и далеко не все.

Позицию Франциска объясняют его аргентинским происхождением — и вызванными этим происхождением непрекращающимися ссорами с правительством Италии по вопросу о мигрантах. У человека из Латинской Америки не может быть европейского отношения к этому вопросу. Папа считает, что корабли с мигрантами нужно принимать. Эту позицию не разделяет ни большинство народа, ни большинство прихожан, но ведь папу не интересует рейтинг. Позицию оппонентов («не надо принимать мигрантов, потому что не надо потворствовать унижающей людей миграции», «давайте помогать им у них дома») Франциск не комментирует.

В политическом спектре итальянских партий католики представлены в двух ипостасях. «Братья Италии» Джорджи Мелони (5% рейтинга) — совершенно католическая партия. «Лига» Сальвини (33%) — партия с не тождественными, но очень близкими представлениями. Отчасти в этот же ряд можно включить и «Вперед, Италия» Сильвио Берлускони (9%), но у ветерана итальянской политики слишком тяжелый имидж, время его партии уходит, и создавать с ним национальную коалицию Сальвини и Мелони не будут. Хотя на уровне регионов этот союз не просто существует, а последовательно выиграл все семь региональных кампаний в последний год.

Все остальные партии являются прямыми врагами для ценностей христианства. Бывшая правящая Демократическая партия (20%) — либеральный столп ЛГБТ. Во время своего многолетнего правления они разрешили «гей-браки» и снимали распятия в школьных кабинетах. А уже во время конгресса мэр Турина Кьяра Аппендино в знак солидарности с оппонентами Вероны «украсила» здание мэрии радужными плакатами.

Входящее в правящую коалицию с «Лигой» «Движение 5 звезд» — партия без идеологии, а если еще точнее — без убеждений. Движение основано на антиэлитарном тренде и последовательно выступает за всё хорошее против всего плохого. Это может работать в экономике (партия поддержала инициативу «Лиги» о снижении пенсионного возраста), но применительно к принципиальным вопросам вроде защиты семейных ценностей такая всеядность не приносит ничего хорошего. В ходе работы конгресса «Движение» в предвыборном угаре атаковало собственных партнеров по коалиции так активно, что угроза распада коалиции впервые стала реальной.

Последний шанс

Коалиция, собранная из двух столь разных элементов, за этот год не принесла радикальных изменений в сфере защиты традиционных ценностей. И не могла принести. Всё ограничивается точечными переменами: слова «отец» и «мать» (вместо «родитель 1» и «родитель 2») в некоторых документах, возвращенные распятия в некоторых школах. Когда эту коалицию собирали, рейтинг «Движения» был вдвое выше, а потому и постов у него вдвое больше. Сейчас рейтинговая ситуация переменилась, в лидерах уже «Лига», но конвертировать рейтинг в посты удастся только после следующих выборов.

При этом за два месяца до выборов в Европарламент «просемейными» инициативами фонтанирует не только «Лига», но и ее конкуренты. «Движение 5 звезд», провозгласившее веронский конгресс «средневековым», предлагает увеличить фонд поддержки молодых семей и снизить налоги для многодетных семей. Все без исключения партии борются за симпатии семей и идут по пути фрагментарной поддержки традиционных ценностей. А это означает, что именно таков запрос общества, что бы там ни думали в ЛГБТ.

Но «радикальных христиан», то есть тех, кто вслух говорит о нежелательности абортов и кто вслух говорит, что никаких прав на усыновление у «гей-пар» быть не может — таких христиан «широкое ЛГБТ» последовательно выдавливает на обочину. Истерику вызывает даже простое исповедание ими своих представлений. Продолжение этого исповедания в условиях, пока к христианам не перешла полнота политической власти в стране — это задача-минимум, тот бастион, который им надо защищать.

Переход полноты власти к людям с христианскими убеждениями в Италии вполне реален, и сейчас он намного реальнее, чем несколько лет назад. Для осуществления этого сценария требуется, чтобы совокупный рейтинг «Лиги» и «Братьев Италии», ныне составляющий около 38%, превысил 50%. Поскольку еще год назад этот совокупный рейтинг не достигал и 20%, задача не кажется неосуществимой.

Принято считать, что резкий рост симпатий к Маттео Сальвини вызван тем, что он обещал остановить миграционный поток и остановил его. Однако едва ли дело только в этом. В конце концов, и «Движение 5 звезд» обещало бороться с мигрантами, хотя теперь этого уже никто не помнит. Взрывной рост популярности Сальвини связан скорее с его образом «нормального человека с нормальными взглядами». И эта нормальность проявляется как в мелочах, так и в глобальных вопросах. В том, что он говорит о семьях, о вере, о мигрантах, о наркотиках, об армии и о футболе.

Пропаганда толерантности запретила гражданам говорить вслух, что есть вещи правильные и неправильные, нормальные и ненормальные. Но внешняя немота не стала внутренней. Рейтинги растут только у тех двух партий, которые выступают в защиту традиционных ценностей. Пусть непроговоренно и подсознательно, но Италия всё-таки выбирает пока именно этот путь.

С учетом того, когда именно вошла в моду ЛГБТ-пропаганда, скоро у защитников традиционных ценностей появится едва ли не последний шанс.

Читайте развитие сюжета: Правые партии Италии обвинили Сальвини в недостаточной поддержке семей