Эта книга не мемуары, хотя ее автор был на войне военным врачом. По собственному признанию, сэр Артур Конан Дойл (1859−1930)

-2
-2

«на основании официальных сообщений, газетных репортажей и многочисленных личных писем… сделал все, на что способен, чтобы дать ясное и правдивое изложение событий».

И он достиг своей цели: книга была популярна и неоднократно переиздавалась, еще до завершения боевых действий.

Ныне ее можно рассматривать как исторический памятник эпохи. Одновременно она содержит личные свидетельства, представляющие ценность вне зависимости от каких-либо идеологических оценок.

Правда, сам Конан Дойл стремился к объективному изложению событий: «дело нельзя считать справедливым, если не излагается точка зрения и доводы противоположной стороны». Так, касаясь причин конфликта, он знакомит читателя не только со взглядом Лондона, но и буров (африканеров). По версии автора, Британия защищала ойтландеров (уитлиндеров), неграждан бурских государств (главным образом англичан), занимавшихся золотодобычей. На определенном этапе они составили три четверти белого населения республик Трансвааль и Оранжевая. В свою очередь, буры не хотели предоставлять им равные права, в том числе избирательные, так как была опасность, что иммигранты благодаря своему большинству будут проводить политику, «неприемлемую для первоначальных хозяев этой земли».

На первый взгляд, это справедливо, отмечает писатель, но для

«страны, находящейся на магистральной линии промышленного прогресса, ситуация чересчур неестественна. Горстка людей по праву завоевания владеет обширной территорией… и… отказываются допустить сюда других людей на равных правах, а объявляют себя привилегированным классом, полностью доминирующим над новоприбывшими. На этой земле их меньше, чем иммигрантов, куда лучше образованных и более прогрессивных».

Чем не повод к охватившей юг Африки четырехлетней войне?

Так что политика построения демократии вооруженным путем там, где это выгодно Западу, родилась не в Югославии или Ираке, а много раньше. С той только разницей, что Конан Дойл не демонизировал своих врагов и отдавал должное их военной доблести, когда

«даже отступая, мужественные буры всегда были готовы броситься на любой отряд, оказавшийся на неприкрытой позиции и опрометчиво подставившийся под удар».

К сожалению, удар, который мог бы остановить экспансию Запада, так и не нанесен.

Читайте развитие сюжета: «Трансвааль, Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне...»