Введение электронных портфолио в проекте «Московская электронная школа» (МЭШ) сместит акцент с ребёнка к досье о нём, заявил корреспонденту ИА REGNUM один из участников группы активистов, выступающих против МЭШ.

Дети за планшетами
Дети за планшетами

Собеседник прокомментировал слова мэра Москвы Сергея Собянина, сказанные 21 марта на встрече с педагогами, о формировании электронного портфолио.

Читайте также: Собянин: одна из задач МЭШ — собирать данные на ученика

«Мы являемся свидетелями того, что по мере реализации проекта МЭШ, имеющего все признаки эксперимента, открываются все новые смысловые грани. Так, на первом этапе нам бездоказательно заявлялось, что новая учебная среда МЭШ повысит качество образования. Теперь на повестку дня вышла новая функциональная составляющая данного проекта — создание электронного портфолио учащегося. Предполагается, что портфолио будет не только свидетельствовать об интеллектуальном потенциале ребенка, но и на его основе будет даваться оценка его личности. Самым «успешным» обещают статус «одарённый ребёнок», но таких единицы. Как быть с остальными — какие будут присвоены статусы им, нам почему-то не сообщается.

Если есть статус «одарённый ребёнок», то имеется и противоположный статус. Но родителям об этом, скорее всего, сообщать не будут — зачем? Можно предположить, а это, в общем-то, и очевидно, что компьютерные алгоритмы будут просеивать имеющуюся информацию о ребёнке и присваивать его личности соответствующие индексы «активности», и этих индексов может быть много. Причём будет оцениваться не сам ребенок, а его «цифровая тень» — его портфолио (досье). Тут, как представляется, смещается акцент — главное не сам ребенок, а его досье с личной информацией. Ведь как было сказано — в этом глобальная задача МЭШ. Где гарантия того, что у значительной части детей в результате внедрения данного новшества еще больше не укоренится «комплекс школьной неполноценности» из-за недостаточно яркого портфолио? А ведь причины могут быть различны: недостаточная мотивация самого ребенка в определенный период учебы, слабая организация соответствующей работы в школе, неготовность родителей осознать важность и значимость портфолио как документа. Дети нервничают из-за оценок, теперь будут переживать еще из-за портфолио.

Портфолио, или иначе подробное досье на ребёнка (косвенно и на его семью), собираемое на многолетней основе, является крайне сомнительным новшеством не только с точки зрения наличия конституционных гарантий прав граждан на добровольность сбора информации о частной жизни, но и с точки зрения практической реализации самой идеи. Так, повсеместное использование зарубежных информационных технологий, программ и телекоммуникационного оборудования создает предпосылки для утечки информации, снижает уровень обеспечения информационной безопасности. На протяжении многих лет в России доминирующие положение занимают иностранные системы управления базами данных (СУБД). Список лидеров продолжают возглавлять Oracle, MySQL и Microsoft SQL Server. Степень проникновения иностранного программного обеспечения на чувствительные или критические уровни с точки зрения безопасности неизвестны. Объективный анализ ситуации свидетельствует, что утечка персональных данных выступает возможным риском. В этой связи непонятно, в чьи руки эта база данных портфолио (личных досье) может попасть. А ведь сегодняшние дети — это будущие дипломаты, военные, чиновники, разведчики и т. д. Чем подробней информация о человеке — тем легче проводить его вербовку. Это ведь очевидные вещи», — сказал он.

Противник МЭШ подчеркнул, что один из главных вопросов: в чьих интересах будет обрабатываться личная информация.

«Ведь третьи лица не персонифицированы — мы их не знаем. Нет гарантий того, что портфолио учащегося не будет в какой-то момент для него «стоп-листом», — добавил собеседник.